50 знаменитых прорицателей и ясновидящих

Жанр: Біографії і автобіографії

Правовласник: Фоліо

Дата першої публікації: 2008

Опис:

Нострадамус, Мессинг, Ванга  эти имена известны миллионам людей, ибо их обладатели владели даром, который всегда вызывал восхищение и страх окружающих. Они были ясновидящими и прорицателями: читали мысли, находили потерянное и даже могли предсказывать будущее. Их дар  загадочный и необъяснимый,  как правило, не приносил им счастья, но многие из них старались использовать его во благо. Такие люди жили во все времена и во всех уголках земли: Эпименид в Древней Греции, сивиллы в Древнем Риме, Сергий Радонежский на Руси, Неро Реньо в средневековой Франции, Джон Ди в Англии времен Елизаветы І, Ленорман в наполеоновской Франции. ХХ век был не менее богат ясновидящими: Оссовецкий и Лева Федотов, Евангелина Адамс и Владимир Сафонов. Есть такие люди и среди живущих ныне. О таких необыкновенных людях  ясновидящих и прорицателях  и рассказывает эта книга.

Аннотация

Нострадамус, Мессинг, Ванга эти имена известны миллионам людей, ибо их обладатели владели даром, который всегда вызывал восхищение и страх окружающих. Они были ясновидящими и прорицателями: читали мысли, находили потерянное и даже могли предсказывать будущее. Их дар загадочный и необъяснимый, как правило, не приносил им счастья, но многие из них старались использовать его во благо. Такие люди жили во все времена и во всех уголках земли: Эпименид в Древней Греции, сивиллы в Древнем Риме, Сергий Радонежский на Руси, Неро Реньо в средневековой Франции, Джон Ди в Англии времен Елизаветы І, Ленорман в наполеоновской Франции. ХХ век был не менее богат ясновидящими: Оссовецкий и Лева Федотов, Евангелина Адамс и Владимир Сафонов. Есть такие люди и среди живущих ныне. О таких необыкновенных людях ясновидящих и прорицателях и рассказывает эта книга.


Валентина Скляренко, Татьяна Иовлева, Яна Батий, Мария Панкова

50 знаменитых прорицателей и ясновидящих

АВЕЛЬ

В миру — Василий Васильев
(род. в 1757 г. — ум. в 1841 г.)

...

Монах-предсказатель. Его имя можно найти в самых авторитетных дореволюционных словарях и энциклопедиях. У Брокгауза, Граната, в Русском биографическом словаре, издававшемся Императорским Историческим обществом, есть ссылки на него как на предсказателя. За свои предсказания дней и часов смерти Екатерины и Павла, нашествия французов и сожжения Москвы монах многократно попадал в тюрьмы, а всего провел в заключении более 20 лет. Все его пророчества исполнились точно в указанное им время. Осталось последнее: трижды поднимет Россию с колен Владимир...

 

«Сей отец Авель родился в северных странах, в Московских пределах, в Тульской губернии, Алексеевской округе, Соломенской волости, деревне Акулово, в лето от Адама семь тысяч и двести шестьдесят и пять годов (7265), а от Бога Слова в одна тысяча и семьсот пятьдесят и семь годов (1757). Зачатие ему было и основание месяца июня и месяца сентября в пятое число; а изображение ему и рождение месяца декабря и марта в самое равноденствие: и дано имя ему, яко же и всем человекам, марта седьмаго числа. Жизни отцу Авелю от Бога положено восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновится, и душа его изобразится, яко Ангел и яко Архангел...» — писал монах-провидец Авель в своей книге «Житие и страдания отца и монаха Авеля». «Якоже и всем человекам» имя ему было дано по святкам: 7 марта — день памяти священномученика епископа херсонского Василия.

Из этого следует, что Василий Васильев родился 7 (18-го по новому стилю — в самое равноденствие) марта 1757 года в деревне Акулово Тульской губернии, принадлежавшей князю Льву Нарышкину. О его детских и юношеских годах ничего не известно. Родители его были крепостными крестьянами, занимались земледелием и коновальной работой, обучив этому ремеслу сына. Некоторые дополнительные сведения появляются только с 17 лет. В то время он работал плотником в разных городах страны. В Кременчуге и Херсоне Василий строил корабли и начал обучаться грамоте, что для крестьян и мастеровых вообще было большой редкостью. Тогда же, после тяжкой болезни, от которой многие умерли, он решил уйти в монастырь, однако родители не дали ему на то своего благословения. Но, несмотря на это, в 1785 году он все же тайно покинул свою деревню, добрался до Валаамского монастыря (Костромская губерния) и принял постриг. Так из мирской жизни исчез Василий Васильев и появился монах по имени Адам. Однако в монастыре он прожил всего лишь год. Получив благословение от игумена, он поселился в глубине того же острова — «в пустыни» — и много лет жил в полном одиночестве.

Там, в марте 1787 года, Авелю (тогда еще Адаму) было ниспослано первое видение: два ангела дали ему великий дар прорицания будущего и велели сообщать «избранным», что им предстоит. Ему было еще одно «дивное видение и предивное» с полночи 1 ноября 1787 года, которое продолжалось «как не меньше тридесяти часов». Об этом Авель сообщает в своей книге «Житие и страдание». С того времени он начал предсказывать «что кому вместно». Осознав свое новое предназначение, брат Авель вернулся в Валаамский монастырь, но прожил там недолго, а стал ходить по разным монастырям и пустыням. За девять лет он обошел многие «страны и грады, сказывал и проповедовал волю Божию и Страшный Суд Его». Предпринял монах и поход в Царьград через Орел, Сумы, Харьков, Полтаву, Кременчуг и Херсон. Обратная дорога привела его к Волге. Здесь монах осел на послушание в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии и занялся сочинительством. В этой обители за десять дней «написал он книгу мудрую и премудрую», где говорилось и о царствующей императрице Екатерине II, что жить ей осталось восемь месяцев и что умрет она скоропостижно. Было это в конце февраля 1796 года.

Вряд ли знал скромный монах об указе от 19 октября 1762 года, предписывавшем за подобные писания расстригать из монахов и заключать под стражу. Иначе он не показал бы свои записи настоятелю. Нарушившего закон монаха вначале направили к епископу Костромскому и Галицкому Павлу. Авель говорил епископу, что книгу не списывал, а сочинял из видения; ибо, «...будучи в Валааме, пришед к заутрени в церковь, равно как бы апостол Павел восхищен был на небо и там видел две книги и что видел, то самое и писал...» Эти подробности не убедили епископа в невиновности Авеля (тем более что дело касалось императорской фамилии), и с ним поступили точно по закону — под караулом отправили в Петербург. В Тайной Экспедиции сохранились протоколы его допросов, начатые 5 марта 1796 года. Монах признался, что, начиная с видения 1787 года, то есть на протяжении девяти лет, он мучился совестью и желал только одного — «об оном гласе сказать Ея Величеству». 17 марта 1796 года Министерством юстиции Российской империи было заведено «Дело о крестьянине вотчины Л. А. Нарышкина именем Василий Васильев, находившемся в Костромской губернии в Бабаевском монастыре под именем иеромонаха Адама, а потом назвавшегося Авелем, и о сочиненной им книге на 67 листах». Широкой общественности некоторые детали этого дела стали известны только во второй половине XIX века, после публикаций выдержек из книг Авеля в журналах «Русская старина» (1875 г.) и «Русский архив» (1878 г.).

А в те далекие годы дело Авеля вел генерал-прокурор граф Самойлов. Он беседовал с Авелем «на высоких тонах», ударил его по лицу и сказал: «Как ты, злая глава, смел писать такие слова на земного бога». Как отмечают современники, отец Авель стоял перед ним «в благости и Божественных помыслах». Отвечал он тихим голосом со смиренным взором: «Меня научил писать эту книгу Тот, Кто сотворил небо и землю, и вся яже в них». На вопрос:

«Откуда был глас и в чем он состоял?» — провидец ответил: «Был из воздуха глас: иди и рцы ей северной Царице Екатерине: царствовать она будет 40 годов. Посем же иди и рцы смело Павлу Петровичу и двум его отрокам, Александру и Константину, что под ними будет покорена вся земля...»

Генерал, решив, что пред ним юродивый, все же доложил о нем государыне. Услышав год и день своей смерти, Екатерина II билась в истерике. По ее указу 17 марта 1796 года Авель был заключен в Шлиссельбургскую крепость «под крепчайший караул». В указе отмечалось, что «за сие дерзновение и буйственность» он заслуживает смертной казни (так оно и было по законам империи), но известная своим великодушием матушка-императрица «облегчила строгость законных предписаний». Не были уничтожены и записи Авеля. Их предписывалось запечатать и хранить в Тайной Экспедиции.

А 6 ноября 1796 года — точно в день, означенный в бумагах бывшего монаха, — императрица скоропостижно скончалась и на престол взошел Павел Петрович. Генерала-прокурора Самойлова сменил князь Куракин, который, разбирая секретные дела текущего года, нашел среди них и бумаги Авеля. Куракин был поражен точностью предсказания. Уже 12 декабря 1796 года прорицатель был срочно затребован в столицу, а день спустя его книга была поднесена Павлу I. Вскоре состоялась и встреча императора с провидцем. Следует отметить, что сын и наследник Екатерины II многое сделал наперекор тому, что делала в свое правление его мать. Поэтому встречу царя с предсказателем можно считать в определенной степени «знаковой». Не говоря уже о том, что далеко не каждый захотел бы встретиться с провидцем, чтобы узнать, что написано на роду не только ему, но и его преемникам на престоле Российском. Их разговор подробно описан в брошюре «Житие преподобного Авеля прорицателя», выпущенной в 1995 году Свято-Троицким Ново-Голутвинским монастырем.

Пророчество Авеля было грустным. Он предсказал Павлу I короткое царствование и лютый конец. «На Софрония Иерусалимского (день памяти 11 марта) от неверных слуг мученическую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную субботу погребут тебя... Будут поносить добрую память твою... Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои... Дому твоему подобает святыня Господня в долготу дней».

«Ни цари, ни народы не могут менять волю Божию... Зрю в нем преждевременную гробницу твою, благоверный Государь... О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще — безбожном...» Не сразу поверил Павел, что на святой Руси воцарится безбожие, но Авель твердил, что это будет временно и исчезнет, как исчезли татары и поляки, а «христоубийцы понесут свое».

Узнал император, что преемник его, цесаревич Александр, вначале сдаст Москву, а потом войдет в Париж: «Француз Москву при нем спалит, а он Париж у него заберет и Благословенным наречется...». Место Александра на престоле займет Николай, потому что старший Константин «царствовать не восхочет, памятуя судьбу твою, и от мора кончину приемлет. Начало же правления сына твоего Николая дракою, бунтом зачнется. Сие будет семя злотворное, семя пагубное для России, кабы не благодать Божия, Россию покрывающая... Лет через сто примерно после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения обратится...» Рассказал Авель Павлу, что его замысел дать крепостным свободу воплотит его внук, Александр II, «Царем Освободителем преднареченный», что при нем разгромят турок, но «не простят бунтари ему великих деяний, "охоту" на него начнут, убьют среди дня ясного в столице верноподданной отщепенскими руками... »

Недолгое царствование предрек Авель и правнуку Павла — Александру III. Но самая горькая участь будет ждать Николая II, «Святому Царю, Иову Многострадальному подобного. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: Псалмы 90,10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой... Война будет, великая война... По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет трон Царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровью Агнца такожде, мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская...» Рыдая, Авель продолжал страшную речь: «Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний, власть безбожная, будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую, грабить святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет. Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны одна горше другой будут. Новый Батый на Западе поднимет руку. Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного Царя».

Страшно стало Павлу Петровичу от таких видений, но утешил его пророк далеким будущим. «И восстанет в изгнании из дома твоего Князь Великий, стоящий за сынов народа своего, — предрек Авель. — Сей будет Избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речет: "Царь здесь или там", но "это он". Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое призвание... Имя его трикратно суждено в истории Российской. Пути бы иные сызнова были на русское горе». «Велика будет потом Россия, сбросив иго безбожное, — предсказал Авель далее. — Вернется к истокам древней жизни своей, ко временам Равноапостольного Владимира Святого, уму-разуму научится беседою кровавою. Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет аки крин небесный. Великая судьба предназначена ей. Оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков... »

Поверил в предсказание Павел и повелел, чтобы все видения, касающиеся царского дома, пророк изложил письменно, чтобы «ведал правнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего». Павел запечатал предсказание, и конверт с собственноручной его подписью «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины» покоился в узорчатом ларце на пьедестале в особом зале Гатчинского дворца. Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах был протянут толстый красный шелковый шнур, преграждающий доступ зрителю. Только в 1901 году пришел срок вскрыть таинственное послание. Правил тогда, как вы помните, Николай II. Император с супругой, ознакомившись с содержимым ларца, вышли из Гатчинского дворца, по свидетельству очевидцев, царь был весьма печальный и в крайней степени задумчивости.

Накануне 1801 года пророчество о кончине Павла повторила юродивая на Смоленском кладбище. Петербургские историки, исследователи петербургских преданий свидетельствуют, что безвестная кликуша также предсказала, что количество лет жизни императора будет равно количеству букв в тексте изречения над главными воротами Михайловского замка. Эту фразу императору сообщил Авель в той беседе и наказал построить собор во имя Архистратига Михаила. Но император построил все же не церковь, а Михайловский замок, не выполнив данный ему наказ.

С суеверным страхом вчитывались обыватели в библейский текст, названный еще Авелем; букв было сорок семь. В городе со страхом ожидали наступления нового, 1801 года... Павел I царствовал четыре года, четыре месяца и четыре дня и был убит в ночь с 11 на 12 марта на сорок седьмом году жизни. В ту ночь, как свидетельствуют предания, перед самым убийством со страшным криком взлетела в воздух с крыши замка огромная стая ворон; с тех пор раз в год это повторяется.

А тогда, после встречи, Павел I своим указом от 14 декабря 1796 года отпустил провидца в монастырь для нового пострижения в монахи. Именно там, при втором пострижении, он и получил имя Авель. Произошло это в Невском монастыре (будущей Александро-Невской лавре). Там бы и жить монаху тихо и мирно, но «мятущийся» дух его вновь был не спокоен. Через год Авель самовольно уезжает в Москву, прорицает там людям за деньги, затем возвращается в монастырь, но не в столицу, а на Валаам и там записывает пророчество о скорой трагической кончине Павла I. Зачем? Возможно, его не устраивало то, что пророчества его запечатаны на сто лет. Хитроумный Нострадамус шифровал свои «Центурии», так что их смысл становился понятен только после события. Также поступил теперь и Авель. Новую книгу он снова показывает настоятелю... История повторяется. Документы следствия митрополита Амвросия сообщают, что «написано тайная и безвестная, и ничто же ему не понятна». По распоряжению Санкт-Петербургского военного губернатора Палена (одного из будущих убийц императора) 26 мая 1800 года Авеля в оковах препровождают в Петропавловскую крепость, «за возмущение душевного спокойствия его величества», где долгих 10 месяцев он вновь находится в заточении. Пока он томился в застенках, был убит Павел и на престол вступил Александр I.

«Возмутитель спокойствия» был освобожден и отослан в Соловецкий монастырь (без права покидать его). Но недолго пользовался он относительной свободой. В 1802 году Авель пишет третью книгу, в которой он сообщает, что «Москва в 1812 году будет взята французами и сожжена». Когда книга дошла до нового императора, провидца снова посадили в местную островную тюрьму на Соловках. На этот раз с формулировкой «пока не сбудутся его предсказания». Здесь ему пришлось провести в неволе десять лет и девять месяцев. 14 сентября 1812 года без разрешения Александра I Кутузов оставил Москву и в столице обосновались французы. Сбылось третье предсказание Авеля. Александр I тут же вспомнил о прорицателе, и по высочайшему указанию князь Голицын шлет письмо на Соловки: «Монаха Авеля выключить из числа колодников и включить в число монахов на всю полную свободу. Ежели жив, здоров, то езжал бы к нам в Петербург; мы желаем его видеть и нечто с ним поговорить». Письмо, пришедшее на Соловки 1 октября, содержало также особую приписку: «Дать отцу Авелю на прогон денег, что должно до Петербурга, и вся потребная». Получив это послание, соловецкий игумен Илларион испугался, что Авель расскажет много неприятного для него лично (держали провидца в смертной тюрьме), поэтому отписал, что тот болен.

На этот раз император был неумолим. Он шлет Синоду другой указ: «Авеля из Соловецкого монастыря выпустить, дать ему паспорт во все российские города и монастыри, снабдить деньгами и одеждой». Указ пришлось исполнить. 1 июня 1812 года предсказатель вышел из стен монастыря и вскоре явился в столицу. Государь в это время был за границей, и прорицателя с почетом принял его помощник князь А. Н. Голицын. Об их беседе известно только то, что сказал ему Авель «вся от начала веков до конца». В 56 лет монах оказался на свободе и, будучи еще достаточно крепким, пустился в путешествия по святым местам, побывал в греческом Афоне, Царьграде-Константинополе, Иерусалиме.

Жизнь научила Авеля многому. Сохранилась часть переписки предсказателя с графиней П. А. Потемкиной, которая была его покровительницей и помогала материально. В одном из писем графиня просит сообщить что-либо из его пророчеств. В ответ он написал: «Знаете ли, что я вам скажу: мне запрещено пророчествовать имянным указом. Там сказано: ежели монах Авель станет пророчествовать вслух людям или кому писать на хартиях, то брать тех людей под секрет, и самого монаха Авеля тоже, и держать их в тюрьмах или острогах под крепкими стражами. Видите, Прасковья Андреевна, каково наше пророчество или прозорливство. В тюрьмах лутче быть или на воле, сего ради размысли... Итак, я ныне положился лутче ничего не знать, хотя и знать, да молчать».

Путешествовал прорицатель семь лет, до 1820 года, после чего возвратился в Москву и поселился в Троице-Сергиевой лавре, где жил тихо, разговаривать не любил. Вот что писал о нем его современник Л. Н. Энгельгардт в своих «Записках»: «...Авель долго находился в Троице-Сергиевой лавре в Москве, и многие из моих знакомых его видели и с ним говорили: он был человек простой ... и угрюмый. Многие барыни, почитая его святым, ездили к нему, спрашивали о женихах их дочерей, он им отвечал, что он не провидец и что он только тогда предсказывал, когда "вдохновенно было велено что говорить"».

О своих странствиях пророк рассказал в книге «Житие и страдание отца и монаха Авеля», а также он написал «Книгу Бытия», где говорится о возникновении Земли, сотворении мира и человека, сам Авель ее и иллюстрировал. Те листы, которые сохранились в библиотеке Академии наук, интересны, но никаких пророчеств в них нет; иные рисунки не понятны, некоторые напоминают гороскопы. Затем Авель переходил из монастыря в монастырь. Известно, что с октября 1823 года он жил в Высотском монастыре под Серпуховом. Вскоре распространилось по Москве новое предсказание Авеля: о скорой кончине Александра I, о восшествии на престол Николая Павловича и о будущем бунте 14 декабря 1825 года.

В конце жизни судьба вновь сыграет с Авелем злую шутку и он опять попадет в царскую немилость. В июне 1826 года Николаю I доложили, что Авель ушел из монастыря «неизвестно куда и не является». Царь повелел беглеца найти и «заточить для смирения» в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, главную церковную тюрьму того времени. Полиция нашла Авеля в родной деревне под Тулой и водворила в тюрьму по повелению императора и по указу синода от 27 августа того же года. Монастырь, служащий острогом для духовных и светских лиц, становится последней обителью провидца. Причем совершенно не понятно, по какой причине Авель вновь подвергся преследованиям и заточению. Может, он написал еще одну книгу пророчеств, которая исчезла. Или, возможно, Авель сказал Александру I нечто, связанное с тем, что называют «тайной последней ночи императора» в Таганроге? Ведь до сих пор историки спорят о дате реальной смерти Александра I и о том, кто был захоронен вместо него, когда император, по некоторым версиям, тайно ушел в монастырь. А по другим свидетельствам, он был «неведомой силой приподнят над землей» и втянут в голубоватый «вылепленный из огня» шар, который в ночь с 18 на 19 ноября 1825 года «опустился на треноге в саду» таганрогского домика и к которому вышла, прощаясь друг с другом, императорская чета — Александр I с супругой Елизаветой.

О последних годах жизни Авеля ничего не известно. В общей сложности за свои предсказания он просидел в тюрьмах 21 год. Умер провидец 29 ноября 1841 года после продолжительной и тяжелой болезни в тесной арестантской камере и погребен был за алтарем арестантской церкви Св. Николая. То есть прожил он 84 года и почти восемь месяцев — тот срок жизни, который он сам предсказал себе! Сбылось все, что Авель предсказал Павлу I. Крах династии Романовых начался в 1917 году. Но осталось еще одно пророчество о трех Владимирах. Первый Владимир крестил в конце X века Русь и заложил основы ее единения на фундаменте христианской заповеди: «Возлюби ближнего, как самого себя». Второй Владимир (Ленин) разрушил старые, прогнившие основы и подготовил почву для зарождения новой идеологии. Третий же Владимир должен принести в мир новое учение, в результате которого на Земле воцарится мир, согласие и единение, то есть предсказанный всеми пророками Золотой век. «Он сам подтвердит свое призвание».

И вот что удивительно: 18 марта 1877 года (то есть через 36 лет после смерти Авеля и ровно через 120 лет от его рождения) на другом конце земного шара в американском городке Нашвилл (штат Теннесси) родился известный сегодня всему миру ясновидящий Эдгар Кейси! Он очень интересовался судьбой России и сделал немало точных предсказаний: точные даты начала обеих мировых войн, битвы на Курской дуге, крах фашизма, а за несколько месяцев до смерти (3 января 1945 г.) он точно предсказал год распада СССР! Вообще-то предсказаний он сделал столько, что в США целый институт его имени до сих пор занимается ими.

Читати далі

Відгуки читачів про книгу:

Додати відгук