Проект «УКРАИНА». Галерея национальных героев

Жанр: Історія, Історія України, Біографії

Правовласник: Фоліо

Дата першої публікації: 2012

Опис:

В этой книге представлены очерки о наиболее видных личностях прошлого и современности, родившихся на Украине и своими трудами и талантами прославлявших эту страну и повлиявших на ход ее истории. Вместе с жизнеописаниями знаменитых деятелей культуры, науки, военного дела, спорта (Т. Шевченко, Г. Сковороды, М. Башкирцевой, Е. и Б. Патонов, братьев Кличко и многих других) даются очерки о людях, чьи имена до сих пор незаслуженно находятся в тени — И. Паскевиче, И. Гудовиче, Г. Гамове, И. Буяльском. А между тем они немало способствовали росту науки, культуры, были крупными специалистами военного дела, так что свое место в «Галерее национальных героев» занимают по праву.

Проект «УКРАИНА»
Галерея национальных героев

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕЯТЕЛИ, ВОЕННЫЕ

ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ

 (988?—1054)
Государственный и политический деятель, великий князь Киевский

В истории Древней (Киевской) Руси многие русские князья оставили заметный след. Ярослав Владимирович, прозванный Мудрым, среди них по праву занимает ведущее место. Он, продолжив дело своего отца Владимира Великого, собрал воедино отпавшие после его смерти земли, восстановил территорию государства, укрепил государственный аппарат, заложил основы судебной системы, провел очень значительные культурные преобразования. При нем Киевская Русь стала крупнейшим государством Европы. Все это дало основание историкам утверждать, что время правления Ярослава Мудрого (1019 (20) — 1054 гг.) — это время наивысшего расцвета Киевской Руси.

* * *

Летописи ничего не рассказывают нам о детстве Ярослава. Больше свидетельств имеется о зрелых годах жизни и деятельности князя. Однако часто они противоречат друг другу. «Повесть временных лет», сохранившаяся в ряде позднейших летописных сводов, говорит о том, что Ярослав любил церковные уставы и книги. Позднейшая московская летопись только сообщает, что «был же Ярослав хромоног, но умом совершенен и храбрый в бою, христианин, сам читал книги». Скандинавская «Сага об Эймун-де», написанная на рубеже XI—XII столетий, рисует Ярослава хитрецом, способным на братоубийство и склонным возложить ответственность за него на других. Характеристика эта противоречит традиционному образу благочестивого и просвещенного правдолюба, но сближается с насмешливой пренебрежительностью к князю со стороны киевской дружины.

Ярослав родился от брака князя Владимира Великого и полоцкой княжны Рогнеды. Нестор, составитель «Повести временных лет», не указывает год рождения Ярослава. Историк В. Н. Татищев, в результате анализа данных, которые сохранились в летописи (например под 1054 годом летописец записал: «Преставился великий князь русский Ярослав... Жил же он всех лет семьдесят и шесть»), приходит к выводу, что Ярослав родился в 978 году. Другой выдающийся исследователь С. М. Соловьев датой рождения Ярослава считает 988 год. Этой даты придерживалось и большинство советских, да и современных историков.

Ярослав, 4-й сын Владимира Великого, в конце 90-х годов X столетия отправляется на правление в Ростовскую землю. В это время Владимир в качестве соправителей рассадил своих старших сыновей по разным городам. «И посадил Вышеслава в Новгороде, Изяслава в Полоцке, Святополка в Турове, а Ярослава в Ростове», — писал летописец. Ростов, по замечанию летописи, в тот период времени был «славным и многонародным городом». В Ростовской земле отрок быстро мужал, формировался его характер. Ярослав сумел наладить хорошие отношения с местным населением. Жил душа в душу с боярством и верно служил отцу. К концу своего пребывания на княжении в Ростовской земле он основал город Ярославль — при впадении в Волгу реки Кото-рость (или Которостль).

В 1010 году Ярослав приезжает в Киев (возможно на похороны жены Владимира, царевны Анны). В эти же дни в Киев прибывают новгородские послы с печальным известием о кончине его старшего брата Вышеслава и просят князя Владимира дать им на княжение одного из сыновей. Отец отправляет Ярослава в Новгород Великий.

Ко времени прибытия Ярослава в Новгород город уже был крупным (для своего времени) экономическим и торговым центром. Через него велась активная внутренняя и внешняя торговля. В город приезжали купцы из различных уголков Руси, а также иностранных государств. Особенно много было немцев, шведов, норвежцев. Оттуда новгородские и иностранные купцы отправлялись в Византию по давно известному пути «из варяг в греки».

В 1014 году Ярослав — возможно, с согласия новгородцев и новгородского посадника — отказался платить отцу ежегодную дань Новгорода. А она составляла немалую сумму — 2000 гривен (одна гривна = 170 г серебра). По сути, это стало первым в истории Древней Руси открытым противостоянием, первой попыткой обособления Новгорода от единого государства, превращения условного держания Ярослава в безусловное. Летопись сообщает: «Когда Ярослав был в Новгороде, давал он по условию в Киев две тысячи гривен от года до года, а тысячу раздавал в Новгороде дружине. И так давали все новгородские посадники, а Ярослав не давал этого в Киев отцу своему. И сказал Владимир: «Расчищайте пути и мостите мосты», ибо хотел идти на Ярослава, на сына своего, но разболелся».

Ярослав, узнав об этих приготовлениях к походу, «послал за море, привел варягов, так как боялся отца своего», и стал готовиться к сражению. В целом он был готов к сражению с отцом. Но тот медлил. С одной стороны, начать поход не позволяла болезнь, а с другой — Владимир получил известие о выступлении на Киев печенегов и был вынужден направить против них свою дружину во главе с любимым сыном Борисом.

Владимир умер в 1015 году. Однако, отмечает летописец, «утаили смерть его, так как Святополк был в Киеве». Свято-полк — старший брат Ярослава. Летописи сообщают, что он был сыном гречанки и Ярополка — брата Владимира. После смерти Ярополка Владимир взял ее беременную себе в жены. Летописец, явно негативно относившийся к Святополку, сообщает, что тот утвердился в Киеве и стал думать: «Перебью всех своих братьев и стану один владеть Русскою землею». Вскоре он убил Бориса, любимого сына Владимира, затем Глеба и Святослава. Отсутствие Бориса и отцовой дружины в Киеве (как мы помним, Владимир послал его против печенегов) позволило Святополку занять киев ский стол.

* * *

Древняя скандинавская «Сага об Эймунде» сообщает, что Ярослав к началу 1016 года собрал около 3 тысяч новгородцев (русская летопись называет фантастическую цифру 40 тысяч) и 1 тысячу варягов. В конце лета объединенный отряд двинулся на Киев. Святополку стало известно о движении войска Ярослава. Он собрал дружину со всех подвластных ему земель, нанял печенегов и выступил навстречу. Противники встретились у Любеча и расположились по разным сторонам Днепра. Ночью Ярослав послал лазутчика в стан врага, где находился его человек, чтобы узнать, когда лучше наступать. Ответ пришел быстро. Наступать необходимо было немедленно, поскольку Святополк в эту ночь, не ожидая нападения, безмятежно пировал со своей дружиной.

К рассвету все войско Ярослава переправилось на другой берег Днепра и построилось в боевые порядки. «Была сеча жестокая, — записал летописец, — и не могли из-за озера печенеги помочь; и прижали Святополка с дружиною к озеру». Киевляне вступили на неокрепший лед, и тут же многие ушли под воду. Святополк спасся и с небольшой дружиной бежал к своему тестю — польскому королю Болеславу I. Ярослав занял киевский стол. «А было ему тогда, — свидетельствует летопись, — 28 лет».

Однако княжение Ярослава в Киеве оказалось недолгим. В 1018 году Святополк и его тесть Болеслав I Храбрый объявили ему войну. Одновременно на Киев они навели печенегов, которые нанесли огромный ущерб городу. Выгорел почти весь посад. Ярославу пришлось спешно собрать войско и в кровопролитном сражении одолеть печенегов. В этом бою Ярослав был ранен в ногу, что усилило его хромоту. Но войска польского короля и Святополка, поддержанные наемниками-немцами (300 человек) и венграми (500 человек), представляли серьезную опасность для Киева.

Противники встретились на реке Буг и стали по разные стороны реки. Ярослав не успел приготовиться, был побежден и бежал в Новгород, а Болеслав со Святополком пошел к Киеву и штурмом овладел городом.

Пока Святополк княжил в Киеве, Ярослав добрался до Новгорода и хотел уже оттуда бежать за море. Но посадник Константин, сын Добрыни, с новгородцами уничтожил его лодки, сказав: «Хотим еще биться с Болеславом и Святополком». Они начали собирать деньги: «от мужа по четыре куны, от старосты по 200 гривен, а от бояр по 18 гривен». На собранные деньги призвали варягов и раздали им жалованье. Таким образом Ярослав собрал значительное войско и двинулся к Киеву. Святополк, узнав о том, что на него вновь идет Ярослав со значительными силами, бежал к печенегам.

На следующий год Святополк, наняв печенегов «в силе тяжкой», вновь двинулся на Киев. Ярослав также собрал большое войско и вышел навстречу брату. К вечеру третьего дня Ярослав одолел своего врага. Святополк бежал за границу и где-то на границе между Польшей и Чехией умер. Ярослав вновь сел на киевский стол, «утер пота с дружиною своею, показав победу и труд велик». В руках Ярослава оказались Киев, Чернигов, Переяславль, Ростов, Муром, Смоленск, Новгород.

Утверждение Ярослава в Киеве, однако, еще не означало, что он стал единовластным правителем в Русских землях. В далекой Тмутаракани сидел его младший брат Мстислав. Этот мужественный воин, прозванный Храбрым, никогда не знал поражений, был набожен, долготерпелив и милостив ко всем. Больше всего на свете Мстислав любил свою дружину, для которой ничего не жалел.

В 1026 году Мстислав, недовольный братом Ярославом, который не стал с ним делиться наследством отца, а дал лишь далекую и дикую Муромскую землю, собрав подвластных ему печенегов и косогов, пошел на Киев. У города Листвен, в 40 верстах к северу от Чернигова, на берегу реки Рута, между братьями произошла кровопролитная сеча. Летописец повествует: «Мстислав же с вечера исполнил дружину и поставил северян прямо против варягов, а сам стал с дружиною своею по обеим сторонам. И наступила ночь, была тьма, молния, гром и дождь. И сказал Мстислав дружине своей: «Пойдем на них». И пошли Мстислав и Ярослав друг на друга, и схватилась дружина северян с варягами, и трудились варяги, рубя северян, и затем двинулся Мстислав с дружиной своей и стал рубить варягов. И была сеча сильна, и когда сверкала молния, блистало оружие, и была гроза велика и сеча сильна и страшна. И когда увидел Ярослав, что терпит поражение, побежал с Якуном, князем варяжским, и Якун тут потерял свой плащ золотой. Ярослав же пришел в Новгород, а Якун ушел за море. Мстислав же чуть свет, увидев лежащими посеченных своих северян и Ярославовых варягов, сказал: «Кто тому не рад? Вот лежит северянин, а вот варяг, а дружина моя цела». И послал Мстислав за Ярославом, говоря: «Садись в своем Киеве; ты старший брат, а мне пусть будет эта сторона Днепра»», т. е. Чернигов. Братья заключили мир и разделили Русскую землю по Днепру. «И начали они жить мирно и братолюбно, — отметил летописец, — перестала усобица и мятеж, и была тишина великая в земле». Мстислав оставался совершенно самостоятельным государем своей земли, помогая старшему брату бороться с врагами Руси.

И только в 1034 году, после смерти Мстислава, Ярослав стал единоличным правителем Киевской Руси и оставался им до своей кончины.

Многие историки обвиняют Ярослава Мудрого в том, что его внешняя политика была нерешительной и он не присоединил к Руси новых территорий. Но стоит заметить, что заслуга правителя заключается не только, а можно даже сказать не столько в том, сколько новых территорий он присоединил, а в том, что он сделал для развития собственного государства. И в этом отношении в истории Киевской Руси, пожалуй, равных Ярославу мы не найдем. Ярослав хорошо помнил обвинения, которые предъявили киевляне его деду Святославу: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул», и всю свою энергию направил на возврат потерянного и укрепление собствен ного государства.

Ярослав, правя огромной территорией Киевского государства, как и его отец, продолжал укреплять государственный строй Руси. Он усиливает свою власть в Новгороде, дав новгородцам «грамоты», но изгнав еще в 1019 году влиятельного и опасного для него наместника Константина Добрынича, главу верхушки новгородского общества. Наместни ком в Новгороде он сажает своего сына Владимира (ранее там сидел некоторое время малолетний Илья). Под 1035 годом летопись сообщает: «Ярослав ходил в Новгород и оставил там на княжении старшего сына своего Владимира». Владимир оказался надежным помощником отцу во всех его делах. Возможно, этому содействовала жена Ярослава и мать Владимира Ингигерд, которая часто навещала сына и жила в Новгороде.

Свою деятельность по собиранию русских земель в единое государство Ярослав стремился закрепить и рядом церковно-политических актов. Первым шагом в этом направлении стало стремление Ярослава создать Русский пантеон святых. Уже в первые годы утверждения его в Киеве он направляет в Константинополь патриарху и императору прошения о канонизации (причисления к лику святых) княгини Ольги, Владимира Великого, варягов-христиан (отца и сына), убитых язычниками в Киеве при Владимире, и своих братьев Бориса и Глеба. Канонизация Ольги, Владимира и варягов-мучеников была решительно отклонена Византией, но настойчивость Ярослава в отношении Бориса и Глеба сломила упорство императора. Ярославу удалось добиться канонизации своих братьев, князей Бориса и Глеба. Одновременно и на Руси Ярослав делал все возможное, чтобы прославить и возвеличить братьев, показать их беспрекословное послушание и подчинение старшим.

Таким образом, Ярослав, добившись канонизации Бориса и Глеба, не только положил начало пантеону русских святых, но и тем самым увенчал ореолом святости и свою собственную княжескую власть.

* * *

Н. М. Карамзин в своем труде «История государства Российского», давая характеристику времени правления на Руси Ярослава Мудрого, пишет: «Наконец, блестящее и счастливое правление Ярослава оставило в России памятник, достойный великого монарха. Этому князю приписывают древнейшее собрание наших гражданских уставов, известное под именем «Русской Правды». Ярослав первым издал писанные законы на славянском языке... Сей [закон], подобный двенадцати декам Рима, есть верное зерцало тогдашнего гражданского состояния России и драгоценен для истории».

Появление подобного юридического документа во время правления Ярослава вполне закономерно. В эти годы все большее значение приобретает княжеская администрация. Выросшие из первобытно-общинного родового строя органы власти постепенно превращаются в орудие княжеского управления. Тысяцкие, сотские, десятские превращаются в «княжих мужей», в то время как раньше они возглавляли древнеславянскую городскую десятичную (тысячную) организацию. Теперь же они становятся представителями княжеской администрации, и их активное участие в княжеских пирах, носивших политический характер, свидетельствует о новых целях, которые поставило перед ними исто ри ческое развитие Киев ской Руси.

Большое значение в жизни русского государства имели монастыри. При князе Ярославе вблизи Берестова, на Печерском спуске, возникает Печерский монастырь, который со временем стал самым большим и влиятельным православным монастырем на Руси.

Выше мы уже говорили, что Ярослав, будучи князем Ростовской земли, основал город Ярославль. В Новгороде Великом он выстроил княжеский дворец. Став великим князем, основал город Юрьев (современный Тарту) и построил ряд крепостей на южной границе государства. Но больше всего строил князь в Киеве.

Читати далі

Відгуки читачів про книгу:

Додати відгук