Почему народы терпят неудачу

Жанр: Огляди бізнес-книжок

Правовласник: ПрАТ "Київстар"

Дата першої публікації: 2012

Опис:

«Почему государства терпят неудачи» — книга, объясняющая, почему некоторые страны на протяжении многих столетий страдают от бедности, низкого уровня развития и внутренних распрей, в то время как другие продолжают поступательно развиваться. В одних странах мы наблюдаем инфляцию, переходящую все разумные границы, революции, перевороты, голод, эпидемии смертельных болезней. В других — бум новых технологий, инвестиций и инноваций. Авторы Аджемоглу и Робинсон считают, что уровень развития страны тесно коррелирует с уровнем развития общественных институтов. Точнее, со степенью их инклюзивности — наличия у различных социальных групп равного и свободного доступа к общественным благам. Многие экономисты и политологи в качестве возможных причин бедности приводят неудачное географическое расположение, культурные и религиозные особенности, некомпетентных правителей. Авторы опровергают эти теории, предлагая свое объяснение текущей картины мира и цельную систему ее осмысления. Детальный анализ, проведенный двумя выдающимися экономистами нашего времени,  связывает научные концепции с яркими историческими примерами и дает читателю возможность по-новому задуматься об устройстве современного мира.

Почему народы терпят неудачу

Происхождение власти, процветания и бедности

Дарон Асемоглу – профессор кафедры экономики Гарвардского университета. В 2005 году был удостоен медали Джона Бейтса Кларка, которая присуждается экономистам в возрасте до 40 лет за вклад в развитие экономической мысли.

Джеймс Робинсон – экономист и политолог. Профессор кафедры государственного управления Гарвардского университета. Признанный в мире специалист по Латинской Америке и Африке.

  • Книга получила положительные отзывы The Wall Street Journal, Bloomberg BusinessWeek, The New York Times
  • Стивен Левитт, соавтор «Фрикономики», считает это издание обязательным к прочтению
  • Питер Даймонд, нобелевский лауреат по экономике, назвал книгу чрезвычайно значимым исследованием

Основная идея

По мере того как утихают страсти, порожденные глобальным финансовым кризисом (по крайней мере на время), на первый план выходят иные приоритетные для мировой экономики вопросы. Главный из них – в чем причина того, что бедные страны становятся беднее, а богатые богаче? Ведь 200 лет назад такого глубокого разрыва не было. Сегодня же человек может жить в крайней бедности в одной стране, а переехав в другую, начать свой путь к благополучию. Наиболее очевидные объяснения мирового экономического неравенства не вскрывают корень проблемы. Авторы книги уверены, что понять динамику этого явления можно, лишь изучив его исторический контекст.

Неравенство: география и культура

Одно из первых объяснений экономиче­с­кого неравенства государств дал французский философ Шарль-Луи де Монтескье, полагавший, что причина этого явления в географических различиях. Беднейшие страны расположены в зоне тропического климата, который делает людей ленивыми. Поэтому они не особо стремятся работать и с легкостью позволяют деспотам утвердиться во всей полноте своей власти. Современная версия этой теории делает несколько иные акценты: тропический климат способствует распространению болезней, таких как малярия, и усложняет ведение сельского хозяйства. Однако суть все равно сохраняется: расположенные в тропической зоне страны практически обречены на вечную бедность.

Впрочем, как считают Асемоглу и Робинсон, мировое неравенство нельзя объяснить ни климатом, ни болезнями, ни какой-либо иной географической теорией. При этом они отмечают, что высокий уровень заболеваемости в Африке – это не причина, а следствие бедности, показатель неспособности или нежелания правительств принять меры с целью искоренения болезней. А слаборазвитое сельское хозяйство – результат определенной структуры собственности на землю и стимулов, создаваемых государственными институтами.

Еще одно объяснение того, почему одни богаты, а другие бедны, лежит в культурной плоскости. Так, согласно утверждению немецкого социолога Макса Вебера, современное индустриальное общество – это главным образом продукт реформации и протестантской этики. А многие считают, что Китай, Сингапур и Гонконг в значительной степени обязаны своим стремительным взлетом конфуцианской этике, которая поощряет трудолюбие и стремление к знаниям. Также распространено мнение о том, что латиноамериканские страны не могут преодолеть бедность из-за чрезмерной расточительности своих граждан и их слишком беззаботного восприятия жизни.

Но все же, дают ли культурные теории достаточное объяснение, почему пропасть между благополучием и его отсутствием продолжает углубляться? «И да, и нет», – считают Асемоглу и Робинсон. По их мнению, «да» означает то, что в определенном смысле нормы, относящиеся к культуре, укореняются достаточно глубоко, а иногда поддерживают институциональные различия. Но в большинстве случаев – все-таки «нет», ибо такие аспекты культуры, как религия, национальная этика, ценности, не столь уж важны для объяснения, почему мы пришли к тому, что имеем. Гораздо более значимым есть то, в какой степени люди доверяют друг другу и способны ли они сотрудничать.

Город из разных миров

Авторы приводят пример города Ногалеса, расположенного частично в Мексике, частично в США (штат Аризона). И если по одну сторону границы царит процветание и развитие, то по другую можно наблюдать разруху и нищету. Переезд из северной части города в южную сродни пересечению границы двух миров. Примерно такое же ощущение возникает при пересечении границы между Южной и Северной Кореей или между Ботсваной и Зимбабве. При этом в обоих городах почти все одинаково: природные условия, культурные обычаи, язык. Но, как отмечают Асемоглу и Робинсон, есть и некоторые весьма существенные различия.

Читати далі
Додати відгук