Бобик

Жанр: Російська класика

Правовласник: Bookland Classic

Дата першої публікації: 2012

Лидия Чарская

Бобик

 

 

I

 

— Нет, нет, она не приедет.

— Но ведь еще нет и девяти, Бобик!

— Ах, не приедет она, не приедет.

И голубые кроткие глаза наполняются слезами.

— Опять, Бобик! Как это скучно… Ты точно девочка…

Молодая бледная девушка, лет 23-24, махнув досадливо рукой, отходит от окошка.

Теплый июльский вечер вливается в комнату. Грохот экипажей чуть долетает до серого домика, утонувшего в зелени тенистого сада. Домик не кажется принадлежностью Петербургской стороны, так хорошо окружен он большими деревьями, дающими тень и прохладу. "Точно на даче", — думает мальчик, скорчившись на подоконнике раскрытого окна. Это бледный некрасивый ребенок, малокровный и жалкий, как все петербургские дети. Только глаза мальчика голубые, чистые и мечтательные, похожие на глаза маленького серафима, делают особенно милым умное и кроткое личико ребенка. Длинные, белокурые волосы падают "по-английски" на синюю курточку, скрывая уши и часть лба с печатью не детской затаенной думы.

Июльские сумерки постепенно сгущаются, а мальчик все не отходит от окна. Вон зажглась звездочка… одна… другая… третья. О, сколько их! Та, крайняя, всегда зажигается первая… Она самая нарядная и красивая. Бобик называет ее мамина звездочка… А та, справа, поменьше, — Татина… Тетю Тату он любит гораздо меньше мамы и ее звездочка должна быть скромнее, меньше.

— Пора спать, Бобик… Ты простудишься!

Окно захлопнуто. Перед ним Тата.

— Будь паинька, раздевайся и ложись…

— Ах, Тата, она не приедет, а я так ждал ее.

— Ее задержали, — отвечает девушка и принимается расчесывать нежные локоны Бобика.

— Ай, больно, Тата! Больно!

Бобик вспоминает другую руку, расчесывавшую ему головку, тонкую, белую, испещренную синими жилками и унизанную дорогими кольцами… И та рука пахла так хорошо, такими, вероятно, очень дорогими духами, запах которых так явно чувствуется Бобику, точно сама она здесь — его милая, его дорогая, нежная мамочка…

 

***

 

— Господи, спаси и сохрани маму, бабушку, Тату…

Под окном гулко прозвучали копыта лошади, мягко зашуршали шины экипажа.

— Это она, — мама!

Бобик, быстро вскочив с колен, бросился в одной рубашечке через столовую, гостиную в прихожую, слабо освещенную одной маленькой лампой.

— Подожди, Бобик, простудишься! — кричит Тата.

Но он не слышит… Что-то нежное, прелестное, давно жданное спешит к нему на встречу, хватает на руки и целует, обдавая запахом чудным и едва уловимым.

— Мама, мама! — шепчет он, смеясь и плача…

— Наконец-то, а мы ждали, ждали…

Это говорит бабушка, прикорнувшая на диване в "прихожей" в ожидании мамы, и теперь так смешно жмурящаяся от света висячей лампы.

— Едва вырвалась… нельзя было!..

Читати далі
Додати відгук