Басни

Жанр: Поезія

Правовласник: Bookland Classic

Дата першої публікації: 2012

Опис:

Книга первая I. Ворона и Лисица II. Дуб и Трость III. Музыканты IV. Ворона и Курица V. Ларчик VI. Лягушка и Вол VII.  Разборчивая невеста VIII. Парнас IX. Оракул X. Василёк XI.  Роща и Огонь XII. Чиж и Ёж XIII. Волк и Ягнёнок XIV. Обезьяны XV. Синица XVI. Осёл XVII. Мартышка и Очки XVIII. Два голубя XIX. Червонец XX. Троеженец XXI. Безбожники Книга вторая I. Лягушки, просящие Царя II. Лев и Барс III. Вельможа и Философ IV. Мор зверей V. Собачья дружба VI. Раздел VII. Бочка VIII. Волк на псарне IX. Ручей X. Лисица и Сурок XI. Прохожие и Собаки XII. Стрекоза и Муравей XIII. Лжец XIV. Орёл и Пчела XV. Заяц на ловле XVI. Щука и Кот XVII. Волк и Кукушка XVIII. Петух и Жемчужное зерно XIX. Крестьянин и Работник XX. Обоз XXI. Воронёнок XXII. Слон на воеводстве XXIII. Осёл и Соловей Книга третья I. Откупщик и Сапожник II. Крестьянин в беде III. Хозяин и Мыши IV. Слон и Моська V. Волк и Волчонок VI. Обезьяна VII. Мешок VIII. Кот и Повар IX. Лев и Комар X. Огородник и Философ XI. Крестьянин и Лисица XII. Воспитание Льва XIII. Старик и трое молодых XIV. Дерево XV. Гуси XVI. Свинья XVII. Муха и Дорожные XVIII. Орёл и Паук XIX. Лань и Дервиш XX. Собака XXI.  Орёл и Крот Книга четвёртая  I. Квартет II. Листы и Корни III. Волк и Лисица IV. Бумажный Змей V. Лебедь, Щука и Рак VI. Скворец VII. Пруд и Река VIII. Тришкин кафтан IX. Механик X. Пожар и Алмаз XI. Пустынник и Медведь XII. Цветы XIII. Крестьянин и Змея XIV. Крестьянин и Разбойник XV. Любопытный XVI. Лев на ловле XVII. Конь и Всадник XVIII. Крестьяне и Река XIX. Добрая Лисица XX. Мирская сходка Книга пятая I. Демьянова уха II. Мышь и Крыса III. Чиж и Голубь IV. Водолазы V. Госпожа и две Служанки VI. Камень и Червяк VII. Медведь у Пчёл VIII. Зеркало и Обезьяна IX. Комар и Пастух X. Крестьянин и Смерть XI.  Рыцарь XII. Тень и Человек XIII. Крестьянин и Топор XIV. Лев и Волк XV. Собака, Человек, Кошка и Сокол XVI. Подагра и Паук XVII. Лев и Лисица XVIII. Хмель XIX. Слон в случае XX. Туча XXI. Клеветник и Змея XXII. Фортуна и Нищий XXIII. Лягушка и Юпитер XXIV. Лиса-строитель XXV. Напраслина XXVI. Фортуна в гостях Книга шестая I. Волк и Пастухи II. Кукушка и Горлинка III. Гребень IV. Скупой и Курица V. Две бочки VI. Алкид VII. Апеллес и Ослёнок VIII. Охотник IX. Мальчик и Змея X. Пловец и Море XI. Осёл и Мужик XII.  Волк и Журавль XIII. Пчела и Мухи XIV. Муравей XV. Пастух и Море XVI. Крестьянин и Змея XVII. Лисица и Виноград XVIII. Овцы и Собаки XIX. Медведь в сетях XX. Колос XXI. Мальчик и Червяк XXII. Похороны XXIII. Трудолюбивый Медведь XXIV. Сочинитель и Разбойник XXV. Ягнёнок Книга седьмая I. Совет Мышей II. Мельник III. Булыжник и Алмаз IV. Плотичка V. Мот и Ласточка VI. Крестьянин и Змея VII. Свинья под Дубом VIII. Паук и Пчела IX. Лисица и Осёл X. Муха и Пчела XI. Змея и Овца XII. Котёл и Горшок XIII. Дикие Козы XIV. Соловьи XV. Голик XVI. Крестьянин и Овца XVII. Скупой XVIII. Богач и Поэт XIX. Волк и Мышонок XX. Два мужика XXI. Котёнок и Скворец XXII. Две собаки XXIII. Кошка и Соловей XXIV. Рыбья пляска XXV. Прихожанин XXVI. Ворона XXVII. Пёстрые овцы Книга восьмая I. Лев состаревшийся II. Лев, Серна и Лиса III. Крестьянин и Лошадь IV. Белка V. Щука VI. Кукушка и Орёл VII. Бритвы VIII. Сокол и Червяк IX. Бедный Богач X. Булат XI. Купец XII. Пушки и Паруса XIII. Осёл XIV. Мирон XV. Крестьянин и Лисица XVI. Собака и Лошадь XVII. Филин и Осёл XVIII. Змея XIX. Волк и Кот XX. Лещи XXI. Водопад и Ручей XXII. Лев XXIII. Три Мужика Книга девятая I.  Пастух II. Белка III. Мыши IV. Лиса V. Волки и Овцы VI. Крестьянин и Собака VII. Два мальчика VIII. Разбойник и Извозчик IX. Лев и Мышь X. Кукушка и Петух XI. Вельможа Басни, не вошедшие в девять книг I. Стыдливый игрок II. Судьба игроков III. Павлин и Соловей IV. Лев и Человек V. Пир Незавершённые басни • Подсвечник и Огарок • Два извозчика Шуточные басни • Паук и Гром • Осёл и Заяц • Комар и Волк                                                                                                                                                                                                          

Иван Андреевич Крылов

Басни

Книга первая

I. Ворона и Лисица

Уж сколько раз твердили миру,

Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,

И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

Вороне где-то бог послал кусочек сыру;

На ель Ворона взгромоздясь,

Позавтракать было совсем уж собралась,

Да позадумалась, а сыр во рту держала.

На ту беду Лиса близёхонько бежала;

Вдруг сырный дух Лису остановил:

Лисица видит сыр, Лисицу сыр пленил.

Плутовка к дереву на цыпочках подходит;

Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит

И говорит так сладко, чуть дыша:

«Голубушка, как хороша!

Ну что за шейка, что за глазки!

Рассказывать, так, право, сказки!

Какие перушки! какой носок!

И, верно, ангельский быть должен голосок!

Спой, светик, не стыдись! Что, ежели, сестрица,

При красоте такой и петь ты мастерица, —

Ведь ты б у нас была царь-птица!»

Вещуньина с похвал вскружилась голова,

От радости в зобу дыханье спёрло, —

И на приветливы Лисицыны слова

Ворона каркнула во всё воронье горло:

Сыр выпал – с ним была плутовка такова.

 

1807

II. Дуб и Трость

С Тростинкой Дуб однажды в речь вошёл.

«Поистине, роптать ты вправе на природу, —

Сказал он, – воробей, и тот тебе тяжёл.

Чуть лёгкий ветерок подёрнет рябью воду,

Ты зашатаешься, начнёшь слабеть

И так нагнёшься сиротливо,

Что жалко на тебя смотреть.

Меж тем как, наравне с Кавказом, горделиво,

Не только солнца я препятствую лучам,

Но, посмеваяся и вихрям и грозам,

Стою и твёрд и прям.

Как будто б ограждён ненарушимым миром:

Тебе всё бурей – мне всё кажется зефиром.

Хотя б уж ты в окружности росла,

Густою тению ветвей моих покрытой,

От непогод бы я быть мог тебе защитой;

Но вам в удел природа отвела

Брега бурливого Эолова владенья:

Конечно, нет совсем у ней о вас раденья».

«Ты очень жалостлив, – сказала Трость, в ответ, —

Однако не крушись: мне столько худа нет.

Не за себя я вихрей опасаюсь;

Хоть я и гнусь, но не ломаюсь:

Так бури мало мне вредят;

Едва ль не более тебе они грозят!

То правда, что ещё доселе их свирепость

Твою не одолела крепость

И от ударов их ты не склонял лица;

Но – подождём конца!»

Едва лишь это Трость сказала,

Вдруг мчится с северных сторон

И с градом и с дождём шумящий аквилон.

Дуб держится – к земле Тростиночка припала.

Бушует ветер, удвоил силы он,

Взревел – и вырвал с корнем вон

Того, кто небесам главой своей касался

И в области теней пятою упирался. 

 

1805

III. Музыканты

Сосед соседа звал откушать;

Но умысел другой тут был:

Хозяин музыку любил

И заманил к себе соседа певчих слушать.

Запели молодцы: кто в лес, кто по дрова,

И у кого что силы стало.

В ушах у гостя затрещало

И закружилась голова.

«Помилуй ты меня, – сказал он с удивленьем, —

Чем любоваться тут? Твой хор

Горланит вздор!»

«То правда, – отвечал хозяин с умиленьем, —

Они немножечко дерут;

Зато уж в рот хмельного не берут,

И все с прекрасным поведеньем».

А я скажу: по мне уж лучше пей,

Да дело разумей.

 

1808

IV. Ворона и Курица

Когда Смоленский Князь,

Противу дерзости искусством воружась,

Вандалам новым сеть поставил

И на погибель им Москву оставил,

Тогда все жители, и малый и большой,

Часа не тратя, собралися

И вон из стен московских поднялися,

Как из улья пчелиный рой.

Ворона с кровли тут на эту всю тревогу

Спокойно, чистя нос, глядит.

«А ты что ж, кумушка, в дорогу? —

Ей с возу Курица кричит. —

Ведь говорят, что у порогу

Наш супостат».

«Мне что до этого за дело? —

Вещунья ей в ответ. – Я здесь останусь смело.

Вот ваши сёстры – как хотят;

А ведь Ворон ни жарят, ни варят:

Так мне с гостьми не мудрено ужиться,

А может быть, ещё удастся поживиться

Сырком иль косточкой, иль чем-нибудь.

Прощай, хохлаточка, счастливый путь!»

Ворона подлинно осталась;

Но вместо всех поживок ей,

Как голодом морить Смоленский стал гостей —

Она сама к ним в суп попалась.

Так часто человек в расчётах слеп и глуп.

За счастьем, кажется, ты по пятам несёшься:

А как на деле с ним сочтёшься —

Попался, как ворона в суп!

 

1812

V. Ларчик

Случается нередко нам

И труд, и мудрость видеть там,

Где стоит только догадаться

За дело просто взяться.

К кому-то принесли от мастера Ларец.

Отделкой, чистотой Ларец в глаза кидался;

Ну, всякий Ларчиком прекрасным любовался.

Вот входит в комнату механики мудрец.

Взглянув на Ларчик, он сказал: «Ларец с секретом.

Так; он и без замка;

А я берусь открыть; да, да, уверен в этом;

Не смейтесь так исподтишка!

Я отыщу секрет и Ларчик вам открою:

В механике и я чего-нибудь да стою».

Вот за Ларец принялся он:

Вертит его со всех сторон

И голову свою ломает;

То гвоздик, то другой, то скобку пожимает.

Тут, глядя на него, иной

Качает головой;

Те шепчутся, а те смеются меж собой.

В ушах лишь только отдаётся:

«Не тут, не так, не там!» Механик пуще рвётся.

Потел, потел; но, наконец, устал,

От Ларчика отстал

И, как открыть его, никак не догадался:

А Ларчик просто открывался.

 

1807

VI. Лягушка и Вол

Лягушка, на лугу увидевши Вола,

Затеяла сама в дородстве с ним сравняться:

Она завистлива была.

И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.

– «Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него?» —

Подруге говорит. «Нет, кумушка, далёко!»

«Гляди же, как теперь раздуюсь я широко.

Ну, каково?

Пополнилась ли я?» – «Почти что ничего».

«Ну, как теперь?» – «Всё то ж». Пыхтела да пыхтела

И кончила моя затейница на том,

Что, не сравнявшися с Волом,

С натуги лопнула и – околела.

Пример такой на свете не один:

И диво ли, когда жить хочет мещанин,

Как именитый гражданин,

А сошка мелкая – как знатный дворянин.

 

1807

VII. Разборчивая невеста

Невеста-девушка смышляла жениха;

Тут нет ещё греха,

Да вот что грех: она была спесива.

Сыщи ей жениха, чтоб был хорош, умён,

И в лентах, и в чести, и молод был бы он

(Красавица была немножко прихотлива):

Ну, чтобы всё имел – кто ж может всё иметь?

Ещё и то заметь.

Чтобы любить её, а ревновать не сметь.

Хоть чудно, только так была она счастлива,

Что женихи, как на отбор,

Презнатные катили к ней на двор.

Но в выборе её и вкус и мысли тонки:

Такие женихи другим невестам клад,

А ей они на взгляд

Не женихи, а женишонки!

Ну, как ей выбирать из этих женихов?

Тот не в чинах, другой без орденов;

А тот бы и в чинах, да жаль, карманы пусты;

То нос широк, то брови густы;

Тут этак, там не так;

Ну, не прийдет никто по мысли ей никак.

Посмолкли женихи, годка два перепали;

Другие новых свах заслали:

Да только женихи середней уж руки.

«Какие простаки! —

Твердит красавица, – по них ли я невеста?

Ну, право, их затеи не у места!

И не таких я женихов

С двора с поклоном проводила;

Пойду ль я за кого из этих чудаков?

Как будто б я себя замужством торопила,

Мне жизнь девическа ничуть не тяжела:

День весела, и ночь я, право, сплю спокойно:

Так замуж кинуться ничуть мне не пристойно».

Толпа и эта уплыла.

Потом, отказы слыша те же,

Уж стали женихи навёртываться реже.

Проходит год,

Никто нейдёт;

Ещё минул годок, ещё уплыл год целой:

К ней свах никто не шлёт.

Вот наша девушка уж стала девой зрелой.

Зачнёт считать своих подруг

(А ей считать большой досуг):

Та замужем давно, другую сговорили;

Её как будто позабыли.

Закралась грусть в красавицыну грудь.

Посмотришь: зеркало докладывать ей стало,

Что каждый день, а что-нибудь

Из прелестей её лихое время крало.

Сперва румянца нет; там живости в глазах;

Умильны ямочки пропали на щеках;

Весёлость, резвости как будто ускользнули;

Там волоска два-три седые проглянули:

Беда со всех сторон!

Бывало, без неё собранье не прелестно;

От пленников её вкруг ней бывало тесно;

А ныне, ах! её зовут уж на бостон!

Вот тут спесивица переменяет тон.

Рассудок ей велит замужством торопиться;

Перестаёт она гордиться.

Как косо на мужчин девица ни глядит,

А сердце ей за нас всегда своё твердит.

Чтоб в одиночестве не кончить веку,

Красавица, пока совсем не отцвела,

За первого, кто к ней присватался, пошла:

И рада, рада уж была,

Что вышла за калеку.

 

1805

VIII. Парнас

Когда из Греции вон выгнали богов

И по мирянам их делить поместья стали,

Кому-то и Парнас тогда отмежевали;

Хозяин новый стал пасти на нём Ослов,

Ослы, не знаю, как-то знали,

Что прежде Музы тут живали,

И говорят: «Недаром нас

Пригнали на Парнас:

Знать, Музы свету надоели,

И хочет он, чтоб мы здесь пели».

«Смотрите же, – кричит один, – не унывай!

Я затяну, а вы не отставай!

Друзья, робеть не надо!

Прославим наше стадо

И громче девяти сестёр

Подымем музыку и свой составим хор!

А чтобы нашего не сбили с толку братства,

То заведём такой порядок мы у нас:

Коль нет в чьём голосе ослиного приятства,

Не принимать тех на Парнас».

Одобрили Ослы ослово

Красно-хитро-сплетенно слово:

И новый хор певцов такую дичь занёс,

Как будто тронулся обоз,

В котором тысяча немазаных колёс.

Но чем окончилось разно-красиво пенье?

Хозяин, потеряв терпенье,

Их всех загнал с Парнаса в хлев.

Мне хочется, невеждам не во гнев,

Весьма старинное напомнить мненье:

Что если голова пуста,

То голове ума не придадут места.

 

1808

IX. Оракул

В каком-то капище был деревянный бог,

И стал он говорить пророчески ответы

И мудрые давать советы.

За то, от головы до ног

Обвешан и сребром и златом,

Стоял в наряде пребогатом,

Завален жертвами, мольбами заглушен

И фимиамом задушен.

В Оракула все верят слепо;

Как вдруг, – о чудо, о позор! —

Читати далі

Відгуки читачів про книгу:

Додати відгук
  • Пользователь28.01.2015

    Корисність відгуку 0

    хорошая

  • A.V.26.01.2015

    Корисність відгуку 1

    Отличная книга