Сад божественных песней

Опис:

В наше издание включены самые известные произведения украинского мыслителя, поэта и педагога Григория Саввича Сковороды (1722—1794) — человека, которого называют первым философом в Российской империи.

Аннотация

В наше издание включены самые известные произведения украинского мыслителя, поэта и педагога Григория Саввича Сковороды (1722—1794) — человека, которого называют первым философом в Российской империи.

Григорий Сковорода

САД
БОЖЕСТВЕННЫХ
ПЕСНЕЙ

ФИЛОСОФСКИЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Разговор, называемый алфавит
или букварь мира

Милостивому Государю,
Владимиру Степановичу
Его Благородию Тевяшову.

Милостивый Государь!

Один разговор уже к вам пришел, вотже нашол вас и брат перваго. Когда меня жалуете, приймите милостиво и сего и положите братнюю сию двоицу пред лицем дражайшаго вашего родителя, как образ и память усерднаго моего почитания. В обоих написано то, что говорено в беседах с здешними приятельми. Они ж и беседующими лицами поставленны в обоих. Первый испытует с Давидом небесныя круги, поведающия славу вечнаго: «лета вечная помянух...», Не развязать сего узла была смерть мучительная, убийство души, лишение мира. Для сего египтяне онаго урода статуи поставляли по улицам, дабы, как многочисленныя зеркала, везде в очи попадая, сей самонужнейшее знание утаевающий узол на память приводили.

Потомки их были не таковы. Отнялась от них глава мудрости; долой пала чистая часть богочтения; остались одни художества, с физическими волшебствами и суеверием. Монумент, напоенный всеполезнейшим для каждого советом, обратился в кумир, уста имущий и не глаголющий, а только улицы украшающий, и будьто источник в лужу отродился. Так и все богословския тайны превращаются в смешные вздоры и суеверныя сказки. Во времена Авраамские делали сие филистины, а ныне делают не ведущие себе и Бога. В божественном мраке Мойсейских книг почти 20 раз находится сие: «воньми себе — внемли себе» и вместо ключа ко всему предвручается тоже, что «узнай себе».

И не дивно, что древние египтяне, евреи и еллины высоко почитали слово сие. Знать то, от познания себе самого входит в душу свет ведения Божия, а с ним путь щастия мирный. Что компас в корабле, то Бог в человеке. Компасная в сердце корабельном стрела есть тайный язык, закон, глава, око и царство корабельное.

Библиа тоже именуется стрелою, яко начертанная тень вечнаго закона и тма Божия. Не тот мне знаток в корабле, кто перечел и перемерил каюты и веревки, но кто познал силу и природу корабля: тот, разумея компас, разумеет путь его и все околичности.

А что ж есть Бог, если не вечная глава и тайный закон в тварях? Истину сказует Павел: «закон духовен есть». Закон же сей что есть, если не владеющая тлением господственная природа, названная у древних отцов: Τριβλιος μόνας καί φύσις? Трисолнечное единство и естество — сия единица всему глава, а сама безначальная, ни временем, ни именем, ни местом, ни полом не ограниченная.

Сия то мати и отец отвечает Мойсею, что ей имени нет. Кто (де) ищет моего имени, тот не видит естества моего. Имя мое и естество есть тоже: «аз есмь сый». Я тот, что есмь везде, всегда во всем и не видно мене, а протчее все видно и нет того ничего.

«Плоть ничтоже». Я — древо жизни, а другое все — тень моя. И не напрасно еллины к обоему полу прилагали слово сие — Θεός. И не без толку у некоторых христиан дают имя мущине с мужеским и женское, например: Юзеф-Мариа. Сюда то смотрит острое Павловское слово: «несть мужеск пол, ни женск»... И так, не прекрасный Нарцысс, не хиромантик и не анатомик, но увидевший внутрь себе главный машины пункт — царствие Божие — сей узнал себе, нашед в мертвом живое, во тме свет, как алмаз в грязи и как евангелская жена империал в горничном соре. «Радуйтеся со мною»... Сей точно узнал человека и может похвалиться: «вем человека».

Вот вам несколько знатоков!

Авраам: «виде и возрадовася».

Навин: «виде человека cтояща».

Иов: «ныне же око мое виде тя».

Давид: «возведох очи мои в гору».

Исаиа: «виде славу Его».

Даниил: «видех и се муж един».

Захариа: «воздвигох очи мои и видех, и се муж, и в руце Его...»

Вот еще дюжина! взгляньте на гору Галилею!

11 Апостолов: «видевше Его поклонишася».

И Стефан: «Се вижу небеса отверста»...

А как «мудраго очи его во главе его», так «очи безумных, на концах земли».

С лица человека приметить можно, но не с подошвы «тыи пяту мою соблюдут».

Сколь о многих можно сказать: «вы кланяетесь, его же не весте».

О всех сих, подло ползущих, написано: «блюсти будеш его пяту».

Вся Библиа дышет сим вкусом: «узнай себе».

Разве ж Бог в человеке точию? Никак! Но кто слеп дома, тот и в гостях и, не имея сам в себе, не найдет и в пищи вкуса. А тогда можно смело отважиться и на глубину библейную с тем, кого слушает ветер и море.

Узнать Его есть чувство премудрости. Любить и слушать есть дух веры и благочестия.

Руководство блаженныя натуры всей своей мудрости виною ставит Катон Цицеронов. Но ключ к сему чертогу сей есть: «воньми себе».

Читати далі
Додати відгук