Посвящается всем влюблённым

Опис:

Хелен — молодая и привлекательная танцовщица, но ее жизнь полна ограничений. Ее мать постоянно ее контролирует, а парень запрещает общаться с друзьями и танцевать «неприличные» танцы. Казалось, ей просто не суждено с головой окунуться в страсть и пережить настоящее любовное приключение. Но однажды судьба посылает ей шанс все изменить — и она стремительно бросается навстречу новой жизни и настоящей любви. Роман «Посвящается всем влюбленным» талантливой писательницы Джулии Леви — предельно смелая и откровенная книга о безграничной страсти и настоящей любви. В книге гармонично сочетаются откровенная эротика, романтичность и острый, достойный настоящего детектива, сюжет.

Посвящается всем влюблённым

Твой танец шимми — встряхнул мою лодку, Выбросив меня, одинокого и влюблённого, на берег Думаешь ли ты обо мне? Кингс оф Леон — «Ближе»

Глава 1

— Хелен, дорогая! Поторопись! — слышу сквозь сон голос Маргарет.

— Да, да… сейчас, — бормочу я и, повернувшись на правый бок, снова уношусь в сладкую дрёму.

— Хелен! — снова слышу где-то там далеко. Голос такой настойчивый, что приходится сделать над собой усилие и открыть один глаз, потом другой. Вылезать из мягкой теплой кровати совсем не хочется. «Зачем Марго так рано разбудила меня? Даже «Губка Боб «ещё не звенел». Вглядываюсь в стрелки будильника на тумбочке… А-а-а чёрт! Я снова проспала, — мгновенно вскакиваю и бегу в душ.

Стоя под бодрящим потоком тёплой воды, окончательно просыпаюсь и, в памяти возникает вчерашняя ссора с Дэвидом. На глазах опять, выступают слёзы. Боже! Последнее время мы стали так часто ссориться, что это просто становится невыносимым. Разве любящие друг друга люди будут ругаться по пустякам?

Пора разобраться. Разобраться во всём. Очень серьёзно и без шуточек. Пришло время поговорить с ним.

Вот вчера мы снова поссорились из-за ерунды. Он отказался идти в боулинг, и я назло ему, просидела там до полуночи с друзьями. После работы обязательно встречусь с ним и постараюсь поставить все точки над «i».

С этими мыслями выскакиваю из душа и бегу в комнату, хватаю, что под руки попадётся. Сегодня это белый ажурный комплект нижнего белья, синие джинсы, красный свитер, связанный для меня Маргарет и джинсовая ветровка. В спешке натягиваю кеды на босую ногу, кидаю вещи в сумку. Одеяло небрежно падает на кровать, в изголовье приземляется подарок Дэвида — розовый медвежонок. «Сегодня целовать тебя не буду! Мистер зануда, был вчера не особо вежлив со мной. Так что обойдёшься…», — сердито посмотрев, снимаю с его уха резинку, забираю волосы в хвост. Сумку в руки — выбегаю из комнаты.

Бац! Что это?! Ремень сумки зацепился за перила и моя замечательная попа, жёстко встретилась с лестницей.

«Отлично утро начинается! Теперь синяк обеспечен!» — обругав себя за невнимательность, прыгаю, через несколько ступенек и оказываюсь в холле. Ноги целы уже хорошо. Сумка приземляется чётко на коврик у двери. Страйк!

«Это даже круче чем вчерашний боулинг, рост мастерства на лицо».

— Хелен, детка, ты уже опаздываешь, — глядя на часы, говорит Маргарет. — Опять сегодня плакала?

— Совсем немного, — глаза сами собой стремятся разглядеть узорчик на обоях в розовый цветочек.

— Последнее время вы с Дэвидом часто стали ссориться или я чего-то не понимаю? — мельком бросив на меня взгляд, замечает мама и ставит на стол тарелку с яичницей, стакан с апельсиновым соком, на плиту ставит кофеварку.

— Мам, я сама разберусь с ним. Не начинай. Ладно?

— Хорошо, солнышко, не буду. Мне просто неприятно, что ты снова плакала! — Вот и Марго туда же, её жалостливый взгляд постепенно передаётся мне.

— У тебя новая прическа? — я хочу сменить тему.

— Да! Тебе нравится? Мне очень! Теперь, не надо будет каждое утро укладывать волосы. Причесалась и порядок! И цвет мне подходит. Он такой насыщенный, называется «Сочная черешня» — Маргарет улыбается мне очаровательной улыбкой, в голубых глазах сверкают озорные искорки.

— Сочная черешня? Обалдеть! — Это что-то новенькое, но я всё равно рада за неё. Для человека в её возрасте она выглядит прекрасно, даже с цветом сочной черешни.

Быстро закинув в себя яичницу, выпиваю сок. Кофе? Ну ладно, пару глотков можно — спасибо мамочке!

Гляжу снова на часы. Боже! Я уже пятнадцать минут как должна выйти! Каждый вечер я завожу будильник на полчаса раньше, чтобы утром спокойно позавтракать, успеть собрать вещи для тренировки, и не опоздать на работу. И каждое утро получается одно и то же, я просыпаю.

— До вечера, мам! — Чмокаю на прощание Маргарет и в спешке отправляюсь на работу. Дорога до студии занимает много времени, но меня это не смущает, я люблю дело, которым занимаюсь. Вообще-то раньше я думала, что моё призвание — фотография. И не было студентки прилежнее, чем я, но что-то пошло не так. После института я устроилась в местную газету, но продержалась там меньше года. После репортажа с танцевального конкурса я поняла, что глубоко заблуждалась.

Танцы! Вот моё призвание! Любители вы танцы, так, как люблю их я?!

Nikon в чулан! Даёшь стринги и колготки в сеточку! Героиня моего репортажа Эйприл — теперь моя лучшая подруга. Она предложила попробовать себя инструктором в студии танцев, которую они организовали вместе с Генри.

Я веду класс, по сальсе и по стрип-дансу. Да-да! По стрип-дансу! Ничего плохого в этом нет! Послушайте! Любой танец как бы он ни назывался — это просто язык тела, образ мыслей, скрытых желаний, если хотите! Люди, владеющие этим языком, могут высказать себя и признаться в чувствах к кому-то лучше, чем словами.

Контингент у нас самый разнообразный, но страсть одна на всех. Мы танцуем и нам это нравится! И не просто нравится, мы получаем от этого огромное удовольствие! Моя задача помочь этим тетям и дядям, белым и чёрным женщинам и мужчинам овладеть этим универсальным языком. Детям до 21 — вход закрыт. А так — мы всем рады!

Я работаю в Нью-Йорке, а живу в пригороде на севере, на бульваре Линкольна № 1324. Жизнь в нашем городке неспешная, нет такой суеты как в Нью-Йорке, мне это по душе. Да и место где мы живём очень тихое и очень-очень много зелени. Улицы широкие, уютные домики, приятные соседи. Мне нравится, где я живу. Уж куда лучше, чем в Нью-Йорке, это точно!

— Доброе утро, Глэдис! — здороваюсь с соседкой. С ней обязательно надо поздороваться первой, иначе потом она замучает Маргарет, разговорами о моей невоспитанности.

— Доброе утро, деточка! А мне уже утреннюю почту принесли! — замечает Глэдис. — Мистер Родригес такой любезный!

Вот же стерва! Какое мне дело до почтальона Родригеса? Стараясь не показывать раздражения, улыбаясь, открываю дверь машины. Отъезжая от дома, показываю ей в спину средний палец. «Пошла ты!» — думаю про себя. Довольная собой, я включаю музыку — «FUCK» от Blood Hound Gang. Жизнь налаживается!

Эйприл не разделяет моей любви к пригороду. Удивляется — зачем я мотаюсь туда — сюда каждый день, куда проще снимать квартиру, недалеко от студии, как они сделали с Генри. Я возражаю, говорю, что меня это не напрягает, да и снимать жильё в Нью-Йорке дороговато. И Маргарет одну оставлять я тоже не хочу! Тем более у меня есть Дэйв, который категорически не хочет куда-то переезжать.

Не смотря на то, что я всегда опаздываю на работу, я всё равно прихожу первая, отлично! Проветриваю классы, готовлю музыку для работы, переодеваюсь в любимые колготки — сеточку, черные шортики, черную майку с логотипом AC/DC, любимые мягкие черные туфли. Боевая раскраска много времени не занимает. Немного подкрашиваю тушью и карандашом карие глаза, крашу красной помадой маленькие пухлые губы, припудриваю миленький носик, щиплю щёки, чтобы казаться свежее. Затягиваю темно каштановые волосы в тугой пучок. Делаю растяжку. Я готова! Добро пожаловать, любители танцев!

Вскоре подтягиваются Эйприл с Генри, Зои и Томас, мы — команда. Встречаем учеников и приступаем к занятиям. За любимым делом время пролетает незаметно.

Поскольку мы вместе работаем, то и отдыхать стараемся тоже вместе. Иногда зависаем в барах, любим, проводить время в боулингах. По возможности выбираемся на концерты любимых исполнителей, иногда заваливаемся в кино. Если, получается, купить билеты — ходим в театр. Кстати моя любовь к театру, это заслуга Маргарет, я очень благодарна ей за это. Дэвиду не особо нравится моя компания и моя работа. Он ревнует к ним и часто ворчит, «друзья тебе дороже, чем я. И зачем тебе такая работа где, надо вертеть задницей? Опять ты была в баре с друзьями? Ты меня не любишь…», ну и всякий бред. Но каждый раз, когда я зову его куда-нибудь, он находит причину отказаться, типа у него очень много работы или он должен кому-то помочь. Для него работа дороже, чем я. Вы спросите, где мы познакомились? Да просто дружим с детства. Ну и дружба, как-то незаметно переросла в отношения. Он в принципе нормальный парень, весёлый, вполне симпатичный, в общем, этакий голубоглазый ангелочек. Но его занудство меня иногда раздражает. Я, конечно, стараюсь быть стойкой и не обращать внимания, но если честно терпение, наверное, скоро лопнет. Он работает менеджером в автосалоне и часто проводит время в своём гараже. Это предел его мечтаний и всё, что ему интересно в этой жизни. И менять он ничего не хочет. Но так жить скучно! Как он не понимает?! Из-за этого, мы часто ссоримся. Потом миримся. А спустя какое-то время всё начинается снова.

Глава 2

Сегодня понедельник. Провожу два первых занятия, музыку включаю громче, стараясь сконцентрироваться на работе и отогнать от себя плохое настроение. Но видимо это плохо получается, потому, что даже миссис Кокс замечает моё кислое выражение лица. В перерыве между занятиями забегает Эйприл, прихватив коробку с пиццей и две колы.

— Привет, красотка! — она обнимает меня, смачно целует в щеку и предлагает перекусить.

— Привет! — я стараюсь говорить весело. Открыв колу, мельком бросаю на Эйприл взгляд и стараюсь скрыть лицо за маленькой баночкой. — Ого! Новый засос от Генри! Какая страсть! — замечаю, по крайней мере, три отметины на шее. У меня вот с Дэвидом до засосов никогда не доходило, — вздыхаю про себя.

— О, да! Мы сегодня ночью так классно оттянулись, до сих пор прийти в себя не могу, — при воспоминаниях о ночных утехах Эйприл сладко мурлычет, закрывает глазки и, покачивая бёдрами, начинает себя поглаживать. Я хихикаю, радуюсь и с восхищением смотрю на подружку. «Какая она всё-таки красивая и счастливая». Высокая, стройная, её светлые длинные волосы, всегда идеально уложены, волосок к волоску. Красивые серые глаза идеально накрашены, большие пухлые губы подведены ярко красным карандашом и помадой в тон. Она очень весёлая, умеет нравиться мужчинам, всегда ярко одета, подтянута. Я тоже стараюсь от неё не отставать. Кстати, это она заставила меня красить губы красной помадой, я бы на это ни за что не решилась. Вот каких любят! Генри тоже у неё красавчик — смуглая кожа, черные длинные до плеч волосы, статный. Настоящий мачо. Вообще они классно смотрятся друг с другом.

— А ты всё плачешь из-за Дэвида? — с полным ртом пиццы спрашивает она, отвлекая меня от мыслей. — Думаешь, я не заметила твои красные глаза и нос? Слушай, я тебе давно уже говорю, что он тебя не достоин! Бросай его и не трать свои лучшие годы на этого засранца, — отпивает колу и продолжает учить меня жизни. — Давай лучше сходим сегодня куда-нибудь? — загадочно округляет глаза. — Смотри, какие денёчки наступают. Весна! Время для новых впечатлений и отношений! — многозначительно подмигивает мне.

— Отличная идея. Но давай в следующий раз, хорошо? — немного поперхнувшись, я вежливо отказываюсь. — Мы с Дэвидом вчера опять поссорились и сегодня, я хочу окончательно разобраться в наших отношениях. Я, конечно, устала от всего этого дерьма. Но нам нужен ещё один шанс!

— Ладно, Хелен, это дело твоё, решай сама, — она мотает головой и не верит, что я решусь порвать первая. — Как поживает миссис Рид? — меняет она тему.

— Хорошо, спасибо. Подстриглась и в очередной раз перекрасилась, но уже в сочную черешню, — отвечаю я.

— Что снова сменила имидж? Молодец! Я восхищаюсь Марго. Честно! Несмотря на приличный возраст, она всегда полна оптимизма и всегда заряжена новыми идеями. Бери с неё пример! — многозначительно смотрит на меня.

— Каждый день перенимаю опыт, — грустно отшучиваюсь я. Поболтав ещё, о том о, сём, мы вновь приступаем к работе. Я немного забываюсь. Вечером, проводив последнюю пару, я переодеваюсь, бросаю вещи в сумку и, попрощавшись с ребятами, еду домой. По дороге обдумываю, с чего начать примирение и как себя вести. Заезжаю домой переодеться.

— Привет, мам! — проходя мимо кухни, я улавливаю манящие ароматы.

— Добрый вечер, дорогая. Ужинать будешь? Я приготовила мясо по-французски, по-твоему любимому рецепту.

— Нет, мамочка, спасибо, мне сейчас срочно надо встретиться с Дэвидом, — на ходу отвечаю ей. Я, конечно, очень хочу, есть и чувствую усталость, но чтобы не терять время, быстро поднимаюсь в комнату и, бросив сумку, иду в душ. Выйдя из ванной, бегу в комнату и быстро одеваю свое любимое, голубое платье на корсете, оно очень воздушное, в нём я просто неотразима! Но зараза ткань, как нарочно задерживает меня, попадая в молнию. От этого мне приходится несколько раз расстегивать и снова застёгивать платье. Фу! Наконец-то! С третьей попытки, удалось. На ноги одеваю блестящие открытые босоножки на шпильке. Взлохмачиваю волосы. Подкрашиваю блеском губы, крашу слегка ресницы и легкий аромат любимых духов «We Love NY». Дэвид не устоит от такой красоты и мы, помиримся! И всё будет хорошо! — мечтаю я.

— Хелен. Может, всё-таки поужинаешь? У меня уже всё готово… Ой, какая ты красивая! — восхищённо охает Маргарет, скрещивая ладони на груди, когда я спускаюсь вниз.

— Мам, я потом, хорошо? Мне надо срочно поговорить с Дэвидом, — я целую её, на ходу накидываю свой коричневый плащик и выбегаю на улицу.

Дэвид недавно переехал от родителей и сейчас, живет практически напротив нас, надо только перейти дорогу и пройти один дом, направо. Я, конечно, очень надеюсь, что мы скоро будем жить вместе, но он не торопится, да и я не хочу давить на него. Подходя к его дому, чувствую, как во мне всё больше нарастает волнение. «Только бы помирились, только бы помирились» — молю я про себя и ещё раз проговариваю все слова, которые заготовила. Поднимаюсь, оглядываю себя ещё раз, взлохмачиваю волосы, приподнимаю корсетом грудь, чтобы выглядеть сексуальнее, делаю глубокий вдох, выдох и нажимаю на кнопку звонка. Жду. Дэвид открывать не спешит. Звоню ещё раз. Тишина. Начинаю звонить настойчивее. Подождав ещё минуту, разворачиваюсь, чтобы уйти. Понятно! Разговаривать не хочет. Ну и черт с тобой! — начинаю уже сердиться на него. Я хотела как лучше. Теперь первая, точно мириться не буду! Спустившись на пару ступенек, я слышу, как открывается дверь. Из дома выглядывает Дэвид, наспех натягивая рубаху и застегивая ширинку на джинсах.

— Хелен, привет. Извини, что так долго не открывал. Я… тут… это… я, — мямлит он что-то, приглаживая взъерошенные волосы. Краснея, опускает глаза и не знает, что ещё сказать.

Я снова поднимаюсь, чтобы войти в дом, но он преграждает мне путь, стоя в дверях. Вытаращив глаза от недоумения и не понимая, что происходит, я стою так пару минут.

— Дэвид, в чём дело? Я пришла мириться. Давай больше никогда не будем ссориться, а? Это утомляет, — я протягиваю руку, чтобы открыть дверь и вдруг в проеме на лестнице, вижу чьи-то голые ноги. Внезапный приступ гнева, так сильно пронзает меня, что я с силой распахиваю дверь, отдёргивая руку Дэвида. Ворвавшись в дом, я вижу абсолютно голую рыжую девицу, с вызовом смотрящую на меня сверху.

— Дэвид! — я поворачиваюсь к нему и ору так, что девица бросается наверх. — Какого хрена тут вообще происходит?! Ты! Дерьмо! Всё! Между нами всё кончено! Навсегда! — оттолкнув его, я выбегаю вся в слезах. У меня бешено колотится сердце, слёзы душат меня, мне не хватает воздуха, меня тошнит. Вбегая домой, я чуть не сшибаю Маргарет, но она удерживает меня.

— Хелена? Милая, успокойся! Ну, пожалуйста! Не надо так сильно плакать. Скажи, что случилось?! — допытывается она, тряся меня за плечи.

Я всё ей рассказываю. Она тянет меня на диван, обнимает, гладит мои волосы и поёт песенку, которую всегда пела мне перед сном. Я постепенно успокаиваюсь и затихаю. Мы сидим так, довольно долго. Я боюсь, что мама будет снова задавать вопросы, но обсуждать сегодняшнюю историю с Дэвидом совсем не хочется.

— Давай выпьем? — вдруг предлагает она.

— С удовольствием, — сразу соглашаюсь я. Она приносит два бокала с красным вином и мы, чокаясь, выпиваем.

— Знаешь, девочка моя, что я тебе скажу? — Марго снова притягивает меня к себе, гладя мои волосы. — У меня была подобная ситуация, с мужем. Мне было немного за сорок. Я тогда уже было отчаялась родить ребенка. Взвесив все «за» и «против», я решила, что, все равно буду счастливой. И у меня появилась — ты, — она поворачивает меня к себе, ласково улыбается и многозначительно смотрит.

— Мне, тоже пора кого-нибудь завести? — я, грустно улыбаюсь.

— Я не это имею в виду! Я просто хочу, чтобы ты не мучила себя. Поэтому, говорю тебе совершенно серьёзно. Забудь как можно быстрее всю эту историю, отпусти его и продолжай путь дальше. Счастье не заставит себя долго ждать. Поверь мне, доченька! — Она с такой любовью всё это произносит, что я крепко обнимаю её. Как всё-таки это здорово, когда тебя понимает любимый, родной человек.

— Ладно, мама, я пойду спать, завтра на работу. Доброй ночи, — зеваю я, уставшая и заплаканная, плетясь в свою комнату.

— Доброй ночи, Хелена. Пусть тебе приснится красивый сон, — улыбаясь, говорит Маргарет, беря в руки книгу.

Постояв немного под душем, одеваю, любимую пижаму с сердечками и плетусь в комнату. Уже лёжа в кровати под натянутым до носа одеялом, прокручиваю ещё раз историю с Дэвидом. Зачем он так поступил? Разве нельзя было сразу сказать, что меня больше не любит? Что дальше наши отношения так продолжаться не могут. Надо сделать перерыв. Я бы поняла. Может даже, охотно согласилась бы с ним. Но он предпочёл нормальному разговору дешёвое предательство! Что же, Дэвид, ты сделал свой выбор. И я тоже сделала свой выбор!

Глава 3

На следующий день я встала, как ни странно, совершенно спокойная, мне было так легко и свободно, как будто я вырвалась из петли, которая меня давно душила. Теперь всё стало предельно ясно. У нас с Дэвидом вообще нет ничего общего, наши отношения были обманом. От понимания всего этого я впервые, с момента наших отношений почувствовала себя счастливой. Я его простила! Дэвид перестал для меня существовать! Медвежонка я тоже выбросила в мусорный бачок, поздно вечером перед сном. «Извини приятель, но нашей дружбе тоже конец!»

— Хелен! Поторопись дорогая! — зовёт меня Маргарет. Это уже стало традицией.

— Да, да, уже бегу! — отвечаю ей, вытираясь полотенцем после душа. Быстро надеваю красные трусики, бюстгальтер, голубые джинсы, белый джемпер в черную полоску, ветровку и кеды. «Боже! Где же резинка?» Не найдя её решаю, что волосы тоже имеют право быть свободными. Взлохмачиваю их и, закинув в сумку всё необходимое для занятий, выхожу из комнаты в приподнятом настроении. Перепрыгнув ступеньки, я ловким движением руки отправляю сумку к двери и весёлая забегаю в столовую.

— Ты скоро станешь чемпионкой по самому быстрому собиранию на работу! Доброе утро, дорогая! — смеётся Марго.

— Доброе утро, мамочка! — смеюсь ей в ответ и с удовольствием приступаю к завтраку.

— Как спалось? — осторожно спрашивает она.

— Прекрасно! Я выспалась. Чувствую себя просто замечательно!

— Точно? Ты в этом уверена? — недоверчиво спрашивает она, немного прищуривая глаза.

— На весь миллион процентов! — убедительно отвечаю я, расплываясь в ослепительной улыбке. — Мама! Мне стало так легко, что просто хочется петь! Я счастлива от того, что стала свободной! — поднимаю бокал с апельсиновым соком и залпом выпиваю.

— Вот и хорошо! — она довольна, что я легко перенесла измену Дэвида. — О Боже! Мне тоже пора, а то придётся оправдываться перед мистером Коллинзом. — До вечера, дорогая! Удачи! — поцеловав меня, она поднимается в комнату, переодеться, чтобы не опоздать в школу.

— До вечера, мамочка. Тебе тоже удачи! — отвечаю ей, доедая свой завтрак. Закинув сумку на плечо, я выбегаю, спеша на работу. — Доброе утро, миссис Глэдис! — улыбаюсь я. «Даже если съязвит, то отвечать не буду», — решаю про себя. Я сегодня такая счастливая, что меня ничем не расстроить.

— Доброе, доброе, — коротко отвечает она, с интересом глядя в мою сторону.

Поворачиваю голову к машине и вижу около неё Дэвида. Я решаю не обращать на него внимания, будто мы вовсе не знакомы. Открываю машину, бросаю сумку, хочу уже сесть и ехать, я же опаздываю, как он меня останавливает:

— Хелена! Подожди. Давай поговорим. Я хочу объясниться, выслушай меня! — у него такой жалостливый вид, как у побитой собаки.

— Дэвид, чего ты хочешь? По-моему, ты вчера всё сказал! Ты сделал свой выбор. Я тоже сделала. Знаешь! Это даже хорошо, что ты изменил мне. Наконец-то ты избавил меня от своего постоянного занудства, за что тебе большое-пребольшое спасибо! Желаю тебе счастья, большой любви и так далее. А, сейчас извини, я опаздываю, меня ждут, — я сажусь в машину и еду на работу, включив на всю мощность Pink «Raise Your Glass». Ура! Я свободна! Боже! Как это здорово, чувствовать себя независимой, знать, что тебя никто не будет осуждать, куда ты пошла и с кем пошла? Как ты одета, как накрашена, что слушаешь, что смотришь, где работаешь? Я перевернула эту страницу жизни. Теперь у меня открыт чистый лист. Уж теперь я постараюсь, чтобы он не был пропитан слезами, а заполнился поцелуями от красных губ.

Переполняемая радостью и свободой, ощущая легкость, я довольно быстро добираюсь до работы. Надо же, теперь дорога не кажется такой долгой и утомительной. Потрясающе! Припарковав машину на платной стоянке недалеко от работы, я радостная, захожу в студию, напевая песенку. Распахнув во всех классах окна, я переодеваюсь, подбираю музыку для работы, делаю растяжку, ожидая первую группу. Во мне столько бодрости и энтузиазма, что я готова танцевать, не останавливаясь, целый день. Время до обеда пролетает незаметно. В перерыве между занятиями забегает Эйприл.

— Хелен, пойдём в «Grimaldi's»? — спрашивает она, приглашая сходить в пиццерию за углом.

— Да! С удовольствием! Умираю от голода! — я сияю от счастья и свободы.

— Ты сегодня какая-то другая. Улыбаешься как-то странно? — Эйприл удивленно вскидывает на меня бровь. — Помирились с Дэвидом? — предполагает она.

— Нет! Лучше! Он мне изменил! И мы расстались, навсегда! — я улыбаюсь как дурочка и, закинув руки за голову, двигаю эротично бёдрами, вкушая этот дурманящий запах свободы.

— Что? Ты не шутишь? Расстались? Боже, этого не может быть! Наконец-то! Это надо отметить и сегодня же! — она искренне радуется за меня, крепко обнимает и целует в щёчку. Мы решаем отпраздновать это событие после работы.

Наступает вечер. Проводив последние группы и закрыв студию, мы дружно, всей компанией отправляемся в «Arlene's Grocery». Чем примечателен этот клуб? Во-первых, здесь всегда играет живая музыка. Во-вторых, атмосфера очень дружелюбная. В-третьих, вход всего десять баксов и меню, нас вполне устраивает. Этот клуб один из наших любимых. К вечеру уже собралось изрядное количество самых разнообразных посетителей и завсегдатаев. Люди общаются, слушают музыку, поют, пытаясь перекричать певцов на сцене. От табачного дыма мне становится немного не по себе, но я не обращаю внимания. Мы сидим за круглым столиком, заказав пиво, коктейли и различные закуски. Зои первая произносит тост, поднимая стакан с коктейлем под названием «Sex on the beach»:

— Хелен! Желаю тебе поскорее встретить отличного парня и стать по-настоящему счастливой! За тебя! — мы все, чокаемся и отпиваем из трубочек потрясающе вкусный коктейль.

— Спасибо за такие добрые слова! — это так трогательно, «чмоки — чмоки».

— Я тоже присоединяюсь к пожеланиям Зои! И ещё желаю, чтобы засранцы, вроде Дэвида, больше не мешались тебе под ногами. — Эйприл весело выкрикивает свой тост, искренне радуясь за меня, целует в щёчку. Мы снова чокаемся и, выпив коктейль, принимаемся за пиво, весело болтаем и слушаем классную музыку. Спустя какое-то время к тостам девочек присоединяются мальчики.

— Хелен! — Генри нежно обнимает меня за плечи. — Мы с Томасом тоже хотим пожелать тебе удачи, — мы снова делаем «чин-чин» и он целует меня в щёчку.

— Да! Хел, за тебя! — чокается со мной Томас и тоже целует меня в щёчку. Они что сговорились зацеловать меня?

— Ты заслуживаешь быть счастливой — Генри ещё раз чокается со мной. — Если бы у меня не было Эйприл, то я бы с удовольствием закрутил с тобой роман. Но сама понимаешь? — он скрещивает руки и, смеясь, закрывается, от Эйприл, смотрящей сердито на него.

— Эй! Генри! Какого черта? — тоже смеётся она.

— Эй, ребята не ссорьтесь! — целую обоих, чтобы сгладить ситуацию. — И спасибо вам всем за поддержку, — мы снова чокаемся и Томас, рассказывает нам очередной весёлый анекдот.

Я уже немного захмелела и мне так хочется танцевать, что пятки сами собой стукают в такт мелодии и останавливаться совсем не желают. Видимо не я одна была одержима идеей, пойти танцевать. Эйприл вскакивает первая, хватает Генри за руку и тянет его, увлекая на танцпол. Зои и Томас следуют за ними. Обнявшись, они прижимаются друг к другу и танцуют медленный танец, несмотря на то, что звучит быстрая музыка.

Они хорошо смотрятся вместе, — думаю я. Зои и Томас, чем-то напоминают мне Брюса Джонсона и Мэгги Грейс. Оба очень красивые и влюблённые, — я, конечно, немного завидую, но всё же очень рада за них.

Я без пары, но меня это не волнует. Я хочу танцевать и оторваться на весь миллион процентов! Закрыв глаза, слушаю музыку и в такт ей, двигаю телом. Вдруг чувствую, что сзади кто-то придвигается ко мне, нежно обнимая за талию. Я поворачиваюсь и вижу высокого, худого, прыщавого парня, похожего на Адама Сэндлера. Мы улыбаемся друг другу и танцуем, возбуждаясь от музыки, от прикосновений и от повышенного градуса в крови.

— Классно танцуешь, — шепчет он на ухо, прижимаясь ко мне всё ближе и ближе. Внимание мне приятно. Это, конечно не Брэд Питт, но мне сегодня нужны комплименты, я свободна и хочу всем нравиться, да и как партнёр парень не совсем потерян для общества. Войдя во вкус, кручу попой сильнее, дразня его, и сама постепенно возбуждаюсь. Хотя, надо признаться честно, моё возбуждение вызвано не тем, что он произвёл на меня неизгладимое впечатление — я просто хочу забыться и провести вечер весело и без заморочек.

— Ты здесь одна? — спрашивает он, нагло обнимая меня за попу. Но меня это не смущает, мне хорошо и всё.

— Нет! Я пришла с друзьями, они где-то здесь, — оглядываюсь в тщетном поиске Эйприл и остальных, но в полумраке, да ещё от постоянно мерцающего света, не могу никого разглядеть.

— П-о-о-нятно! — протяжно отзывается мой новый кавалер, он понял меня по-своему.

— Может, ко мне пойдём? — его возбуждённый бугорок под штанами, как бы случайно, начинает тереться о моё бедро. Нетерпеливый какой!

— Спасибо за предложение. Нет! — я говорю это с улыбкой и совершенно чистосердечно, мне почему-то совсем не хочется, сразу после расставания, начинать новые отношения. Если уж я и решусь в ближайшее время на новый роман, то это должен быть феерический взрыв желания и страсти, или даже так — бурных желаний и диких страстей. Но где такого найти, вероятно, это из области фантастики.

— А-а-а, такие дела…? Ну, как знаешь…

Он медлит несколько мгновений, как бы давая шанс неразумной девушке, осознать какие неземные удовольствия она, безвозвратно теряет, отвергая столь лестное и заманчивое предложение. Мне сказать больше нечего — я молчу.

— Тогда мне пора! Удачи! — он освобождает мою талию от тесных объятий и, махнув кому-то рукой, уходит.

Тоже мне мачо, мог бы быть и понастойчивее. Так ему и надо, значит правильно, что отказала. Пробираюсь, через танцующих людей, к нашему столику. Ребята, выпив по очередному пиву, веселятся.

— Где моё пиво?!

— Твой кавалер выпил! Ха-ха!

— Смешно вам! Мне и самой смешно. Пррродолжаем разговор! Дайте свободной девушке бокал!

Время пролетело так незаметно, что я случайно взглянув на часы в туалете, с ужасом обнаруживаю, что уже два часа ночи! Звоню Маргарет предупредить, что скоро приеду. Чёрт возьми, батарея сдохла! Всегда не вовремя. Я резво вскакиваю и говорю, что мне срочно надо домой. Пока-пока!

— Не забудь завтра! — вдруг серьёзно говорит Эйприл.

— Чего это?

— На работу прийти! Ха-ха! Привет маме!

«Опять на одну и ту же шутку попалась!»

Прощаюсь со всеми и, выскочив на улицу, бегу на стоянку. Вообще надо бы такси, но где наша не пропадала, не так много я и выпила, свежий воздух сразу вернул ясность мысли! Тяжело дыша от ночной пробежки (пить меньше надо), кое-как добегаю до машины, нервно завожу мотор. Сильно спешить — себе дороже, и лишнее внимание копов мне не к чему. Не подведи, малышка! Поехали!

Представляю, как волнуется Маргарет! Чёрт! Надо же, как не к месту телефон разрядился! Я хоть и взрослая девочка, но Маргарет, так сильно переживает, когда я задерживаюсь, что однажды просто заставила меня поклясться, что я обязательно буду звонить и сообщать что всё хорошо. Клятвы надо соблюдать.

Приключений по дороге не случилось, я достаточно быстро и благополучно добираюсь до дома. Глушу мотор и какое-то время смотрю на окна. Вроде всё спокойно. Бегу к дому и осторожно открываю дверь в надежде, что Марго, всё-таки не волнуется и давно уже похрапывает у себя в комнате.

— Хелена, где ты была? — спрашивает меня строго Марго, как только открылась дверь и я показала нос, заглядывая, домой. — Я уже в службу спасения звонила! Почему не сообщила, где ты? — ворчит она и я, как провинившаяся школьница, стою, опустив глаза, теребя замок куртки.

— Мам… не ругайся, — а у самой в голове крутится мелодия, под которую мы зажигали. — Мы просто с ребятами отмечали моё расставание! — я снова вспоминаю, как ко мне клеился парень. Может быть, я напрасно отказала ему? Да нет, я всё сделала правильно! Спешить точно не стоит. Несомненно, что всё самое интересное в моей жизни только начинается. Моё счастье где-то, совсем рядом, надо просто суметь разглядеть его. Только бы не ошибиться, как с Дэвидом. Буду впредь поразборчивее с мужчинами.

— Хелена! Хелена! О чём задумалась? — мама уже не сердится и на том спасибо.

— Да так ни о чём, просто устала. Я, пожалуй, пойду спать. Доброй ночи! — поцеловав её, я уставшая плетусь к себе.

— Доброй ночи! Хотя можно уже сказать доброе утро! — хмыкает она и идет на кухню попить водички.

Постояв немного под душем, быстро переодеваюсь в свою любимую пижаму с сердечками, телефон ставлю на зарядку и, плюхнувшись в кровать, я проваливаюсь в глубокий сон.

Глава 4

— Хелена-а-а-а! — слышу где-то далеко-далеко. «Мама, я только что легла, даже, заснуть ещё не успела…»-отвечает моё сонное «я». — Хелен! Вставай, ты опоздаешь! — Марго нежно трёт мою щеку и я, еле-еле открываю один глаз.

— Который час? — спрашиваю сквозь сон.

— Пора вставать солнышко. Завтрак уже готов, — она начинает слегка щекотать меня, чтобы я быстрее проснулась. Под действием маминых манипуляций я, хихикая, всё же встаю.

Голова гудит, самочувствие, скажем так, не очень. Хочется спать. Плетусь в ванную. Стоя под душем, постепенно убавляю горячую воду, чтобы быстрее взбодриться. Достигнув поставленной цели, я быстро вытираюсь и бегу одеваться. Закинув всё необходимое в сумку, спускаюсь вниз и спотыкаюсь о собственную ногу, чудом удерживая равновесие. Сумка летит к двери, долетая только до коврика, видимо тоже не выспалась. Облом! Ну и ладно. Завтракать если честно совсем не хочется. Но, чтобы не расстраивать Марго, присоединяюсь к ней за столом. Сил хватает только на сок и двойной кофе.

— Мамочка, спасибо за завтрак! Чтобы я делала без тебя? До вечера! — чмокнув её, беру сумку и выхожу на улицу.

Да! Погода с утра тоже не очень. Моросящий дождик, смешанный с неприятным холодным ветром, радости не добавляет. Надо же, как резко изменилась погода? Вчера был такой чудесный теплый день, а сегодня? Б-р-р-р.

— До вечера, дорогая! Не забудь позвонить и поздравить Бетти! — на ходу напоминает Марго, о дне рождении её сестры.

— Окей! — отвечаю я и, захлопнув дверь, бегу к машине, прикрываясь ладонью.

— Доброе утро, миссис Глэдис! — пробегаю мимо, мельком взглянув её сторону.

— Доброе утро, Хелена! — сдержанно отвечает миссис Глэдис, в руке у неё большой черный зонт-трость, она этим аксессуаром, видимо, очень гордится (таких, дескать, больше не делают).

Взбодрившись ещё больше под утренним дождём, закидываю сумку, завожу машину, включаю любимую музыку AC/DC «Thunderstruck» и еду на работу. Доехав достаточно быстро до города, паркуюсь на стоянке. Хорошо, что в бардачке есть маленький сиреневый зонтик с изображением любимого Нью-Йорка. Выскочив из машины, спешу на работу. Проветривая классы, готовлю музыку, переодеваюсь, делаю растяжку и жду первую группу. Проведя первые два занятия, жду Эйприл, чтобы посплетничать о вчерашнем вечере, как мои мысли прерывает Томас.

— Хелен! Привет! — он чем-то сильно обеспокоен. — Слушай, позвонили из больницы, сказали Эйприл и Генри попали вчера в аварию. Чёрт, что теперь делать? Наверное, надо навестить их? — Томас пожимает плечами, не зная как поступить.

— Как в аварию? — я, даже сажусь на стул, обалдевшая от этой новости.

— Ну, вроде, как Генри не справился с управлением и они, врезались в столб, — он запускает руку в волосы, нервно их теребя. Тут же прибегает Зои и плача навзрыд бросается в объятия Томаса.

— Зои, не плачь, а то я тоже сейчас разревусь, — сдерживая слёзы, подхожу к ним. Обнявшись, мы молчим, боясь сказать хоть слово. «Надо взять себя в руки и не распускать нюни». Нарушив молчание, я предлагаю сходить к ребятам.

— Томас! Я пожалуй навещу их, а ты возьми моих Смитов. Хорошо?

— Конечно, Хелен, без проблем! — он облегченно вздыхает, как будто снимает с себя груз ответственности.

Извинившись перед Смитами, я объясняю им, что должна отлучиться по срочному делу и отправляю их к Томасу. Переодевшись, выхожу на улицу и, не обращая внимания на дождь, решаю пройти пешком до больницы. Мне просто необходимо подышать свежим воздухом.

«Боже! Попали в аварию?!». — Меня колбасит от этой новости, ноги трясутся, ладони холодные, даже непонятно от чего больше, от страха или от холодной погоды. «А если с ними что-то серьёзное случилось? Нет! Нет! С ними всё будет хорошо!». — Я иду по улице и не замечаю прохожих, которых задеваю и которые, задевают меня. Переходя дорогу, я вдруг, замечаю перед собой такси, из которого, выскакивает индиец — шофер и на ломаном английском посылает ругательства в мой адрес. Не обращаю на него внимания, иду дальше, я, поскольку полностью погружена в свои мысли.

Добравшись до больницы, на пару минут задерживаюсь у входа.

«Уф! У-у», — сделав глубокий вдох, выдох, вхожу в приёмный покой. Боже! В какой муравейник я попала! Сколько же здесь народу? Пациенты, врачи, медперсонал, посетители. У меня уже в глазах рябит!

— Здравствуйте! — говорю я, подходя к стойке, за которой сидит медсестра в белоснежном халатике. Вчера к вам доставили Эйприл Мур и Генри Купера. Они попали в аварию. Вы не могли бы подсказать в каких они палатах?

— Здравствуйте! Минуточку, сейчас посмотрим! — она откладывает в сторону какой-то журнал, набирает на клавиатуре фамилии и мышкой ищет по компьютеру, номера палат.

Я нервно стукаю пяткой, оглядываясь по сторонам. Мой страх за друзей, становится всё больше. Быстрее бы всё выяснить, — вертится в моей голове.

— Так! Эйприл Мур. Да! Вот, пожалуйста, в 404, это на четвертом этаже. Теперь Генри Купер. Мистер Купер лежит на пятом в 501 палате. Можете подняться на лифте мисс. Пройдите направо до конца коридора, там есть лифт, — очень любезно объясняет она.

— Спасибо! — благодарю её за помощь и бегу к лифту. Зайдя в кабину, я нажимаю на кнопку, но тут ко мне, присоединяются два медбрата. Они завозят каталку, с мужчиной, один держит капельницу и, улыбаясь, поглядывает на меня, другой, очень серьёзно смотрит в стену. Не обращая внимания на весёлого медбрата, я перевожу взгляд на каталку. О Боже! Голова мужчины полностью забинтована, на лице и плечах, ушибы и ссадины. На белой простыне растеклось красное пятно. Прижавшись к стене, я чувствую подступающую тошноту, отвожу взгляд, упираясь глазами в потолок. «Ля-ля-ля. Думай о чём-нибудь приятном»- пытаюсь вспомнить что-то хорошее, но на ум ничего не приходит. «Блин, я же Бетти забыла поздравить!» — вдруг вспоминаю я и решаю позвонить после того как выйду отсюда. К моему счастью парни выходят на третьем этаже. «Какое облегчение!»

Следующий этаж мой. Выйдя из лифта, я оказываюсь в длинном коридоре, освещённом яркими люминесцентными лампами. Найдя 404 палату, я осторожно открываю дверь, захожу, чтобы не разбудить Эйприл и тут же зажимаю ладонью рот, плача навзрыд от увиденной картины. Боже! Голова перебинтована, на теле синяки. В руку вставлена иголка с длинной трубкой, присоединённой к капельнице, изо рта тоже торчат две трубки, присоединённые к непонятному аппарату. Бедная моя Эйприл! Я вытираю слёзы и приказываю себе не плакать. Тихо подойдя к ней, стою так какое-то время, пока не заходит врач, похожий на Уилла Феррела, только у него что-то с глазами, по-моему, они косят.

— Добрый день, мисс…?

— Рид, — быстро отвечаю я, вытирая слёзы с тревогой жду, что он скажет.

— Меня зовут доктор Джонс. Приятно познакомиться, — жмёт мне руку и как-то странно улыбается. — Кем вы являетесь мисс Мур? — подмигивает мне косым глазом.

— Мы работаем вместе и она моя лучшая подруга, — отвечаю я, сдвигая брови, чтобы казаться серьёзнее.

— А у мисс Мур есть родные, кому бы мы могли сообщить о случившемся? — от его противной улыбки и приторного голоса, мне делается не по себе.

— Я сама сообщу её родным, — сухо отвечаю я, «когда сочту нужным», — добавляю про себя. — Мне бы хотелось узнать о её состоянии?

— Да, конечно. О состоянии… — он начинает изучать её историю болезни и, сжимая губы в тонкую полоску, говорит с важным видом, приподнимая брови. — На данный момент мисс Мур, находится в стабильном состоянии средней тяжести и её жизни теперь ничто не угрожает, — он высокомерно, смотрит на меня и через несколько секунд, снова говорит:

— Легко отделалась, ваша подружка. Вот к чему приводит езда в нетрезвом виде, мисс Рид! Если захотите узнать поподробнее, подойдёте на пост, спросите меня. Сможем поговорить ещё, о вашей подруге. А сейчас мне пора. Извините, но у меня много пациентов! — он гордо выпячивает грудь и выходит из палаты. «Фу! Какой неприятный тип, хоть и врач». Я отряхиваю пиджак, как будто только, что испачкалась и снова подхожу к Эйприл. Сажусь на краешек кровати и нежно глажу её руку. «Эх. Эйприл, Эйприл? Как же вас угораздило впечататься в столб? Генри ведь такой классный водитель. Что же произошло на самом деле? Как он там? Надо будет тоже навестить его» — размышляю я, как вдруг Эйприл, начинает стонать и, моргая, открывает глаза.

— Эйприл, милая! Ты как? — склоняясь над ней, я тихо всхлипываю. Она начинает стонать сильнее. Испугавшись, я выбегаю из палаты и зову на помощь. Приведя медсестру, полную чёрную женщину, я прошу посмотреть, что с Эйприл. Она проверяет капельницу, прибор, к которому подключены трубки и осматривает её.

— Всё в норме! Если у вас есть блокнот и ручка, то дайте ей, похоже, она просто хочет что-то сказать вам, — с этими словами, медсестра выходит и я, лихорадочно ищу в карманах бумагу и ручку. Найдя, всё подсовываю ей под руку. Эйприл, преодолевая боль, что-то царапает мне.

— «меня завтра контракт, серьёзные деньги, выручи, умоляю, тел. XXXXXXXXXX» — в бессилии закрыв глаза, она, похоже, опять проваливается в забытьи.

Какое-то время я стою, обалдевшая и, перечитываю записку. Посмотрев на Эйприл, снова перевожу взгляд на записку и снова перечитываю.

— Что за бред? Какие деньги, какой контракт? — бурчу себе под нос. Ещё раз, внимательно перечитав записку и всё, обдумав, решаю, что это всего лишь действие лекарств. Эйприл никогда и ничего от меня не скрывала. Если бы это было правдой, я бы знала. Посидев ещё немного, осторожно целую её в щеку.

— Поправляйся скорее, — шепчу ей на ухо и выхожу, чтобы снова не расплакаться.

Поднявшись в 501 палату, навещаю Генри. Он спит. Около него тоже стоит капельница, изо рта торчит трубка, присоединённая к такому же аппарату, как у Эйприл. На лице есть небольшие ссадины и синяки. Видимо удар больше пришёлся на Эйприл, потому что видок у неё, куда хуже, чем у Генри. Немного постояв около него, выхожу из палаты, чтобы случайно его не разбудить. Обессилевшая от всей этой ситуации, я прислоняюсь к стене, чтобы немного прийти в себя. Ко мне подходит его лечащий врач, женщина, похожая на Шеннон Доэрти.

— Здравствуйте! Вы, наверное, хотели бы узнать, как себя чувствует мистер Купер? — она заглядывает мне в глаза, сочувственно улыбаясь.

— Здравствуйте! Да, если вам не трудно, — прошу я. Но от всей увиденной картины и от больничного запаха, чувствую острую необходимость в свежем воздухе. Иначе просто могу упасть в обморок.

— С вами всё хорошо? Как вы себя чувствуете? — участливо спрашивает она. — Пойдёмте, присядем и я всё вам расскажу, — она берёт меня под руку и ведёт к стульям стоящим недалеко от палаты. Мы садимся, она открывает его историю болезни, бегло читает и говорит:

— Ну что я могу сказать, сейчас у него стабильное состояние. Все органы в норме… Вам может воды принести? — снова спрашивает она.

— Да, если можно, — шепчу я пересохшими губами. Когда она приносит воду, я с жадностью выпиваю и благодарю её за понимание.

— Меня зовут доктор Фостер. Вы можете сказать мне, кем вы приходитесь мистеру Куперу?

— Мы работаем вместе, — устало отвечаю я.

— Тогда может, подскажете, как нам связаться с его родными? — она приготовилась записывать телефон.

— Не беспокойтесь, я сама сообщу им, — как можно убедительнее, отвечаю я.

— Хорошо! Тогда вам необходимо сейчас выйти на воздух и немного расслабиться, — улыбнувшись, она прощается и уходит. Посидев ещё немного, я плетусь к лифту, спускаюсь вниз и, выйдя на улицу, начинаю глубоко вдыхать в себя холодный мартовский воздух. На лицо падают мелкие капельки дождя. «Боже! Как же хорошо подышать свежим воздухом!» Придя в себя, я решаю не пользоваться транспортом, а вернуться в студию тем же путём, что и пришла. Вспомнив о Бетти, звоню и, стараясь быть радостной, поздравляю её с днем рождения. Идя по улице, я все размышляю про Эйприл с Генри. «Да! Хорошо повеселились, нечего сказать! Родителям я, пожалуй, звонить не буду и ещё эта записка. Какая-то странная история. Нет, это всё бред, просто глюки!» — убеждаю себя, заходя в студию.

— Ну, как они? — спрашивают меня Томас и Зои, когда я захожу в свой класс.

— Врачи говорят состояние стабильное, средней тяжести. Самое главное, что они живы, — уставшим голосом отвечаю я.

— Да! Самое главное, что они живы и что они в безопасности, — с облегчением от положительной новости соглашаются они. Мы вновь возвращаемся к работе.

Кое-как, дождавшись вечера, я прощаюсь с Зои и Томасом, и еду домой. Из головы никак не выходит вся эта история с ребятами и запиской. Вечером за ужином обсудив все дела за день, я рассказываю всё Маргарет.

— Эйприл написала мне записку, — я вынимаю, из кармана листок бумаги и подаю Марго. Она читает и недоумённо смотрит на меня.

— Ну! И что ты намерена с этим делать? — она отдает назад листок.

— Не знаю. Это больше похоже на бред, чем на правду. Наверно, Эйприл вкололи лошадиную дозу снотворного и у неё начались глюки. Мам, она никогда и ничего от меня, не скрывала и не скрывает. Если честно, я серьёзно к этому не отнеслась. Но всё-таки что-то в этой истории не даёт мне покоя, я даже не знаю, что мне теперь делать?

— Хелен, я думаю, что всё это правда. Если бы она говорила это в бреду, тогда да, это было бы действие лекарств. Но она ведь была в сознании? — она смотрит на меня вопросительно.

— Да она писала записку в сознании. Что ты предлагаешь?

— Позвонить, конечно! — Марго удивлённо смотрит на меня, как будто-то ответ и так очевиден.

— Нет, мама! Ну, это не серьёзно! Эйприл просто перепутала сон с реальностью, — возражаю я.

— Никакой это не сон. Тебе что, так сложно позвонить? Послушай, дорогая! Если ты позвонишь, тогда мы точно будем знать, бред это или правда, — мама говорит очень убедительно.

— Хорошо. Я позвоню. Но что я скажу? — я ещё брыкаюсь, но уже практически сдалась.

— Скажешь, кто ты, откуда знакома с Эйприл. Расскажешь, всё, что с ней произошло и про записку, — она волнуется это видно.

— Хорошо позвоню, — говорю я, не в силах больше сопротивляться. Вынимаю из сумки телефон и набираю номер. Никто не отвечает.

— Ну, вот видишь, никто не отвечает, — показываю на телефон, в надежде, что она больше настаивать не будет.

— Позвони ещё, — не унимается она. Я стону от усталости и от её упорства, но снова набираю номер. И так раз десять. Но вот наконец-то меня услышали…

— Алло! — говорит приятный мужской голос.

— Алло! Добрый вечер! Меня зовут Хелена Рид. Я подруга Эйприл. Она попала в аварию и просила вам позвонить. Сказала, что у неё контракт с вами, — говорю я с уверенностью, что не туда попала. Я жду и почему-то волнуюсь.

— А вы, откуда знаете Эйприл? — после некоторой паузы, очень вежливо спрашивает мужчина на конце провода.

«Ни, здравствуйте, не сказал, не назвал своего имени. Да! Приветливостью дяденька не страдает» — думаю. Но, проявляя вежливость, отвечаю:

— Мы работаем вместе в студии.

«Так значит всё-таки контракт это не фантазии, а реальность. Это становится любопытно. Ладно, послушаем, что это за контракт…»

— А! Значит, вы можете танцевать стрип-данс? — у него такой ласковый и одновременно вкрадчивый голос, у меня даже мелькнула мысль, что я попала в «секс по телефону».

— Ну да, могу, конечно, — я не понимаю намёков.

— Тогда, завтра жду вас по адресу: XXXXXXХ, где я всё вам объясню, и мы обсудим контракт. Жду вас завтра в 10.00. Всего доброго! — он вешает трубку, даже не дав мне опомниться.

— Ну, что он тебе сказал? — с интересом и некоторым волнением спрашивает Марго.

— Спросил, откуда я знаю Эйприл и умею ли я танцевать стрип-данс. Сказал что, ждёт меня завтра в 10.00 по адресу: XXXXXXХ, — я сижу растерянная и хлопаю на неё глазами. Идея эта мне совсем не по душе, но поскольку у Эйприл действительно контракт с этим человеком и дело может быть достаточно серьёзным, то я теперь просто обязана съездить и всё выяснить. Я уже всё для себя решила.

— Ой-ой-ой! — качает головой Маргарет. — Что-то мне уже не нравится вся эта затея, тем более спросил про стрип-данс? Зря я настояла на том, чтобы ты позвонила. Ты была права. Надо было забыть про записку и не влезать в это дело. Хелен, прости меня за мою настойчивость, — она качает головой, жалея, что настояла и теперь напугана.

— Мама! Зная теперь, что это правда, я просто обязана съездить и выяснить всё до конца. Не волнуйся за меня. Я взрослая девочка, в случае чего постоять смогу за себя. Я должна ей помочь. Понимаешь? Иначе просто не прощу себе трусости, — я говорю очень убедительно, чтобы Маргарет теперь не начала отговаривать меня. — Мама! Ты должна меня понять!

— Я понимаю тебя, Хелен! Но я боюсь за тебя. Вдруг, случится какая-то беда? Я не переживу этого. Ты тоже должна понять меня, — у Маргарет выступили слёзы.

— Мамочка, всё будет хорошо, успокойся! Завтра я всё выясню. Если меня что-то насторожит или не устроит, я обещаю, что в это дело дальше не полезу, — я стараюсь быть убедительной. — А, теперь давай отдыхать, я очень устала, просто валюсь с ног.

— Хорошо! Доброй ночи, солнышко! Я ещё немного почитаю и тоже пойду спать, — немного расслабившись, отвечает Маргарет.

Стоя в душе, я ещё раз прокручиваю всю сегодняшнюю информацию. И никак не могу понять, почему Эйприл ничего мне не говорила раньше. Таинственный, секретный контракт…. Выйдя из душа, переодеваюсь в любимую пижаму и, плюхнувшись в кровать, звоню Зои.

— Зои! Привет! Извини, что поздно звоню, но я что-то неважно себя чувствую. Я, пожалуй, пару дней отдохну. Возьми моих учеников, пожалуйста, — надеюсь, она не откажет. Мы всегда друг друга выручаем. И мне действительно не по себе от предстоящей встречи. Я решила не рассказывать о таинственном контракте ей и Томасу, меньше знают, крепче спят.

— Привет Хелен! Нет проблем, конечно возьму. Выздоравливай! — отвечает Зои. Мы ещё немного болтаем, о том о, сём и, желая друг другу доброй ночи, прощаемся.

Лежу и смотрю в потолок! Мне не спится. Всё думаю и думаю про загадочный контракт. «Эх, Эйприл, Эйприл! В какую авантюру ты влезла? И главное зачем? Захотелось получить острых ощущений? Или захотелось больших денег? А может и то и другое? Получается так. Да! Ты всегда любила авантюры! А, может это Генри, тебя заставил? Да, нет! Он не такой. Он очень заботливый и преданный, и не стал бы подвергать тебя опасности! Не понимаю! Но обязательно выясню всё, когда ты придёшь в себя», — решаю я и, закрыв глаза, пытаюсь заснуть. Но сон как назло не приходит. Я ворочаюсь с боку на бок. Мне всё мешает, мне жарко. Боже! Посидев немного на кровати, иду к окну и, прислонившись лбом к стеклу, всё думаю про Эйприл, про её таинственный контракт и о предстоящей встрече. Немного постояв, иду обратно в кровать, завернувшись в одеяло, снова прокручиваю телефонный разговор: Умеете ли вы танцевать стрип-данс? Чёрт, неужели это то, о чём я думаю? Мне становится немного не по себе. Я начинаю считать до ста, иногда это помогает. Может и в этот раз, поможет мне расслабиться? Один, два, три… Досчитав до 98, я, засыпаю.

Глава 5

Вскочив, в 08.00,я быстро принимаю душ. Одеваю любимый, красный, шелковый халатик и спускаюсь в столовую.

— Доброе утро! — грустно улыбаясь, говорит Маргарет, ставит яичницу с беконом, сок и кофе.

— Доброе утро! Ты сегодня прекрасно выглядишь! — ласково заглядываю ей в глаза, пытаясь приободрить.

— Неужели только сегодня? — усмехнувшись, спрашивает она.

— Да нет! Ты всегда прекрасно выглядишь, но сегодня особенно!

— Это, наверное, потому, что у меня щёки красные от волнения за тебя.

— Мам! Прошу тебя, не переживай! Всё будет в порядке! — с полным ртом, серьёзно говорю я.

— Хорошо Хелен! Только пообещай мне, что ты действительно не полезешь в это дело, если будет хоть малейшая опасность? — она в упор смотрит на меня.

— Обещаю! — прикладываю руку к груди, а сама едва сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться.

— И не надо смеяться молодая леди, — немного расслабившись, улыбается в ответ Марго.

— Ладно, мам, спасибо за завтрак! Мне пора собираться, — целую её в щёчку и поднимаюсь к себе.

Открываю шкаф. «Так! Что лучше одеть? Тёмно синий пиджак, однозначно. Юбку или брюки? Белую блузку или серую? Наверное, лучше брюки и белую блузку, чтобы не щеголять открытыми ножками и выглядеть свежо, я ведь еду по делу! И чёрные туфли на шпильке». Мне было бы конечно комфортнее натянуть джинсы, футболку, пиджак и кеды, но это как то не в тему. А я должна выглядеть серьёзной деловой женщиной. Одевшись, я подкрашиваю слегка глаза, немного блеска для губ, щиплю щёки и немного любимого парфюма. Волосы забираю в тугой пучок.

Поглядев на себя в зеркало, на комоде, решаю, что выгляжу вполне по-деловому. В маленькую, черную сумочку, кидаю ключи, телефон и пару сотен. «Удачи!» — говорю сама себе и выхожу из комнаты. Спускаюсь вниз, осторожно переступая ступеньки, чтобы не навернуться на высоченных шпильках.

— Мамочка, пожелай мне удачи. Скоро всё узнаем, — целую Маргарет на прощание.

— Удачи, дорогая! Будь осторожна, — она тоже целует меня, но в глазах я замечаю, что страх совсем не прошёл. Оно в принципе и понятно. Я ведь её ребёнок. А каждая мать всегда переживает за своего ребёнка.

— Всё будет хорошо! Пока! — выйдя на улицу, я иду уверенной и деловой походкой к машине.

— Доброе утро миссис Глэдис, — интересно, о чем она спросит на этот раз?

— Привет Хелен! Прекрасно выглядишь! Работу сменила? — улыбаясь, спрашивает она.

Хочется иногда послать её куда-нибудь подальше. Вот зараза. Каждое утро стоит у своего почтового ящика, как будто специально ждёт меня.

— Как это вы догадались? — я кокетливо улыбаюсь, глупо хлопая глазами и, не обращая больше на неё внимания, грациозно сажусь, завожу мотор, включаю Blood Hound Gang «Along comes Mary» и отправляюсь на очень странную встречу.

Я уже подъезжаю к Нью-Йорку. Ёрзая на сидении, стараюсь отогнать все страхи и планирую, как буду себя вести и что спрашивать. Я быстро нахожу указанный адрес, это и несложно, так как он находится в трёх кварталах от моей работы. Это ничем не примечательное четырехэтажное здание из красного кирпича. На входе почему-то указана вывеска «Курительный дом». Я немного удивлена. Выйдя из машины, перехожу дорогу, направляясь к указанному дому. Подёргав несколько раз ручку двери, вдруг замечаю сбоку на стене кнопочку. Звоню. Через пару секунд, мне отвечает равнодушный, мужской голос:- Слушаю…

— Хелена Рид! Мне назначено на 10.00, - «щёлк», дверь открывается и я, пройдя, пустую комнату, выхожу во внутренний двор. «Зачем такая конспирация? И дверь была закрыта, и этот голос из домофона. Как-то все слишком таинственно. Может плюнуть на всё и уйти? Пусть Эйприл, сама, расхлёбывает свои проблемы… Стоп! А, если бы я попала в подобную ситуацию? Нет! Надо идти до конца! Но это только ради моей дорогой подруги. Размышляя, что делать, оглядываю двор. Он очень большой, под ногами мелкая цветная галька. Окна дома плотно закрыты красными жалюзи, слева замечаю большие ворота. Вдруг навстречу мне, из противоположной двери, выходит высокий мужчина. Он чем — то, напоминает Дениса Хоппера. На нем черные кожаные джинсы, черная майка и черный кожаный пиджак. На мизинце небольшой перстень. Похож на гангстера, — думаю я, но отступать уже поздно. Тем более я всегда могу отказаться.

— Доброе утро мисс Рид! Меня зовут Джо, просто Джо.

— Доброе утро! — пищу я, кхыкая, пытаясь придать голосу уверенности. Я стараюсь, вести себя не принуждённо, как будто я опытный переговорщик и показываю всем своим видом, что я очень серьёзная молодая девушка и меня не так-то просто обвести вокруг пальца.

— Прошу, — он, улыбаясь, пожимает мне руку и приглашает пройти внутрь. Оглядывая внутреннюю обстановку дома, я замечаю, яркие абстрактные картины, висящие на гладких белых стенах. Я плохо разбираюсь в живописи, но как мне кажется это картины Джеймса Ропера. Прикольные картины. Впереди я вижу большую чёрную стеклянную дверь, с блестящими, металлическими ручками. Пол выложен черной плиткой и потолок почему — то, тоже черный. ««Ну и местечко!» Я следую за Джо, на второй этаж. Там такая же обстановка, только больше дверей. Дойдя до конца коридора, он вежливо пропускает меня, приглашая в кабинет. Здесь такие же белые стены с яркими абстрактными портретами Франсуазы Нилли. Потрясающие картины. Я бы тоже, повесила у себя один из таких портретов, но это мне не по карману. Ближе к окну стоит тёмно коричневый широкий стол, с массивным черным креслом. Я присаживаюсь в одно из красных кресел, стоящих напротив стола. Джо садится рядом и, говорит:

— Мисс Рид! Я не буду вас долго задерживать. Тем более у меня сегодня куча дел, надо многое подготовить для вечера. Будут очень важные люди, — он подмигивает мне, типа «ну вы понимаете?»

На какое-то мгновение он замолкает и выжидающе смотрит на меня. Я хлопаю испуганно глазами и не могу вымолвить ни слова, ожидая чего-то нехорошего. Он видит моё недоумение и продолжает:

— Вы значит совсем не в курсе?!

— Нет, — я качаю головой.

— Ну, тогда к делу! Мой бизнес, мисс Рид, легален, — он делает акцент на этом слове. — Бояться, не стоит. Ко мне приезжают очень богатые и влиятельные люди со всей страны. Одни хотят отдохнуть от проблем, другие решить дела в приятной обстановке, третьи просто устраивают мальчишник, перед счастливой супружеской жизнью. Вы понимаете?

— Да, — отвечаю я, начиная краснеть, бледнеть и нервно расстегивать и застёгивать замок на сумочке. — Как насчёт контракта с Эйприл? — я, стараюсь придать своему голосу деловой тон.

— Да, контракт! — повторяет он. — Эйприл, получила хороший задаток, в 10 тысяч долларов, но ещё не отработала… Я так понимаю вы, сможете отработать за неё? Если конечно согласитесь? Остальные десять штук, получите, когда выполните всю работу, согласно заключённому контракту.

— Что я должна делать? — с дрожью в голосе, спрашиваю я, обалдевшая от такой суммы.

— Условия просты, мисс Рид! Вы должны всю ночь танцевать для моих гостей. Сначала вы выходите вместе со всеми девочками на разогрев, затем выходите по очереди. Три танца — это минимум. Ну, если гости вас попросят, можете выйти ещё, но это уже решать только вам. Ну, как? Согласны? Выручите подругу? — он слегка наклоняется ко мне и выжидающе смотрит.

— Я соглашусь, только при условии, что принуждать к сексу меня не будут и танцевать в своём выходе, буду только под свою музыку — твёрдо отвечаю я и в упор смотрю на него. — Иначе подам в суд за изнасилование!!! — вот, какая я смелая, просто, офигеть!

— Без вашего на то согласия, никто даже не посмеет дотронуться до вас, — очень ласково отвечает он.

— О, кей, тогда я согласна! — я не верю сама себе, что произнесла это. «Мать твою, куда я лезу?»… Но ведь это ради Эйприл,…

— Я сразу понял, что вы умная девушка мисс Рид — улыбается он, дотрагиваясь до моего колена.

— Во сколько, я должна быть? — я стараюсь быть серьёзной и слегка дергаю ногой, чтобы сбросить его руку.

— В 22.00 вы должны быть готовы. Жду вас вечером. До встречи мисс Рид, — он встает и подаёт мне руку, в знак того, что все решено и разговор окончен. Мы прощаемся.

«Двадцать тысяч баксов, за один вечер? Ну и дела? Уффф. Может, я сбрендила? А, вдруг я вляпалась, в какую-нибудь историю? Нет, нет. Джо сказал же, что бизнес легальный. Да? Тогда почему всё так таинственно?» — размышляю я, выходя на улицу.

По пути домой, снова и снова прокручиваю наш разговор с этим странным Джо. Да! Долго уговаривать меня не пришлось. Даже толком ни о чём не расспросила, ни одного существенного вопроса не задала. Всё-таки поразительно, с какой лёгкостью я согласилась участвовать в этой авантюре! Голова гудит от информации. «Эйприл, зараза! Втянула меня в историю, сама того не желая. Да и я хороша… Теперь вот, я должна спасать её! Но, по правде говоря, иначе я бы и не смогла поступить. «Сам пропадай, а друга выручай». Ладно, буду надеяться, что всё пройдёт благополучно. Я просто отработаю программу и всё! Никакого секса! Мы договорились с Джо».

Приезжаю домой и за обедом всё как есть, рассказываю Маргарет. Она очень внимательно слушает меня, краснеет от нарастающего волнения, и даже перестаёт есть.

— Ты уже всё решила, ведь так? — спрашивает она.

— Да! Мама, я должна, вытащить Эйприл, из этого дерьма! Надеюсь, ты меня понимаешь? Если я не сделаю этого, то просто не прощу себе. Мы с тобой уже говорили. Не бойся, со мной ничего не случится. Ну, пожалуйста, не переживай ты так! — я беру её ладонь и чувствую какая она холодная и как она дрожит.

— Да, дорогая я тебя понимаю и постараюсь не волноваться! — она, глубоко вздыхает, пытаясь успокоиться.

— Мамочка спасибо за обед. Я, пожалуй, пойду, отдохну, надо набраться сил перед работой.

— Хорошо, солнышко. А я соберусь и навещу миссис Уилсон, чтобы немного отвлечься.

— О, кей, передавай от меня привет. — Поднявшись к себе, я принимаю душ и, плюхнувшись на кровать, засыпаю до самого вечера.

Дзыыынннььь, дзынь, звенит «Губка Боб». Спросонья, я сажусь на кровати, протираю глаза и чтобы быстрее проснуться, иду в душ. Постояв немного под теплыми струйками воды, привожу себя в порядок, спускаюсь на кухню, делаю сэндвич, варю кофе. Марго до сих пор не пришла. Быстро перекусив и выпив двойную порцию кофе, снова поднимаюсь к себе и начинаю собираться. Я решаю одеть свой любимый черный ажурный корсет на бретельках, черные стринги и кладу в сумку ещё запасной красный, с черными оборками и бантиком посреди груди, вуаль, чтобы хоть немного скрыть своё лицо, черные туфли на шпильке. Также понадобится красная помада, тушь, карандаш, тени и для пикантности беру коробочку с мушками. Поверх, одеваю серые треники, белую майку с логотипом «The Rolling Stones», чёрную куртку-дутик, черные кроссовки, натягиваю черную кепку. Выбрав подходящую музыку (Pink «Try», Mylene Farmer «Degeneration», U2 «Numb») кладу в сумку диск.

— Ну что Хелен? Покажем, всем этим засранцам, мастер-класс? — подогреваю в себе уверенность, глядя в зеркало.

Собрав всё необходимое, закидываю сумку на плечо, спускаюсь вниз. Маргарет уже вернулась и напевает какую-то песенку, заваривая на кухне чай.

— О Хелена! Ты уже собралась? — она делается очень серьёзной.

— Да мам, мне уже пора! — целую её и иду, к двери.

— Хелен! Ещё раз очень прошу, будь осторожна! Как всё закончится, обязательно позвони. Хорошо?

— Хорошо! Пока! — машу рукой и, не оборачиваясь, выхожу. Ни хочу, чтобы Марго видела мое волнение.

Сидя в машине, настраиваю себя на позитив. «Это всего лишь работа, так сказать частный заказ. Не суетись, ты же профессионал! Вот и докажи это. Представился очень удобный случай». Всё просто, но мне всё равно страшно. Включаю Kings of Leon «Molly,s Chambers» и, срываясь с места, мчусь в Нью-Йорк.

Довольно быстро добравшись до места, паркую машину напротив нужного дома. Хорошо, что уже темно, — думаю я, глуша мотор. Выхожу, закидываю сумку на плечо и оглядываюсь по сторонам, всматриваясь в прохожих. Люди спешат по своим делам, никто не обращает на меня внимания, это то, что надо. Подойдя к двери, снова нажимаю на кнопку.

Опять этот равнодушный голос:

— Слушаю….

— Хелен Рид! — говорю коротко и серьёзно. Дверь открывается, я снова прохожу пустую, тёмную комнату. Выйдя во двор, вижу внутри много дорогих машин и стоящих недалеко группу мужчин. Наверное, водители? Они, о чём-то, разговаривают, не обращая на меня внимания, но я на всякий случай натягиваю кепку на глаза, чтобы не было видно моего лица. На первом этаже слышна громкая музыка, весёлые шумные голоса, смех, свет слегка пробивается сквозь опущенные жалюзи. Вечеринка в полном разгаре. Смотрю на время, половина десятого, я вовремя приехала, это хорошо. Ещё раз поправляю кепку и иду к зданию. Вдруг из двери, к которой я иду, выходит мужчина, очень высокий, широкоплечий. Красиво двигается! — отмечаю про себя и невольно задерживаю на нём взгляд. Он, тоже приглядывается ко мне и, подойдя к своей машине, вдруг иронично спрашивает:

— Мисс! Вы домом не ошиблись? Здесь частная вечеринка, — положив что-то в машину, закрывает её и идет назад.

— Нет, не ошиблась, — сухо отвечаю я и быстро иду к двери. Он догоняет меня, преграждая путь.

— Тогда позвольте вас проводить! — подаёт согнутую руку, приглашая меня в дом. — Как вас зовут? — усмехнувшись, спрашивает он, пытаясь разглядеть моё лицо под кепкой.

— Меня зовут Хелен Рид. А как зовут вас, мне абсолютно не интересно, — говорю я с вызовом, обхожу его и иду ещё быстрее к двери, чтобы от него отвязаться. Взявшись за ручку, уже хочу войти внутрь, но он вдруг кладёт руку поверх моей, закрывает дверь и подходит так близко, что практически прижимает меня к ней. Я удивлённо поворачиваюсь и, задрав кверху кепку, хочу посмотреть на этого самоуверенного наглеца.

— Так вы значит, тоже приглашены? — спрашивает он с лукавой улыбкой, разглядывая моё лицо.

— Я пришла работать! — с вызовом отвечаю я, но тут же осекаюсь, поражённая его красотой. «Боже мой! Ничего себе! Вот, это, красавчик! Может мне это сниться? — Я смотрю на него, хлопая от изумления глазами, открывши рот, не в силах отвести взгляда. Он тоже впивается в меня своими красивыми страстными глазами, снимая с меня кепку. Волосы разлетаются и плавно падают на плечи.

— Значит, пришли развлечь меня? — он растягивается в ослепительной улыбке. Сегодня моя вечеринка! Друзья вот решили, устроить мне мальчишник, перед свадьбой! — он указывает рукой куда-то в дом. — Я, чёрт возьми, всё-таки женюсь! — он закрывает глаза и мотает головой, как — будто хочет отогнать от себя эту идею. — А тут появляешься ты! — он снова открывает глаза, наклоняется и пытается меня поцеловать. Его горячее дыхание, смешанное с алкоголем врывается в мой нос.

— Фу! — я отвожу лицо в сторону. Он конечно чертовски красивый. Такой тёмный, глубокий, страстный взгляд, очень красивые губы, в которые хочется впиться страстным поцелуем. Его щетина и усы меня тоже возбудили, непослушные темные волосы выглядят так, будто ему в салоне специально так уложили. Такой страстный и безумно красивый! Настоящий самец! Просто нереальный красавец. Но от него так несёт виски, что я чуть не падаю от этого запаха. — Отвали! Понял? Меня ждут! — Я, пытаюсь вырваться, но он не отпускает.

— А ты поцелуй меня, может, и отвалю, — шепчет он на ухо, отчего мне становится щекотно, но я сдерживаюсь, стараясь быть серьёзной, вспоминая, для чего я здесь.

— Я сейчас закричу, если не отпустишь! Или вообще уйду, выходи и танцуй сам! — шиплю я от гнева и от смеха одновременно.

— Хе-хе, а я не умею! — ухмыляется он. — Ладно, малышка, не сердись, — он проводит нежно пальцем по моей щеке, отчего возбуждённые мурашки разбегаются по всему телу. — Иди. Я буду тебя ждать! — с этими словами, он отпускает меня и я, выхватив из его рук кепку, врываюсь в здание. Забегаю на второй этаж и вваливаюсь в первую подвернувшуюся дверь.

— Привет всем! Меня зовут Хелена. Я вместо Эйприл. Где моё место? — задыхаясь, спрашиваю я.

Все оборачиваются и оценивающе смотрят на меня. Ко мне подходит красивая, смуглая девушка с длинными волосами, заплетёнными в сотню косичек.

— Тебе сюда, — она указывает рукой на свободный стол. — Меня зовут Багира. Это Конфетка, Лили, Ангелочек, — знакомит меня со всеми девочками. — А, это, наш Макс — спаситель от ненасытных лап, — шутит она, представляя мне также светловолосого высокого парня, похожего на Пола Уокера. Он улыбается так, как будто мы знакомы с ним сто лет. Я невольно тоже улыбаюсь и прохожу на своё место. Выкладываю все содержимое на стол и начинаю готовиться. Отвлекаясь мысленно о предстоящем вечере, о знакомстве с нахальным красавцем, в честь которого устроена вечеринка и молясь, чтобы всё прошло благополучно, я не сразу замечаю, что разукрасилась настолько ярко, что стала похожа на размалёванную куклу. Линии от карандаша получились слишком жирными, ресницы выглядят как накладные, тени такие яркие, даже в темноте, наверное, будут видны. Ярко красные губы, дрожат толи от смеха толи от страха, даже не пойму. «Да! Ну и видок, как у проститутки», — констатирую я, но напомнив себе, для чего я здесь, решаю, что так даже лучше. По крайней мере, за этим гримом, не видно моего настоящего лица. «Блин, но как быть с этим чертовски красивым парнем, для которого придётся танцевать, полуобнажённой! Он мне понравился. Не обольщайся, подруга. Во-первых, он женится, во-вторых, он наверняка флиртует так со всеми девушками. Забудь. Твоя задача отработать и взять бабки!», — нужно вернуть себя к реальности. Надевая чёрные туфли на шпильках, я невольно прислушиваюсь к разговору Конфетки и Лили. Они обсуждают некоего мистера Джеймса Эдвардса, для которого устроена эта вечеринка и спорят, на кого он быстрее клюнет. Так, значит, его зовут Джеймс Эдвардс?!

— А кто этот Эдвардс? — спрашиваю я, стараясь говорить непринуждённо, чтобы скрыть своё любопытство.

— О! Это очень, очень, богатый чувак. Он нефтяной магнат! А ещё говорят, у него большой рекламный бизнес и что он, одержим сексом! — Конфетка откидывает назад голову, запуская длинные пальцы в светлые волосы. Закатывает в сладкой истоме глаза и мурлычет как кошка, воображая видимо себя в его объятиях.

— Даже не думай Конфетка! — резко отвечает ей Багира. — Он мой! Только попробуйте с ним флиртовать, — она обводит всех нас злобным взглядом. — И будете иметь дело со мной! Поняли?

Все замолкают. Обстановку разряжает Макс:

— Я тебя не боюсь. Ты всё равно не запретишь мне украдкой любоваться на него и посылать воздушные поцелуи, — он жеманно закатывает глаза, глубоко вздыхает и начинает танцевать на месте, виляя бедрами.

Мы все дружно смеёмся. Багира тоже расслабляется и, усмехаясь, говорит:

— Да ладно Макс, лучше за новенькой присматривай!

— Я и сама могу о себе позаботиться — бормочу я себе под нос, чувствуя недоброжелательные нотки в голосе Багиры. Надеюсь, вечер пройдёт без стычек.

Входит Джо. Обведя всех нас взглядом, он говорит, чтобы мы приготовились скоро выход. Подойдя ко мне, берёт за плечи и говорит:

— Что же, выглядишь весьма неплохо. Удачи тебе, детка! — Я киваю в знак благодарности и отдаю ему диск.

Ещё раз, придирчиво осмотрев себя в зеркале, поправляю стринги, корсет. Взлохмачиваю волосы и закрепляю вуаль. «Вполне себе ничего. И в шпильках, я выгляжу достаточно высокой, не то, что в кедах, хотя кеды куда удобнее. И я весьма сексуальна, не смотря на очень яркий, боевой раскрас. Вот, докатилась. Теперь я звезда стриптиза? Нет уж, мне такого счастья не надо, это слишком. В конце концов, эта работа всего на одну ночь. «Соберись! Ты справишься!»

Минут через десять Джо снова заглядывает и хлопает в ладоши: — За работу, девочки!

Глава 6

Мы выходим по очереди из гримёрной. Джо велит мне встать последней. «Значит, буду стоять далеко от центра. Это то, что надо»- радуюсь я.

— Ты потрясающе выглядишь, удачи тебе, Хелен! — шепчет на ухо Макс, замыкая нашу компанию.

— Спасибо, — коротко отвечаю я, стараясь не придавать серьёзного значения его словам и его ласковому взгляду. «Он, что флиртует со мной?»

Спустившись вниз, мы доходим до стеклянной двери и поворачиваем направо. Макс пробегает вперед и открывает нам узкую дверь в большой зал. Свет в зале приглушённый, в основном горят маленькие цветные прожекторы над тремя подиумами и несколько маленьких бра на красных стенах. Над каждым подиумом висят блестящие шары. Красные подиумы тоже освещены небольшими цветными прожекторами. Обстановка вполне себе соответствующая. Окна плотно закрыты красными жалюзи. Вдоль стен стоят небольшие столики с красными диванчиками. По центру, напротив самого большого подиума стоит огромный красный диван в виде буквы «П» и большой, тёмный, массивный стол. На нём множество всякой выпивки, закуски. Собравшаяся компания состоит человек из пятнадцати. Они очень весёлые, громко разговаривают, шутят, рассказывают какие-то истории, подтрунивают друг над другом. В зале немного душно, воздух перемешан с алкоголем, дорогим парфюмом, потом и табаком. Мы поднимаемся, каждая на свой подиум. Багира, Ангелочек и Конфетка на центральный подиум, я и Лили по бокам. Ди-джей включает клубную мелодию, блестящие шары начинают медленно крутиться и мы танцуем. Заметив нас, гости радостно галдят, свистят, вскакивают с мест и подходят, чтобы полюбоваться на нас вблизи. Я пытаюсь не обращать на них внимания, гляжу вперёд и стараюсь представить себя перед своими учениками, будто я показываю, как надо выполнять те или иные движения. Вдруг меня отвлекает чей-то голос:

— Хелен! Может, составите мне компанию и присядете со мной за стол? — мило улыбаясь, спрашивает Эдвардс и указывает мне в сторону маленького красного столика.

— Нет, спасибо! Я на работе! — отвечаю я, высокомерно, глядя на него сверху вниз.

— А если я вас приглашу куда-нибудь? Скажем завтра? Вы согласитесь? — спрашивает уже совершенно серьёзно, не сводя с меня своих демонических глаз.

Я соскакиваю с пилона, делаю к нему шаг, приседаю на одно колено и язвительно отвечаю:

— А что потом? Затащите меня в койку? — и, не дожидаясь ответа, продолжаю: — Еще раз спасибо, но нет! — говорю так, чтобы он меня понял и отвалил. Я возвращаюсь к шесту и, отвернувшись от него, улыбаюсь, довольная собой. «Я тебе, не уличная девка! Я инструктор по танцам! Иди и предлагай Багире, она только этого и ждёт. Но… Какой же он, всё-таки, красавчик! Ох!» Не знаю зачем, но мне вдруг очень захотелось подразнить его, тем более дотронуться до меня, он всё равно не сможет. И я, воодушевившись своими возможностями, начинаю сильно вилять бедрами, поглаживая себя, эротично выгибаю всем телом, хватаюсь за пилон и кружу вокруг него, радуясь своей смелости. Я чувствую, что он не ушёл и продолжает смотреть на меня. Против своей воли, я понемногу возбуждаюсь. «Нет, не надо, прекрати! Нельзя! — приказываю себе, но сладостный ток между ног, становится только сильнее. Поворачиваюсь в зал и краем глаза вижу, что он улыбается, раскусив мои намерения.

— Ты потрясающе танцуешь, Хелена! — он говорит очень ласково и так, чтобы это слышала только я.

Постояв ещё немного, он поворачивается и идёт обратно к своим друзьям, разводя в стороны руки, как бы говоря: «мне отказали».

Меня начинает даже забавлять вся эта ситуация, мне интересно, он намерен со всеми девушками так заигрывать, пока кто-нибудь не согласится или приглашение было только для меня. Повернувшись на центральный подиум, я замечаю злобный взгляд Багиры. Боже! Я — то при чём? Чёрт! Придётся теперь с ней объясняться! Этого мне ещё не хватало. Я немного расстраиваюсь и уже хочу, чтобы всё быстрее закончилось. Но мои глаза всё же стремятся в его сторону, я не в силах, запретить себе наблюдать изредка за ним. Вот он снял ботинки и носки. Вот расстегнул манжеты рукавов и слегка их завертывает. Расстегивает медленно верх белой рубахи, вынимая полы из-под обтягивающих джинсов. В руки берёт бокал с виски, садится на пол, одну ногу сгибает в колене, другую вытягивает вперёд и, облокотившись о спинку дивана, улыбаясь, смотрит на меня. Увидев, что я тоже смотрю на него, когда поворачиваюсь, поднимает бокал и подает мне знак «чин-чин». Я тоже улыбаюсь. Чёрт! Меня это здорово возбуждает! Ничего поделать с собой не могу. Друзья следуют его примеру, весело галдят и спорят, кто быстрее снимет ботинки и носки. Выпивка и закуски тоже следуют за ними.

Надо честно признать, он очень, очень сексуальный! В нём чувствуется такая мощная мужская энергия, что она просто притягивает меня к себе, как магнит. Слегка расстегнутая рубашка, обтягивает красивый, накаченный торс, расстёгнутые и слегка загнутые манжеты, обнажили сильные, мускулистые руки, обтягивающие джинсы, подчеркивают классный зад и о Боже! Его босые стопы! Я вся дрожу от желания! «Нет! Нет! Отвернись! Не смотри на него! Не смотри! Нельзя! Только не сейчас!» Нужно остановить себя и сконцентрироваться на танце. «Не смотреть на него, не смотреть»- снова твержу про себя, как заклинание.

Мы продолжаем танцевать. Мелодии следуют одна за другой. Ко мне подходят несколько мужчин и пытаются дотронуться до меня. Я забираюсь повыше на пилон и выделываю акробатические па, чтобы они не смогли добраться до меня. Я даже, забываю про них, увлекшись, своим мастерством, на ходу придумывая, чтобы ещё такое вывернуть. Немного устав, я плавно опускаюсь вниз, танцую вокруг пилона и, поворачиваясь в зал, вдруг замечаю, что кроме Эдвардса около меня уже никого нет. Он стоит, засунув руки в карманы и, слегка покачивается. Может от возбуждения, а может от того, что немного пьян, но это так эротично, это так заводит. Я вижу его восхищённый, страстный взгляд, направленный на меня. Даже через полумрак я чувствую желание, исходящее от этого потрясающе красивого, сексуального мужчины.

Музыка наконец-то заканчивается. Я иду к краю подиума, аккуратно спускаюсь вниз. Эдвардс тут же оказывается рядом и подает мне руку, поддерживая, чтобы я не упала и не свернула себе шею, на высоченных шпильках.

— Спасибо! — смущаясь, благодарю его и хочу, отдёрнуть свою руку.

Но он удерживает меня и, притянув в себе, шепчет на ухо:

— Не за что, сладкая моя, — проведя пальцем по моей щеке, шее, он забирается под бретельку корсета, нежно поглаживая моё плечо, ведёт дальше пальцем вниз по руке, берёт её в свою ладонь и, глядя мне прямо в глаза, целует каждый пальчик, немного посасывая и покусывая. Приоткрыв рот, я стою, не в силах пошевелиться и смотрю как заворожённая на его рот. Но, всё-таки усилием воли, просыпаюсь от его гипнотического взгляда, от его возбуждающего рта, языка, выдергиваю руку и убегаю.

Ворвавшись в гримерную, я сбрасываю туфли и плюхнувшись на стул, смотрю на себя в зеркало и пытаюсь остановить бешеное возбуждение. Взгляд полон желания, щёки красные, губы слегка открыты, готовые к любви. «О Боже!». Я хватаю воду, которую заботливо, поставил Макс. С большим наслаждением отпиваю из бутылочки и мысленно, благодарю его за заботу. «Помни, зачем ты здесь! Успокойся немедленно! Это всего лишь работа! — Да работа! Но он меня сводит с ума, я не могу сдержать себя от возбуждения. Боже! Как я хочу его! — Прекрати!» — спорю я, сама с собой. Внезапно ко мне подлетает Багира и в бешенстве хватает за руки.

— Эй ты! Не смей флиртовать с Эдвардсом, он мой! В последний раз предупреждаю! Ещё раз замечу, пеняй на себя! — злобно цедит она, сверкая глазищами.

— А ты лучше тряси своим дряхлым задом! Может он ещё и обратит на тебя внимание! — отвечаю ей таким же тоном, вздергиваю кверху подбородок и смотрю в упор, выдерживая её взгляд.

«Вот, стерва! Как она может обвинять меня, в том, что он подошёл ко мне, а не к ней? Пусть только попробует мне что-то сделать, тогда узнает, как со мной связываться!»

— Да что вы тут вытворяете, вашу мать! — входит Джо и спешит разнять нас. — Багира! Твой выход! А ты! — обращается он ко мне, сверкая своими глазами и тыча указательным пальцем в грудь. — Лучше, заткнись! Иди и готовься!

Я сжимаю губы, но взгляда не отвожу. Когда Джо с Багирой выходят, девушки и Макс окружают меня и, одобрительно хлопая по плечу, в знак поддержки, говорят:

— Ты молодец! Смелая. Я бы не смогла так сказать, особенно про дряхлый зад, — смеётся Лили. — Эта сучка давно напрашивается. Как мне иногда хочется, разукрасить её морду, но… у неё Джо! Он всегда её защищает.

— Не обращай внимания. Она бесится из-за Эдвардса. Он лакомый кусочек, долго ходил в холостяках, вот она и решила хотя бы сегодня урвать момент с ним, — вторит ей Ангелочек. — Да! Чувак конечно классный, но он, сама понимаешь, общается только с богатыми тёлками. Не знаю, на что Багира надеется? Я тоже конечно замутила бы с ним, но такие как мы ему не интересны.

— А сколько ему лет? — спрашиваю я, вытирая салфеткой нос.

— Скоро тридцать. Ты что, совсем о нем ничего не знаешь? — я мотаю головой и думаю про себя, что шесть лет разницы между нами не так уж это и много, хотя на что я надеюсь? — Ну, ты даёшь? Такой, красавчик! Да по нему все девушки с ума сходят. Он иногда бывает здесь, но никого ещё не снимал, — сладко шепчет Конфетка, как бы намекая.

— Не бойся её, я буду рядом. Она не причинит тебе вреда малышка. — Макс, склонив голову, нежно смотрит мне в глаза.

— Мне надо поправить грим, — я резко отворачиваюсь от него и сажусь на стул, дав понять, что его нежность мне не приятна. Мне конечно, как и любой другой девушке нравиться, когда за меня заступаются. Он очень интересный парень и всё такое, но абсолютно не в моем вкусе. Он какое-то время ещё стоит около меня, но я не обращаю на него внимания.

— Макс, ты забыл, где должен быть? Быстро в зал, — раздражённо говорит Джо, снова заглядывая, в гримёрную.

— Иду, — нехотя отзывается Макс и плетётся к двери. Они уходят.

— Фуу! — я облегчённо выдыхаю.

— А ты пользуешься популярностью? — хихикает Конфетка.

— Боже упаси! — качаю я головой и чтобы, не развивать эту тему, отворачиваюсь и молча смотрю на себя в зеркало, поправляя грим.

До моего выхода ещё есть время, поэтому я, переодеваюсь в красный ажурный корсет и решаю подсмотреть за происходящим в зале. Девочки, снова что-то бурно обсуждают, я, незаметно выхожу из гримерной комнаты, спускаюсь вниз и незаметно прохожу за сцену в надежде найти в стене дырочку. С трудом, но я всё-таки нахожу небольшую щелку и начинаю вглядываться, ища в зале заинтересовавший меня объект.

Кое-как отыскав его в полумраке, внимательно начинаю наблюдать, стараясь не упустить ни одной детали. Он уже вальяжно развалился на диване, подперев левую ногу под себя, правую согнул в колене и, откинув её на спинку дивана, опирается ею о левую ступню. Правой рукой держит бокал с виски, левой опирается на локоть и весело болтает, с каким-то толстяком. Я всё гляжу и гляжу на него и моё возбуждение, снова начинает отзываться сладостным током между ног. Он совсем не обращает внимания, на вихляния Багиры, отчего мне становится очень весело.

— Так тебе сучка и надо! Что, съела? Смотри, он не обращает на тебя никакого внимания, даже если меня нет в зале, — бурчу себе под нос.

Остальные мужчины прыгают около неё как сумасшедшие, суют ей деньги в трусики, поскольку другой одежды на ней больше нет.

Глава 7

Так выходят по очереди все девушки, развлекая гостей. Еще немного постояв за сценой, я возвращаюсь в гримёрку. Подходит и моя очередь, выйти на подиум. Я волнуюсь как никогда. Одно дело танцевать при свете и в одежде, другое дело танцевать перед толпой пьяных мужчин, так ещё придётся полностью раздеться. И ещё будет мужчина, который мне понравился и который пытается меня подцепить. Хорошо, что в зале полумрак, по крайней мере, не будет заметен мой стыд и мое возбуждение.

«Смелее Рид!» — подбадриваю себя и слегка бью по щекам, чтобы избавиться от волнения. Поправляю трусики, корсет, взлохмачиваю волосы, закрепляю покрепче вуаль и грациозно выхожу на подиум, виляя бедрами. На центральном подиуме три шеста, я решаю испробовать каждый. — «Только не смотреть на него, только не смотреть», — твержу про себя как заклинание.

Я встаю в центре, спиной к зрителям и немного раздвигаю ноги. Играет U2 — «Numb». В такт музыке, я извиваюсь все телом как змея, виляю эротично бёдрами, выгибаю плечи. Руки запускаю в волосы и, сгибая колени, слегка приседаю, разведя ещё шире ноги. Дальше веду ладонями по щекам, шее, грудям, животу, опускаю и поглаживаю свои ягодицы, ноги. Подразнив немного зрителей, возвращаю руки к грудям и, повернувшись к ним, снова извиваясь, поглаживаю животик, поднимаясь, сжимаю груди, снова веду пальцами вниз и приседаю, эротично поглаживая бёдра. Я закрываю глаза и, немного приоткрыв рот, обвожу языком губы, ласкаю свою «красотку», не забывая извиваться. Снова поворачиваюсь спиной, развожу ещё шире ноги, наклоняюсь и медленно веду пальчиками вверх от пяток к бедрам, не забывая вилять попкой. Затем я запрыгиваю на центральный пилон и показываю всю гибкость своего тела, выделывая разнообразные, акробатические «па». Я очень быстро кружусь, удивляясь как ловко и легко у меня получается, не смотря на нарастающее волнение. Переворачиваюсь вниз головой, развожу ноги в шпагат и медленно, поднимаю их, обхватывая шест, трусь об него, как кошка. Грациозно опускаюсь и, извиваясь, перехожу к другому шесту, повторяя весь танец, пока звучит музыка.

Следом звучит песня Mylene Farmer «Degeneration». Я подстраиваюсь под неё и снова включаю импровизацию. Эротично облизываю шест, снова трусь об него. Затем грациозно делаю несколько шагов к краю подиума, широко расставляю ноги. Запустив руки в волосы, я медленно опускаю их к щекам, веду по шее, сжимаю груди, виляю бёдрами и эротично приседаю. Резко встаю, поворачиваюсь к обезумевшим мужчинам и иду снова к пилону, прижимаюсь, берусь за него руками, обхватываю ногами, и, выгибая всем телом, начинаю пульсировать и кружиться вокруг шеста в так музыке, одновременно ищу взглядом Эдвардса.

«О Боже! Да вот же он!» Стоит очень близко к подиуму и в упор смотрит на меня, потемневшими от страсти глазами, пожирая меня всю с ног до головы. Мне становится не по себе, мне стыдно и в тоже время это очень возбуждает, мурашки рассыпаются по всему телу, между ног бешено пульсирует. Вокруг него галдят друзья, бросая в истерике деньги и требуя ещё! Ещё! Ещё! Я, смотрю на него не в силах отвести взгляд и что есть силы, эротично двигаю телом в такт музыке. Он пригвождает меня своими затуманенными глазами к шесту. Я прижимаюсь спиной к нему и начинаю яростно приседать, разводя в стороны ноги, поглаживаю свою грудь, ноги, бедра, животик, свою красотку, облизываю языком рот и пульсирую телом, не сводя с него взгляда, я представляю его руки на мне. «Боже, что же происходит со мной? Как я быстро загорелась под взглядом этого человека, он загипнотизировал меня, похоже, я уже в его власти. Лишь, от одного взгляда! Что же будет со мной, если он дотронется до меня по — настоящему? Страшно даже представить…». Я решаю переглядеть его, может получиться? Извиваясь, начинаю приседать, взгляд мой постепенно, выравнивается с, его взглядом. Я встаю на колени, опираюсь на руки и, грациозно изгибая плечами, всем телом, виляя бедрами туда — сюда, подползаю к нему пытаясь придать движениям максимум эротичности. Немного приоткрываю губы, облизываю их медленно язычком, слегка прикрываю глаза и наблюдаю за его реакцией. Взгляд его становится ещё темнее, он тоже чуть прищуривает глаза. Его губы такие красивые и чувственные чуть приоткрываются и изгибаются в коварной улыбке. Боже! Боже! — кричу победно я про себя. Ему значит, нравится, значит, я близка к цели, значит, он всё-таки мной заинтересовался! Я уже не сдерживаюсь. Плавно пячусь назад, поднимаюсь, чтобы не испортить танец, возвращаюсь к шесту и начинаю выделывать такие пируэты, что снова удивляюсь сама себе и своим скрытым акробатическим способностям, и силе которую проявляю. Танец заканчивается. Неизвестно откуда появляется Макс и начинает сгребать кучу накиданных денег со сцены, бросая гневные взгляды на Джеймса и обиженные на меня.

«Ну, вот и Макс туда же! Да пошёл ты! — думаю про себя. Кто ты нахрен такой, чтобы так на меня смотреть!» — я сержусь. Делаю небольшую передышку, подхожу к краю подиума и наклоняюсь за бутылочкой. Гости зовут меня, чтобы я продолжала, но я не обращаю на них внимания. Ко мне подходит Эдвардс, нежно берёт меня за руку, тянет к себе и говорит на ухо:

— Ты решила подразнить немного меня или окончательно свести с ума? Я уже на грани и еле сдерживаю себя. Будь осторожна малышка со мной, а то я могу сорваться и трахну тебя, прямо здесь на сцене, не спрашивая согласия. На мгновение он закрывает глаза, запускает руку в свои непослушные темные волосы и начинает массировать голову, как будто хочет прогнать плохие мысли от себя. Снова открывает глаза и говорит: — Чёрт, Хелен! Прости меня за такое грубое признание, но я тебя хочу с той самой минуты, когда задержал в дверях. Он смотрит на меня с мольбой и просит взглядом прощения.

— Да пошёл ты! — отвечаю я грубо, а сама в душе трепещу от такого признания и, повернувшись к нему спиной, улыбаюсь во весь рот, как маленький ребёнок. Отпив ещё глоток воды, поворачиваюсь и краем глаза, смотрю на него, ставя бутылочку на пол. Он тоже улыбается, не скрывая своего восхищения.

Звучит моя любимая Pink «Try» и я, подойдя к шесту, танцую свой последний танец. Я танцую со всей страстью, на какую только способна, призываю всю свою фантазию. Я танцую только для него, не обращая внимания на обезумевших рядом с ним друзей. Джеймс смотрит на меня и я, трепещу под его удивительным, страстным и таким желанным взглядом. Я плачу от радости и боли одновременно, от страсти, ворвавшейся в меня, но я также понимаю, что он не будет моим, ведь он скоро женится. Мы просто из разных миров. Я осознаю, что скоро всё закончится, даже не начавшись. Мне действительно больно. Двигаю, в такт музыке всем телом, в порыве страсти выделываю акробатические кульбиты на пилоне, выгибаю всем телом, верчу бедрами, срываю корсет, обнажая себя перед ним, страстно глажу своё тело. Я это делаю только для него. Это мой подарок ему. Я хочу, чтобы он запомнил меня, вот такую, как есть и может, чтобы иногда вспоминал обо мне. — Да, особенно после того как я его послала, — печально отмечаю про себя. Но ведь сама виновата! Сама, отвергла его! Да я так решила, так будет лучше для нас обоих. Не надо ничего начинать, я не хочу снова испытывать боль от расставаний. А это будет, потому что мы совсем разные. Я ему не пара.

Завершив танец, я грациозно кланяюсь. Не обращая внимания на мужчин, требующих повторить ещё, хватаю с пола корсет и убегаю. Слёзы текут по моим щекам, остановить их, я не в силах. Я пробегаю мимо удивленно смотрящих на меня девушек, стоящих в коридоре. Вбегаю в гримёрку, плюхаюсь на стул и реву во весь голос. Спустя некоторое время я немного успокаиваюсь, вытираю слёзы, снимаю грим, одеваю свой любимый красный, шелковый халатик и смотрю в зеркало, совершенно опустошённая.

Вечер продолжается. Девушки выходят по очереди и танцуют, развлекая гостей. Я так устала, что не чувствую ног. Вдруг заходит Джо, услужливо пропуская вперёд Джеймса. Я вскакиваю и испуганно смотрю на них.

— Вот, мистер Эдвардс, она здесь. Оставляю вас. Ещё что-нибудь, желаете? — спрашивает он, вежливо.

— Нет Джо! Всё хорошо, спасибо, — захлопнув дверь, Джеймс смотрит на меня так ласково и одновременно с такой страстью, что можно просто умереть от этого взгляда. В руках держит бутылку шампанского и два фужера.

— Я пришёл поблагодарить тебя за танец! Присядем? — спрашивает Джеймс, приглашая на диван, не сводя с меня коварной улыбки.

Игнорируя его, я пытаюсь расстегнуть застёжку на туфле и когда снимаю её, то морщу нос, от боли. Джеймс тут же подходит ко мне, ставит бутылку и фужеры на стол. Присев на одно колено, он помогает снять вторую туфлю и, нежно заглядывая в мои глаза, растирает мою уставшую стопу, своими длинными, сильными и такими мягкими пальцами. Я закрываю глаза от блаженства и у меня непроизвольно, вырывается стон. Боже, как же приятно!

— Давай присядем на диван, и я разотру твои уставшие ножки, — шепчет он ласково. Не отводя от меня взгляда, он поднимается, бережно берет на руки и несёт к дивану.

Я охаю от неожиданности и не в силах отказать, молча склоняю голову на его плечо. Он так близко, его дурманящий запах, перемешанный с дорогим парфюмом и виски, все больше сводит меня с ума. Наверное, теперь я сделаю всё, что он предложит. Гори всё синим пламенем! Мне плевать, что будет дальше. Я хочу его! И хочу безумно!

Бережно опустив меня на диван и подложив подушку, под голову, Джеймс ласково смотрит на меня, слегка касаясь, ведёт руками по моим плечам, бедрам. Он ласково берёт мои ноги, садится рядом и положив их к себе на колени, по очереди растирает. Он медленно, вдавливает своими пальцами в мои стопы, мнёт их, как умелый гончар глину. Это одновременно и больно, и приятно, и чертовски эротично. Его пальцы поднимаются выше, растирают мои икры, колени, поднимаются к бедрам, дотрагиваются до моей «красотки» Я приподнимаю голову, уже возбуждённая до предела, тяжело дышу и слежу за его движениями. Рука снова опускается вниз, не переставая массировать мне по очереди ноги.

— Выше не надо, — хриплым голосом, говорю я.

— Что не надо? — лукаво улыбаясь, спрашивает он и глядит на меня, темными от страсти глазами.

— Выше, говорю, не надо! — повторяю я, тоже лукаво улыбаясь.

— Я просто массирую твои красивые ножки, Хелен. Нравится?

— Да! У тебя неплохо получается, — соглашаюсь я, а у самой так пульсирует между ног, что я еле сдерживаюсь, чтобы не притянуть его к себе.

— Неплохо? Да я лучший в этом деле, как, впрочем и во всём остальном! — хмыкает он, уставившись на меня тёмными от страсти глазами, отчего я краснею. Меня хватает на пару минут. Не выдержав такого натиска, я отвожу взгляд, начинаю часто дышать и чувствую, как его волна страсти, уже готова прорваться наружу.

— А ты очень самоуверенный, — вдруг с вызовом, отвечаю я, желая хоть как-то отвлечь его.

Прищурив глаза, он приподнимается и моментально оказывается на мне, вдавив всем своим телом в диван. Я чувствую его эрекцию и возбуждаюсь ещё сильнее. Его горячее дыхание врывается в мой нос и я жадно, ловлю его запах, такой сладко горький, такой желанный. Он нежно целует мои чуть приоткрытые губы, слегка оттягивая нижнюю губу, его рука, ловко забравшись под халатик, сильно сжимает мою попку. Я стону от желания и Джеймс, начинает целовать меня настойчивее, посасывая мои губы, жадно овладевая языком. Его шаловливые пальцы залезают в трусики и водя ими по нижним губам и клитору, он слегка проникает внутрь. Я инстинктивно раздвигаю ноги ему навстречу.

— Какая ты сладкая, мокрая и уже готовая для меня. М-м-м! Хелен, ты сводишь меня с ума! Я прямо сейчас могу доказать тебе, что я лучший, — медленно входя и выходя, он проникает ещё глубже, заставляя меня выгибаться ему навстречу и стонать. — Но делать здесь этого не буду, — он смотрит на меня, чуть приоткрыв губы и тоже стонет, подражая в такт мне. — Это не то место, где бы я хотел заняться с тобой любовью, — он ещё быстрее двигает пальцами. Затем резко вынимает их, облизывает и мычит от удовольствия. — Какая вкусная! Хелен, ты божественна! Мы можем поехать сейчас ко мне или к тебе. Выбирай! — он шепчет хриплым голосом, мне на ухо и, сдерживая себя, сильно, сжимает мой сосок, от чего у меня вырывается громкий стон.

Вдруг кто-то начинает нервно дёргать ручку двери. Джеймс резко встает, его сдвинутые брови не предвещают ничего хорошего, он взбешён, что ему помешали. Открыв дверь, он быстро выходит. Я слышу, как он разговаривает с кем-то очень спокойным, но угрожающе низким голосом. «Бац!» — глухой звук, кто-то падает. Я вскакиваю, чтобы выяснить, что случилось. Поправив халатик, подхожу к двери, но он возвращается и преграждает мне путь.

— Что случилось? — испуганно, спрашиваю я.

— Ничего особенного, дверью ошиблись. Ну, решила, к кому поедем? — меняет он тему разговора.

Страсть ещё бурлит во мне, но разум кричит «нет, нет, не делай этого, нельзя!» Опомнившись, я говорю:

— Нет! Я поеду к себе домой, а ты к себе. Я верю, что ты лучший, но нам не стоит начинать. Тем более ты женишься! — я смотрю с мольбой на него, призывая к благоразумию, но душа моя разрывается от желания полностью отдаться ему.

Джеймс мгновение смотрит на меня, сдвигает брови и говорит:

— Хорошо! Тогда я отвезу тебя домой! Жду на улице.

Когда он выходит, я лихорадочно начинаю одеваться, мимоходом замечаю на столе бутылку «PERRIER-JOUET CHAMPAGNE», задерживаю на ней взгляд. «А, всё могло бы быть иначе». Побросав в сумку все свои вещи, я осторожно открываю дверь в надежде, что в коридоре ни с кем не столкнусь. Быстро спустившись вниз, я слышу шумные весёлые голоса, смех, музыку, вечеринка продолжается, но мои мысли теперь заняты тем, как незаметно выйти из здания, проскользнуть через двор и добежать до машины, так, чтобы Джеймс меня не заметил. «Какая наивность! Может, он уже давно уехал? Нужна ты ему? Ха-ха» — моё подсознание не очень-то высокого мнения обо мне.

Глава 8

Выйдя из здания, натягиваю кепку на брови и, не глядя в сторону, где стоят машины, иду к двери, из которой выходила. Я хочу быстрее выбраться отсюда, убежать. Не хочу, чтобы Джеймс провожал меня, тем более я на машине. Ну и хорошо, что ничего не получилось и всё-таки…, если честно, мне немного жаль. Вдруг слышу, кто-то меня догоняет.

— Эй, Хелен, ты куда? — кричит Джеймс. Подбегая, хватает меня за руку, разворачивает к себе и страстно вглядывается в глаза. — Не глупи, пойдём в машину!

— Я сама доеду. Спасибо. У меня там машина! — упрямо отвечаю я, показывая на выход на улицу. — Желаю счастья в личной жизни! Прощай! — страстно поцеловав его, я резко вырываюсь и бегу к двери. Он догоняет меня, хватает крепко за руки, притягивает к себе и шепчет на ухо:

— Я не отпущу тебя, даже не думай. Идём! — и решительно тянет меня к своей машине.

— Джейми! Не надо ничего! Я сама доберусь, мне надо домой. Отпусти, чёрт тебя дери! — ору я на него.

Он мгновенно поднимает меня на руки, сильно прижимает к себе, чтобы я не вырвалась и быстрым шагом идёт к машине.

— Какая ты у меня дерзкая?! — смеётся он, нежно щекоча своим носом мою щеку.

— Как же моя машина? — пищу я, не в силах больше сопротивляться.

— Боб о ней позаботится, — он целует меня нежно в губы и, я сдаюсь.

— Хорошо! Отвези меня домой, пожалуйста! — дрожащим голосом, говорю ему адрес.

Мы подходим к его машине и водитель — большой чёрный парень в белых перчатках, с невозмутимым видом открывает дверь. Джеймс ставит меня на ноги и сажает в машину «Ягуар С-Х16». Это спорткар с прекрасным салоном, черного цвета, внутри отделанным красной кожей.

— Хелена, милая, дай мне ключи от машины, пожалуйста, — ласково просит он. Разве ему можно отказать? Я вынимаю из сумки ключи и отдаю ему. Он о чём-то, договаривается с Бобом и грациозно, запрыгнув в машину, заводит мотор. Плавно вырулив к воротам, мы выезжаем на большую дорогу. Я невольно заглядываюсь на него. Джеймс поворачивается, тоже смотрит на меня и так нежно улыбается, что я теперь поеду с ним куда угодно.

Уже наступает утро. Я вдруг вспоминаю, что обещала, позвонить Маргарет и нервно начинаю швыряться в сумке. Найдя, наконец, телефон, звоню ей.

— Маргарет! Привет! — у меня уставший голос. — Со мной всё в порядке, я скоро приеду… — хочу сказать ей ещё пару слов, но тут Джеймс выхватывает у меня телефон и говорит ровным, вежливым голосом:

— Доброе утро, Маргарет! Меня зовут Джеймс Эдвардс. Я друг Хелены. С вашего позволения, мы заедем сейчас ко мне, а вечером я привезу её домой, — он очень сдержан и такой вежливый, обалдеть. — Нет! Мы познакомились с ней на вечеринке. Хелена со мной в полной безопасности. Вы можете доверять мне… Спасибо! До свидания.

Джеймс, радостно улыбаясь, отдаёт мне телефон.

— Да, мам, извини, я забыла тебе сказать, я немного задержусь. Мистер Эдвардс хочет показать мне центральный парк из своего окна, — вру я, не зная, что ещё придумать и смотрю вопросительно, вытаращив на него глаза. — Да, я в безопасности. Хорошо, да, я поняла! — я смущаюсь, краснею и одновременно смеюсь от её слов, типа «будь осторожна, может он маньяк?». Выключив телефон, бросаю его в сумку.

— Ты красиво смеёшься. Что смешного сказала твоя мама?

— Сказала, чтобы я была с тобой осторожна. Подозревает, что ты можешь быть маньяком, — хихикаю я.

— Ну, в какой-то степени так и есть. Я сексуальный маньяк. Хам-м-м, — бросается он на меня.

— А-а-а! — я комично зажимаюсь в кресле и мы вместе смеёмся. — Слушай Джеймс, действительно, куда ты собрался меня везти? — спрашиваю я, уставшим голосом. — Мне надо домой. Серьёзно. Я устала! Я хочу принять ванную, переодеться в свою любимую пижаму с сердечками и забыться крепким сном, — я действительно чувствовала себя уставшей от этого ночного приключения.

— Хелен! Не оставляй меня, умоляю! Мы сейчас заедем ко мне, примем ванную, позавтракаем, отдохнем и вечером я отвезу тебя домой, клянусь! Ну, пожалуйста! Не покидай меня, — он смотрит таким страстным взглядом, в глазах столько мольбы, что отказать ему я просто не в силах.

— Хорошо, — сдаюсь я и отворачиваюсь, глядя в окно. — Где ты живёшь? — с интересом спрашиваю я.

— Недалеко от центрального парка у меня есть небольшая квартирка, скоро приедем малышка! — он улыбается так нежно, что я невольно тоже отвечаю ему улыбкой. Боже ну как на него можно сердиться?

— Значит, я угадала, что у тебя квартира недалеко от парка?

— Ага! Мне нравиться это место. И вид из окна надо признаться, просто потрясающий! — улыбается он.

— Да? — хмыкаю я. Думаю, он преувеличивает.

— Знаешь? Я ведь не хотел идти на этот мальчишник, очень долго сопротивлялся, — он снова, так внимательно смотрит на меня, что я опускаю глаза, не выдерживая такого страстного, глубокого взгляда. — Спасибо Гарри! Он просто затащил меня туда. Я, правда, иногда захожу в клуб, чтобы немного расслабиться, — он снова переводит взгляд на дорогу. — Но в этот раз… просто мистика какая-то, впрочем, это не первый раз со мной случается, — он говорит уже сам себе, но я внимаю каждому его слову.

— А к кому ты выходил, когда мы с тобой э… э… были в гримерной? — вдруг спрашиваю я, вспоминая, инцидент в клубе.

— А, это? Да, какой-то чувак, дверью ошибся, пришлось верное направление указывать, — он, сердито сдвигает брови.

— Ты что, ему врезал? Это был Макс? — я немного взволнована. Я почему-то думаю именно на него. Больше некому было, так рваться в комнату. Когда пойду за деньгами, узнаю как он, — решаю про себя.

— Макс? Не знаю. А что это ты так беспокоишься за него, он что, тебе нравится? — его брови сдвигаются ещё больше, в глазах появляются искры гнева.

— Может и нравится, тебе какое дело? — огрызаюсь я и краем глаза смотрю на его реакцию. Он резко останавливает машину, наклоняется очень близко ко мне ко мне и говорит тихо, шипя от ярости:

— Ты моя, поняла? Если увижу его рядом с тобой, ему конец! Не играй со мной, детка. Ты теперь принадлежишь мне и только мне!

Его взгляд говорит, что он абсолютно серьёзен в своих намерениях. Мне, конечно от этих слов и страшно и радостно, что он считает меня своей, хотя между нами ещё ничего не было, но мой гнев вдруг просыпается, и меня несёт:

— Да, кто ты нахрен такой, чтобы решать за меня с кем мне быть, с Максом или с тобой, или ещё с кем. У меня может, есть бой-френд? Или я вообще замужем?! А ты! Ты вообще уже практически женатый человек! И я, не твоя! Мы, даже не трахались! — ору я на весь салон.

Он, секунду смотрит ошарашено на меня, затем мгновенно расстегивает ширинку на джинсах, стягивает их и тянет меня к себе. Сумка падает между ног на пол.

Ох! — от неожиданности я не могу вымолвить ни слова.

Он стаскивает с меня мои треники, рвет трусики и резко сажает на себя, вонзаясь всем своим естеством, не дав мне возможности сопротивляться.

— А-А-А-А, — кричу я от неожиданной, сладостной пульсации внутри себя. Он тоже стонет, издавая такие сладкие звуки, что я завожусь ещё сильнее. Он держит меня за ягодицы и при каждом входе сильно их сжимает. Его резкие и глубокие толчки проникают в меня всё глубже, всё быстрее, я уже не сдерживаюсь, тоже двигаюсь ему навстречу со всей силы. Откинув назад спину, я, упираясь локтями в панель управления. Он ещё увеличивает темп. Еще быстрее! Ещё! Мы, стонем на весь салон. Все эмоции перемешались. Боже! Со мной такое впервые. И вдруг взрыв: А-А-А-А-А-А! Ещё толчок и я падаю на него. Мы крепко обнимаем друг друга и замолкаем, обессилевшие, удовлетворив свой голод.

Немного восстановив дыхание, Джейми берет моё лицо в свои ладони и говорит. — Теперь ты моя! И принадлежишь только мне! Поняла? — он нежно целует меня, слегка проникая языком внутрь и оттягивая губы, посасывает их.

— Ты, мне не муж, чтобы указывать! — упрямо твержу я, стараясь говорить ровно, слезаю с него, пересаживаясь на своё место.

— Скоро буду! Это не проблема! Это всего лишь вопрос времени! — он так нежно смотрит, что я не в силах ничего ответить. — Выходи за меня! — он абсолютно серьёзен.

— Ты сумасшедший, Джейми? Мы с тобой знакомы всего несколько часов! И вообще, ты скоро женишься! Не забыл ещё? Или ты решил меня второй женой сделать? — я поправляю треники. — Чёрт! Любимые трусы порвал — хмыкаю я, вытаскивая из-под себя черные стринги.

— Я разорву помолвку, малышка! Сегодня или завтра обязательно это сделаю. — Джеймс снова заводит мотор, и мы едем дальше. Хорошо, что стекла у машины тёмные и на улице ещё очень рано, никто нас не видел, — успокаиваю я себя.

— Ты ширинку забыл застегнуть, — я хихикаю, снова возбуждаясь от этой расстегнутой ширинки и главное что под ней. Я опять хочу его. О Боже! Это просто невероятно!

Джеймс включает музыку. Поёт Mylene Farmer «Degeneration» и мы, переглядываясь, улыбаемся друг другу.

— Откуда она у тебя? — спрашиваю я, с интересом.

— Подарили сегодня, — нежно отвечает он.

— Счастливчик! — кокетливо говорю я.

— Да, Хелен! Я действительно сегодня впервые в жизни по-настоящему счастлив. Ну, вот мы и приехали! — Джеймс, улыбаясь, въезжает в подземный гараж огромного небоскрёба, останавливая машину на своём парковочном месте. Я не могу оторвать от него глаз, любуюсь, как он красиво обходит машину, открывает мне дверь, подает нежно руку. Крепко обнявшись, мы направляемся к лифту. Я чувствую себя самой счастливой и самой желанной.

— Устала? — спрашивает Джеймс, нежно заглядывая мне в глаза.

— Немного.

— Сейчас примем ванную, позавтракаем и будем, отдыхать, — мы заходим в лифт. Джейми набирает код на панели, двери закрываются и мы плавно, поднимаемся к нему домой.

— А ты устал? — я поправляю его ворот рубашки, слегка дотрагиваясь до кожи.

— Нет! Я полон сил и желания! — он бросает сумку на пол, сжимает в своих ладонях мою попку, нежно прижимая меня к стене. — Прости, если причинил боль в машине, я сорвался. Черт! Хелен, я снова тебя хочу! — Джеймс закрывает глаза, качая головой. Прижимаясь ещё теснее ко мне, он вдыхает мой запах, а я его аромат тела. — Ты божественно пахнешь! — шепчет он, лаская мой слух.

Я запускаю руки в его мягкие волосы, трусь о щетину и чувствую его эрекцию.

— Я тоже тебя хочу! И мне не было больно! Мне чертовски понравилось, — шепчу ему на ухо и улыбаюсь, ощущая радость от его близости и чувствую, как мокро у меня между ног и как пульсирует моя «красотка».

Посмотрев на меня с благоговением, он стягивает снова мои треники, с легкостью подхватывает на руки, разводит ноги. Я обхватываю его торс ногами и он, уже готовый, мгновенно входит в меня, затем немного приподнимает и снова сажает на себя, отчего я издаю громкие сладостные стоны, получая наивысшее блаженство. Он утыкается лицом мне в грудь, губами сжимая через майку, мой сосок. Ещё несколько резких глубоких толчков, но, сколько в них страсти и любви, отдаваемой этим красивым, сильным и таким нежным мужчиной. Из нас снова и снова вырываются громкие стоны, в порыве страсти я кусаю его за щеку, он вскрикивает и тоже нежно кусает меня за подбородок! А-А-А-А!!!!! Придя в себя, мы блаженно улыбаемся, нежно поглаживая друг друга.

— Какой у тебя этаж? — отдышавшись, спрашиваю я.

— Восьмидесятый. Скоро приедем, — щекоча мое ухо, шепчет Джейми.

— Щекотно, — я заливаюсь весёлым смехом. Он ставит меня на ноги и, глядя на меня снизу вверх, медленно одевает треники. Заправив своего «друга», Джеймс с легкостью закидывает сумку на плечо, с такой же легкостью подхватывает меня.

— У тебя такой завораживающий смех, что я теряю себя, Хелен! Я схожу с ума по тебе, от твоего смеха, от твоего тела, от твоей красоты, от твоего запаха, от твоей попки в виде перевёрнуто сердечка! Вернее, я уже сошёл с ума! — его хриплый голос, выдает новый всплеск, страсти.

Глава 9

Останавливаемся на его этаже. Двери открываются и мы, оказываемся в большом круглом, ослепительно белом холле. Светло-розовый мраморный пол украшен очень красивым рисунком в восточном стиле. На стенах висят множество маленьких бра. Белый потолок светится мягким желтым светом, как — будто солнышко персонально спустилось к нам.

— Ну вот, мы дома! — опустив меня, Джеймс бросает сумку на пол, берет за руку и, распахивая белые двери, мы входим в огромную гостиную.

— О Боже! — могу только, выдохнуть я. — Какая красота! Я в полном восторге! — Гостиная, огромная и такая же светлая. Пол уже выложен бежевой однотонной полированной плиткой. На стенах тут и там висят картины Андре Кона, Рэя Маккарти, Висенте Ромеро Редонто, Риккардо Санса. Хе-хе! Ничего себе квартирка? Да она просто огромная! Такая просторная и светлая!

— Красивые картины, — замечаю я. — Коллекционируешь голых девиц?

— Нет, — хмыкает он. — Просто надо было как-то украсить гостиную, чтобы не так пусто было. А картины, да весьма не плохие.

— А! Понятно! Значит, гостиную украсить, — хихикаю я, осматривая дальше гостиную. Разглядывая обстановку, я восхищаюсь, красоте камина, который выложен светлым камнем, удивляюсь огромному размеру плазменную панель, чуть в стороне замечаю небольшой бар. Напротив камина стоит белый кожаный диван в виде полукруга и несколько кресел. На полу лежит настоящая шкура зебры. Рядом с ним массивный низкий стол в виде шахматной доски с резными фигурами на нём. Слева стоит ещё один кожаный полукруглый диван с парой кресел, только черного цвета. Рядом с ним стоит легкий прозрачный столик, по углам гостиной стоят тонкие, почти под потолок, чёрные музыкальные колонки, слева в стене установлен музыкальный центр. И венчает всю эту красоту стеклянная стена-окно по всей длине гостиной. На полу, вдоль всей этой стеклянной стены установлена длинная лента с зеленой травой. Я подхожу к этому огромному стеклянному окну и гляжу на открывшуюся панораму. Огромный центральный парк! Боже! Какой он всё-таки красивый и большой, этот уголочек природы в каменно-стальном мегаполисе. Я не могу оторваться от такого потрясающе прекрасного вида, даже не замечаю, улыбающегося Джеймса, с интересом наблюдающего за мной.

— Нравится? — ласково спрашивает он.

— О да! Действительно потрясающий вид! — в восхищении, отвечаю я.

— Ладно, малышка пойдём, примем ванную! Ты теперь сможешь часто наблюдать за этой красотой, — он протягивает мне руку и я счастливая бегу к нему.

Мы лежим в огромном белом джакузи, наполненным горячей водой, которая нежно бурлит, превращаясь в пузырьки, щекоча и одновременно возбуждая кожу, ароматная пена нежно облепила наши тела. Джакузи стоит посреди большой комнаты, которая называется ванной. Да в ней жить можно! Не только мыться. Пол и стены выложены, мелкой, синей, белой и серой под «металлик», плиткой. И естественно стеклянная стена. Сзади вдоль стены, стоит бирюзово — белый массивный умывальник с зеркалом, с множеством полочек и большой шкаф, такого же цвета. В углу белая душевая кабина, со стереосистемой и кучей всяких массажных примочек.

Джейми, мнёт мне пальчики, на ногах. Мы глядим, не отрываясь друг от друга, взглядами, полными желания.

— Где ты научилась так танцевать? — неожиданно спрашивает он.

— Ну, сколько я себя помню, я танцевала всегда, — пожимая плечами, отвечаю я. — Да и мама говорит, что я постоянно в движении, не могу на месте сидеть, — я улыбаюсь, упоминая Марго. — Она взяла меня из приюта, когда мне было пять лет. Ей понравилось, что я танцевала и была очень вежливой. В детстве, я ходила в танцевальную школу, в институте тоже выступала, когда выпадала возможность и сейчас уже два года работаю преподавателем танцев в одной из Нью-Йоркских студий.

— Ты приёмная дочь? А где твои биологические родители? Ты знаешь их? — он, очень внимательно смотрит на меня.

— Нет, не знаю. В приюте тоже никто ничего не рассказывал. Но ведь родители это не только кто родил, но и кто воспитал? Верно?

— Да, конечно! Ты любишь маму? — ласково спрашивает Джеймс, разминая мои стопы.

— Да, очень! — Я расплываюсь в улыбке.

— А муж? У неё есть муж или друг? — он, задает слишком много вопросов.

— Муж бросил её, потому что она не могла родить ему детей. Приёмных он тоже не хотел. Тогда она и взяла меня к себе. Теперь ты расскажи о своих родителях, — я тоже могу быть любопытной.

— Детка, как-нибудь я обязательно расскажу тебе о моих предках, — при упоминании о них, он становится очень серьёзным. Сдвинув брови, он погружается в тягостные раздумья, ну как мне кажется. При этом он сильно сжимает мои пальцы, но я терплю, потому что, во-первых, таю от его рук, а во-вторых, боюсь вторгнуться в его мысли. Я уже пожалела, что попросила рассказать о них. — А, как в клуб попала? — снова спрашивает он, глядя в упор на меня очень серьёзным внимательным взглядом.

— Просто, мои друзья Эйприл и Генри, с которыми я работаю, попали в аварию. Ну и когда Эйприл очнулась, то кое-как смогла сказать, что у неё серьезный контракт и надо выручить её. Не могла же я бросить подругу?

— Значит, в таком виде, ты выступала первый раз? — удивленно и одновременно с облегчением спрашивает он, указывая на мою наготу.

— Голой? Да! — я краснею от стыда.

— Не смущайся Хелен! У тебя потрясающее тело и такая мягкая бархатная кожа! Ты просто красавица! И танцуешь ты восхитительно! Я ни разу не видел таких классных танцовщиц, уж поверь мне! — шепчет он, придвигаясь ко мне очень близко, нежно поглаживая мои бедра.

— А у тебя много было женщин? — я не совсем вежлива, но мне интересно.

— Достаточно. Но лишь тебе удалось потрясти меня до глубины души. И не только своей красотой и мастерством, но и тем, как ты отдалась мне, не потребовав ничего взамен. Ни одна женщина до тебя не смогла мне дать столько, сколько уже дала ты, за такое короткое время нашего знакомства. Как мне хотелось трахнуть тебя прямо там, в клубе, но я всё-таки смог себя сдержать. Боже! Это было очень сильное испытание для меня, — он откидывает голову на спинку ванной, закрывает глаза и сжимает их так сильно, что наверно смог бы вдавить внутрь, если бы сжал ещё сильнее. Затем открыв глаза, смотрит на меня очень нежно, отчего я краснею.

— Значит ты очень верный друг? — он тянет руки, подбираясь, к моей «красотке».

— Не знаю, насколько я верный друг, не мне судить об этом! Но для тех, кого люблю, я в лепёшку расшибусь, но помогу, если потребуется моя помощь! — я говорю с такой горячностью, что не сразу замечаю, как Джейми, вплотную прижимается ко мне, нежно целует мою шею и щекочет мочку уха. — И всё-таки, почему ты заинтересовался именно мной? В клубе ведь были девушки намного интереснее меня, Багира, например, — интересно, что он ответит?

— Правда? Разве там были ещё девушки? Не знаю, не заметил. Я видел, только тебя. До остальных мне не было никакого дела.

— Щекотно! — смеюсь я от мягкого прикосновения его губ.

— А так?! — И он впивается в меня страстным поцелуем, сжимает двумя пальцами сосок, затем ведет ими вниз, щекоча мой пупок и опускаясь ниже, проникает в меня, медленно начиная входить и выходить.

— А! А! А! — стону я, бешеный ток начинает пульсировать во мне, заставляя выгибаться навстречу его рукам, сотрясаться всем телом от возбуждения.

— Какая ты мягкая и гибкая! И принадлежишь мне! Скажи, что принадлежишь мне?! Я хочу услышать это от тебя! — просит он хриплым от страсти, голосом, заглядывая мне в глаза.

Я тоже в упор смотрю на него, не отводя глаз. Мой стон заставляет его двигать пальцами быстрее, но я молчу, до тех пор, пока он не доводит меня до вершины безумия и, я выкрикиваю:

— О Боже! Да! Да! Да! Я принадлежу тебе! Только тебе!

С этими словами он резко хватает меня за талию и сажает на себя. Мы двигаемся как безумные, уносясь с бешеной скоростью на самый пик блаженства. Достигнув, экстатического состояния, мы погружаемся наполненные счастьем, в сладостную нирвану!

Мы лежим крепко, прижавшись, друг к другу, переплетясь ногами не в силах разорвать объятия, а вода продолжает бурлить, нежно лаская нашу кожу.

— Джейми, о чём ты думаешь? — спрашиваю я, спустя какое-то время.

— О тебе! И о том, какая ты восхитительная любовница! Хелен я первый раз в жизни не сдерживаю себя и своих желаний. И самое удивительное, что ты выдерживаешь мой темп! — он нежно целует меня, ласково обнимая одной рукой за талию, а другой нежно водит пальцами, по моей руке. — А ты о чём думаешь?

— Я тоже думаю о тебе! И о том, что я тоже первый раз в жизни не сдерживаю своих желаний! — я крепко обнимаю его и чувствую такой восторг внутри себя, как будто всю жизнь искала именно этого.

Спустя ещё какое-то время мы решаем вылезать. Джейми бережно заворачивает меня в белый махровый халат, одевает мягкие, домашние тапочки, высушивает мне волосы. Он, тоже одевает халат и несёт меня вниз завтракать.

— Ты собираешься так все время носить меня, из комнаты в комнату? — спрашиваю его, нежно заглядывая в глаза.

— Да! Всё время буду носить, чтобы ты не вырвалась и не сбежала от меня! — он весело чмокает меня в щёчку.

— Теперь, даже если будешь прогонять, не уйду! Я же принадлежу тебе! — шепчу ему на ухо. Джеймс сжимает меня, так сильно, что я задыхаюсь и тоже сильно обхватываю его за шею.

— Хелен! Мы сейчас с тобой договоримся до того, что вместо завтрака, пойдём прямиком в спальню, — мы смеёмся, заходя в розовую столовую.

В центре столовой стоит огромный белый стол с розовыми стульями на двенадцать персон, над ним висит огромная стеклянная люстра невероятной красоты. На стенах висят маленькие бра и картины. Напротив стола стоят два небольших розовых дивана в стиле Людовика 15 и такая же стеклянная стена, как и в гостиной во всю длину, с растущей невысокой травой. Пройдя столовую, мы заходим на кухню. Кухня потрясающая! Она светло сиреневого цвета, оборудована по последнему слову техники.

— Позавтракаем?! — предлагает Джеймс, улыбаясь своей ослепительной улыбкой и, ставит меня на ноги.

— С удовольствием! Я могу, что-нибудь приготовить! — с энтузиазмом предлагаю я.

— О, кей, малышка! Тогда, я пойду, сделаю несколько звонков, пока ты готовишь! Не против?

— Нет! Конечно! Иди!

Джейми уходит в кабинет на второй этаж. Я начинаю исследовать холодильник. Боже! Чего здесь только нет! Даже перечислять не буду. Глаза разбегаются! Немного пошвырявшись на полках, я решаю приготовить легкий салат из креветок с авокадо и яичницу с беконом. Выдавливаю апельсиновый сок и варю кофе.

Джейми, приходит очень довольный, он уже переоделся в светло-голубые боксер шорты от «Jockey» и белую обтягивающую майку. Увидев его в таком виде, да ещё босым, я чуть не подавилась соком. Боже! Ну, нельзя быть таким красивым, я теряю сознание!

— Давай завтракать, я ужасно голоден! — улыбается он, смачно шлёпая меня по попке.

— Давай! С удовольствием! — я тоже очень голодная, только не знаю от чего больше.

Раскладываю всё по тарелкам, наливаю сок в высокие стаканы, рядом ставлю кофе, в белых кофейных чашечках. Мы наслаждаемся завтраком, сидя на кухне около стеклянной стены, за круглым сиреневым столом на мягких кожаных стульях в тон.

— Очень вкусно! Маргарет научила? — с любопытством спрашивает Джейми.

— Основам? Да, мама! Но я люблю во всё вносить свои нотки, — смущенно отвечаю я.

— Я вчера это заметил! Особенно, когда ты танцевала для меня последний танец, — он, многозначительно смотрит на меня и его глаза снова загораются страстью.

— Джейми, прекрати меня смущать! — от возбуждения у меня начинается пощипывание во всём теле.

— Это ты меня всё время смущаешь! Я чувствую себя просто желторотым юнцом, рядом с тобой! — игриво отвечает, он, не сводя с меня, тёмных, страстных глаз. Несколько минут сидим молча, даже есть перестал. И тут он решительно вскакивает, хватает меня в охапку и несёт в спальную.

— Чертовка! Где ты, так научилась соблазнять? — он щекочет языком моё ухо, отчего я заливаюсь веселым смехом. Определённо, я сошла с ума!

— От тебя так приятно пахнет, как называется? — я, вдыхаю аромат парфюма, перемешанный с запахом его тела.

— «1 миллион» от Дольче и Габбана. Нравится, говоришь? — и он страстно целует меня в губы.

— Очень, — шепчу я, лаская губами его шею.

— Мне тоже нравились, но теперь я люблю другой запах.

— Какой? — я слегка покусываю его мочку.

— Твой! Ты божественно пахнешь! — он вдыхает меня и стонет от блаженства.

— Ты тоже божественно пахнешь, — мурлычу ему на ухо. — Джейми, может не надо в спальную, а? Мне пора домой, правда! — я пытаюсь вырваться, но он так сильно сжимает меня, что попытки просто бессмысленны.

Глава 10

Спальная тоже огромных размеров, выполнена в нежно голубых тонах. Она сразу навевает мысли о бескрайних морских просторах. Потрясающая красота. На стенах висят маленькие картины Майкла Паркеса и Лаури Бланк. Посреди комнаты стоит огромная белая кровать, с балдахином цвета морской волны, напротив стеклянная стена с тонкой линией из травы, в углу комнаты стоит небольшой диванчик бирюзового цвета с двумя креслами из белой кожи и маленький прозрачный столик.

Поставив меня на пол, Джейми сдергивает покрывало на пол, притягивает к себе и нежно поцеловав, толкает на кровать. Лёжа рядом, он медленно развязывает пояс на халатике, распахивает его и, нежно лаская мою кожу, любуется мной, отчего я снова краснею. Его ласки становятся всё более настойчивыми, жадными, сдерживаться всё труднее и труднее. Извиваясь под ним, я ещё крепче прижимаюсь к его жаркому и такому желанному телу, ощущая как волоски на его груди, щекочут мою грудь. Нежно раздвигая и посасывая мои губы, он хватает длинными пальцами один сосок и сдавливает так, что из меня вырывается громкий стон. Улыбнувшись, он сдавливает теперь всю грудь, находит снова мои губы и, впившись в них грубым страстным поцелуем, трется членом о мою «красотку». Сдавливая другую грудь, вытягивает её, он впивается сначала в один сосок, затем в другой. Я стону всё громче, извиваюсь под ним и, запустив пальцы в его волосы, начинаю тянуть к себе. Но он видимо что-то задумал, потому что, как только я решила выскользнуть, не выдерживая такой сладостной пытки, Джеймс схватил мои руки, прижал их к моим бёдрам и, разведя собой ноги в стороны, заставил согнуть их в коленях. Выкладывая дорожку из поцелуев, он сначала добирается до пупка, немного пощекотав его языком, следует дальше к лобку и, достигнув цели, он впивается в мою «красотку», жадно целуя, покусывая, посасывая и вытягивая из меня все соки. Я не в силах больше сдерживать себя, свои желания, свою похоть, свою бешеную ворвавшуюся вновь страсть. Извиваясь, я, не сдерживаю себя, выкрикиваю имя Джеймса, царапаю бедра прижатыми руками, и уношусь куда — то далеко. Выгибая голову назад, из меня снова и снова вырываются дикие сладостные стоны. На мгновение, Джейми отпускает мои руки, но тут же резко входит в меня, не давая возможности опомниться. Я уже в полусознательном состоянии, но он только увеличивает темп, выкрикивая моё имя. Обхватив его руками и ногами, я прижимаюсь к нему и что есть силы, впиваюсь ногтями, царапая его спину. Он громко стонет и снова увеличивает темп. Наши голоса переплетаются и переходят в какую-то дикую песню, полную животной страсти и желания. Ещё один очень сильный толчок и мы взрываемся в ярком, огненном оргазме. Падаем полностью обессиленные, но безумно счастливые от того, что смогли вместе достигнуть самой высокой вершины блаженства.

Сколько, мы так пролежали, я не знаю. Наверное, мы долго спали, потому что, когда я открыла глаза, солнышко уже было высоко. Еле подняв голову, я стала осматриваться. Джейми нигде нет. От нахлынувшего вдруг волнения я резко вскакиваю, набрасываю халат и осторожно иду искать его. Опять ощущаю дикий голод. Вот это — «трах»! — думаю. Впервые в жизни я счастлива от занятий любовью и мало сказать, счастлива, я на вершине блаженства от этого потрясающего мужчины. Я осторожно выхожу из спальни, прислушиваюсь, пытаясь понять, где Джейми. Вдруг слышу внизу его голос и ещё… женский голос. Довольно резкий разговор. Нет! Этот разговор я слушать не хочу. Я разворачиваюсь к спальне, закрываю плотно дверь и бегу в ванную.

— Эмма, я всё сказал! Повторяю последний раз. Между нами всё кончено. Да! Я встретил девушку, которая искренне любит меня и даёт мне всё то, что я хочу иметь в этой жизни.

— Я тоже тебе многое даю Джейми! Я люблю тебя! И ты всегда говорил, что любишь меня, забыл? — истерично вскрикивая, она плачет, закрывая лицо руками.

— Я не люблю и, не любил тебя, никогда! Ты тоже не любишь меня, потому что это не любовь, когда не хочешь отдать себя полностью любимому человеку. Тебе просто удобно иметь статус девушки, богатого парня. Я не хочу тебя! Меня тошнит от тебя! — его бешеный рёв разносится по всей квартире.

— Пожалуйста, не кричи на меня! Давай успокоимся и поговорим нормальным, человеческим языком, — она пытается дотронуться до него.

— Не прикасайся ко мне, — он выдергивает руку и с отвращением отходит от неё.

— Джейми! Джейми! Я всё прощу тебе. Давай всё забудем. Скоро наша свадьба, у меня уже всё готово! Я понимаю тебя. Ну да, просто захотелось развлечься. Поверь, я не сержусь. Но пора уже возвращаться в реальность, — она снова пытается дотронуться до него, но он угрожающе сдвигает брови и выставляет вперед руки — «не подходи».

— Всё! Уходи! — он указывает ей, пальцем на дверь.

Она вдруг перестаёт плакать. Уставившись на Джеймса безумными широко открытыми глазами, Эмма на какое-то мгновение полностью отключается от реальности. Но вот она приходит в себя, гордо поднимает голову и, прищурив ярко накрашенные глаза, злобно чеканя, каждое слово, произносит:

— Джеймс Эдвардс! Клянусь тебе, ты пожалеешь, что отверг меня! — ещё мгновение смотрит на него и бросается наверх, направляясь в спальную.

Забежав в ванную, я быстро одеваю свою одежду и сажусь на краешке джакузи, пытаясь осмыслить всё, что натворила. Зачем позволила себе всё это? Чем я теперь лучше той рыжей девицы, которая переспала с Дэвидом? Я в шоке. «Чёрт! Та девушка…, это его будущая жена! И я влезла, уже практически в семью! Что я за стерва. Какая же я, дура!» Я обхватываю свою голову руками, пытаясь все осознать и оправдать себя, обдумываю, что делать дальше и как исправить свой поступок.

Вдруг слышу громкие голоса в спальной, они приближаются. Дверь распахивается и в ванную влетает высокая, очень красивая, ухоженная девушка. Черные обтягивающие брюки выгодно подчеркивают её стройность, белая блузка с низким вырезом выбилась из брюк. Её светлые волосы, гладко зачесанные в тугой высокий хвост, немного растрепались, голубые глаза полны слёз, туш немного смазана, на пухлых губах размазана красная помада, её взгляд полон гнева:

— Где эта, драная, сука?! Я хочу посмотреть на эту проститутку, на которую ты меня променял, — увидев меня, она сначала останавливается, как вкопанная, но сузив в тонкие щёлочки глаза, начинает медленно, как змея приближаться ко мне, чтобы излить свой яд, боли, обиды и горечи. Джейми влетает вслед за ней, его взгляд тоже полон гнева на неё и страха за меня. Он встает между нами и в упор смотрит на неё, пытаясь предугадать, её следующие действия. Я стою, ни жива, ни мертва, не смея даже пошевелиться и решаю, что даже сопротивляться не буду, если она на меня наброситься. Я заслужила быть побитой, я виновата. Ещё мгновение и она бросается на меня с кулаками, но Джейми успевает обхватить её, тащит из ванной и кричит мне:

— Хелена! Не смей выходить из квартиры! Жди меня здесь! Я скоро приеду! Поняла? Ответь, что поняла? — кричит он и его взгляд молит поступить, как он просит.

— Я клянусь, что буду ждать! — выкрикиваю я с горечью, слезы душат меня, я киваю, что буду, буду, ждать его здесь. Дверь захлопывается, но я ещё слышу их голоса, как она выкрикивает ругательства, он что-то резко отвечает ей.

Уже через несколько секунд всё смолкает и только шум в моих ушах начинает нарастать с такой силой, что ещё чуть — чуть и у меня лопнут барабанные перепонки. Я зажмуриваю сильно глаза и сжимаю, что есть силы уши, чтобы остановить этот шум, потому что, я больше не выдержу! У меня нет сил! Я сползаю на пол, падаю на колени, валюсь на бок и начинаю рыдать так сильно, что всё моё тело сотрясается мелкой дрожью. Я рыдаю от того, что разбила будущую семью, от того, что за такой короткий период времени, Джеймс стал мне очень дорог. От того, что мы из разных миров с ним, от того, что лучше его, мне больше не встретить и что мы не сможем быть вместе, просто потому, что это невозможно!

— Вот, это я вляпалась, «по самые, не хочу», — шепчу я. «Что — же будет дальше с нами? Джейми, наверное, попытается помириться с ней? Тогда зачем он велел остаться и дождаться его здесь? Не понимаю. И сил понять, пока нет».

Немного успокоившись, я доползаю до кровати. Встать нет сил. Плюхнувшись на кровать, я засыпаю тревожным, тягостным сном. Мне снится сон, где я беру на руки красивую белую кошку, сажаю к себе на колени, глажу её. Сладко мурлыча, она выгибается и вдруг, вцепившись мне в руку, очень больно кусает меня, и я просыпаюсь. Уже темно, Джейми до сих пор нет. Я встаю, не сразу сообразив, где нахожусь и который час. Протирая глаза, ощущаю такую опустошенность и усталость, что не уверена, хватит ли у меня сил встать и спуститься вниз, чтобы немного перекусить. Но мой желудок, сводящий от голода, заставляет меня подняться. Пошатываясь из стороны в сторону, я плетусь на кухню. Вспоминая всё произошедшее, я снова реву «Боже! Что же будет дальше? По-моему я влюбилась, как девчонка. Зачем я поехала с ним? Как я посмела разрушить его отношения? Ведь я знала, что он собирается жениться. Да и он хорош. И я дура, поддалась на его уговоры! Но вопрос, смогла бы я устоять против него? Нет, не смогла бы. Какая всё-таки большая квартира»- размышляю я, открывая дверь на кухню. — Сколько здесь комнат? Ну, если примерно пять на втором этаже, тогда столько же и на первом? Зачем ему столько? Какое твое дело? — одергиваю себя. Немного перекусив, размышляю, что делать дальше. На часах бес четверти одиннадцать. Я решаю нарушить своё обещание, дождаться Джейми. Надеваю куртку, забрасываю сумку на плечо, иду к лифту. Нажав на вызов, жду, когда можно будет спуститься вниз, на воздух. Я хочу домой, к Маргарет. Но как я доеду до дома? Машины нет, уже очень поздно, денег как назло мало. Всё равно, хочу уйти отсюда, поеду на работу, там переночую. По дороге, позвоню, Маргарет и всё объясню. Открываются двери лифта, на пороге стоит Джейми, такой уставший, вымотанный, но всё такой же красивый. На нём обтягивающие черные джинсы, черная тонкая майка и черная кожанка.

«Я не успела сбежать», — печально отмечаю про себя. Стою в бессилии, подпирая стену. «Что теперь? Не знаю». Точно только то, что я здесь, не останусь. Я решительно настроена.

— Хелена, ты куда собралась? Ты же поклялась дождаться меня? — он растерянно и грустно, смотрит в мои глаза.

— Джейми! — слёзы снова катятся по моим щекам и я уставшим голосом, отвечаю, — я устала честно, я хочу домой. Да и Маргарет уже звонила, она волнуется, — вру я, но это во спасение! Нам надо остановиться, потому что если дальше это продолжится, то ничем хорошим, это не закончится.

Он выходит из лифта, подходит ко мне и очень крепко сжимает в своих объятиях. — Ну, если ты точно решила уехать, тогда я провожу тебя! Пойдём.

— Я сама как-нибудь доеду, не надо, не беспокойся! — отмахиваюсь я. До моего дома очень далеко, как ты поедешь обратно? Ты устал, тебе надо отдыхать, — я, смотрю на его сердитые от обиды глаза.

— Хелен! Разве я смогу тебя отпустить! Одну! Наружу, в темноту! Тем более, добираться далеко. Я не простил бы себе этого никогда. Не обижай меня! Не отталкивай! Пожалуйста, — говорит он хриплым срывающимся голосом. — Ты точно не хочешь остаться? — он, смотрит с надеждой и мольбой в глазах, но я непреклонна. — Хорошо идем, — тихо говорит Джейми, забирает у меня сумку и, молча, думая каждый о своем, мы заходим в лифт.

Он снова обнимает меня, нежно трётся щекой о мои волосы. Я запускаю руки, в задние карманы его джинсов и мы молча, спускаемся, думая, каждый о своём. Выйдя на парковку, идём к машине. Увидев нас, Боб выскакивает и открывает двери «Ягуара C–X17», внедорожник золотистого цвета. Да сколько же у него тачек? — думаю я. «Хотя он может себе это позволить!» — тут же одёргиваю себя.

— Нет, Боб, на сегодня ты свободен. Я пересяду на «Макларен». Сам провожу мисс Рид. Завтра как обычно, — он говорит чисто деловым тоном. Боб коротко кивает, с невозмутимым видом закрывает двери и снова садится в машину. «Вот профессия, никогда нельзя расслабляться!».

Джеймс берёт меня за руку и ведёт к рядом стоящей спортивной машине, черного цвета «МР4-12С HIGH SPORT».

— Любишь крутые тачки? — иронично спрашиваю я.

— Нет. Люблю удобные тачки, — ухмыляясь, отвечает он, шлёпая меня по попке. Бережно усаживает меня в машину, ставит сумку между ног. И всё с той же грацией, свойственной только ему, запрыгивает сам, и мы выруливаем на дорогу.

— Хелен! Пока мы едем, я хочу немного рассказать о себе, если ты не против? — он смотрит на меня и ждёт одобрения.

— Да, конечно! С удовольствием, — отвечаю я. Но в тоже время думаю, про себя, хочу ли я знать о нём больше, чем знаю сейчас? Наше знакомство закончится, как только он довезёт меня до дома. Но если ему, так необходимо рассказать о себе, я не стану возражать.

— Я вырос в довольно благополучной, богатой семье, где есть родители и младший брат, но это, только внешне мы очень счастливая, благополучная семья. На самом деле есть куча проблем, совершенно неразрешимых! То, что я представляю сейчас из себя, это только моя заслуга! Понимаешь? — он смотрит на меня очень серьёзно. От таких признаний, я чувствую себя немного неловко. — Я повторюсь ещё раз! Только моя заслуга! — он упрямо смотрит на дорогу и на мгновение задумывается о чём-то, личном, ведомом только ему. — Я ушёл из дома, вернее сбежал, когда мне было 16 лет. Смотреть каждый день, как отец морально унижает мать и изменяет ей с любой подвернувшейся женщиной и не иметь возможности, что-то изменить, было для меня невыносимым. Видеть и ощущать на своей шкуре, что отец не любит меня, сомневается во мне, не верит в меня. От этого было очень больно! Потом я понял, что мне ничего не изменить, как бы я ни старался. Я всё равно буду его не достоин. А мама? Мама, просто смирилась и сама менять ничего не хотела. Она сама выбрала такую судьбу. Жалко было ещё брата, но я не мог взять его с собой. Хорошо, что Артур за все годы, проведенные с ними, не сломался. Видимо не такой был восприимчивый, как я.

Первый свой миллион я заработал на рекламе. Было ещё довольно много успешных проектов в этом бизнесе, при этом, я успевал ещё учиться. Спустя некоторое время я понял, что мне этого мало, я стал изучать рынок дальше. И однажды, не помню, на каком-то приёме, я познакомился с Ричардом Митчеллом. Он заинтересовал меня нефтяным бизнесом. С того времени, мы стали партнёрами, а позднее, я создал свою компанию по добыче нефти! — он улыбается совершенно искренне и с удовольствием рассказывает мне, как это было трудно и в тоже время очень интересно, искать, месторождения, с запасами нефти. И какое это было счастье, когда всё получилось. Я смотрю на него и моё восхищение, растёт всё больше и больше, как впрочем, и сексуальное желание тоже, ничего поделать с собой не могу. Оказывается он очень нежный, внимательный и любящий сын, заботливый брат и очень целеустремлённый человек, добивающийся всегда, поставленной цели.

— Ты слушаешь меня? — его брови сдвинуты. Он что сердится?

— Да, конечно! Очень внимательно! — с горячностью, отвечаю я.

— Хорошо малышка! А то я подумал, что тебе совсем не интересно, — он улыбается своей умопомрачительной улыбкой и я, отвечаю ему тем же.

— С отцом у меня до сих пор натянутые отношения и к родителям я езжу лишь из-за матери, не более того.

— А чем занимается твой брат? — интересуюсь я.

— Он мой партнёр в рекламном бизнесе. У него неплохо получается, меня это устраивает! — деловито, отвечает Джеймс.

— Понятно. А на какой рекламе ты сделал свой первый миллион? — мне очень интересно.

— На рекламе бренда «Red Tape». Знаешь такой?

— Да! Клёвая была реклама. Скажи, а у тебя есть самый интересный проект?

— Ну, парочка есть. Это, наверное, «American Apparel» и «Abercrombie and Fitch».

— Джейми, да ты настоящий провокатор! — Я краснею и одновременно смеюсь не в силах удержаться.

— Да, котёнок! Я твой провокатор.

— Да! Мой! — я не могу оторвать от него взгляда, забывая, о недавнем инциденте.

— У Митчелла есть дочь Эмма, которую ты сегодня видела, — он снова становится серьёзным и сдвигает брови. — Я хотел завтра съездить к ним, всё объяснить Эмме и поговорить с Ричардом, но она опередила меня.

— Джейми, почему ты сердишься? — мне, не по себе от таких сдвинутых бровей.

— Я очень испугался за тебя. Думал, ты ещё спишь, и она, влетела в спальную. Хорошо, что всё обошлось….

Он вдруг замолкает и увеличивает скорость. Я вдавливаюсь в сидение и от страха, закрываю глаза. Вдруг ни с того ни с сего я вспоминаю что, утром, он вёл машину пьяный и я села с ним так легко!

— Хелена! Малышка, о чем задумалась? — говорит он так ласково, что я даже вздрагиваю.

— Да так ни о чём, если не считать, того, что ты, утром вёл машину, пьяный, а я дуреха села с тобой, — испуганно, отвечаю я.

— Я всегда контролирую ситуацию! Ты была в полной безопасности, — уверенно отвечает он.

— А! Ну да! Ты же у нас лучший во всём, я поняла, — говорю я иронично, поднимая руки, в знак того, что не спорю.

— Я не люблю Эмму! И никогда её не любил! — он, снова сдвигает брови. Я разорвал помолвку сегодня, когда отвозил её домой. Пришлось очень долго разговаривать с Ричардом, но надеюсь, он смог понять меня, почему я не хочу и просто не могу, на ней жениться. Хелен! Ответь, мне что-нибудь? Ты молчишь и молчишь, я уже начинаю напрягаться от твоего молчания. — Джеймс разводит в недоумении руки.

— Сколько вы встречались с Эммой? — спрашиваю я, а сама думаю, — зачем мне это? Мне же не интересно.

— Год или около того — отвечает он. — Почему ты это спрашиваешь?

— Не знаю! Но, если так долго встречаешься с кем-то, невозможно поверить, что не было любви, — я смотрю на него и думаю про себя: Но ведь, правда! Любовь должна быть?! Но с другой стороны, мы с Дэвидом, вообще знали друг друга с детства и что? Это не спасло нас от разрыва. И ведь после расставания с ним, я очень чётко поняла, что мы по-настоящему то и не любили друг друга, это просто была привязанность, привычка.

— Я изменял ей всё время, что мы были вместе, — он делает это признание, его взгляд говорит о том, что он противен сам себе. — Я не мог поступить иначе! Мне необходимо было выплескивать свою энергию, понимаешь? — он смотрит на меня таким измученным взглядом и молит о понимании. — Я понимаю, понимаю! — я мотаю часто головой, в знак того, что очень хорошо его понимаю и не осуждаю, но если честно, где-то в глубине души, немного всё-таки осуждаю.

— Мы занимались сексом только один раз в день. Мне было мало этого. А она больше не хотела, оправдываясь, что частый секс испортит её фигуру. Я был, как загнанный зверь, пока не встретил тебя, — он ласково гладит мою щеку и его вновь вспыхнувшая страсть, начинает плавно наполнять меня.

Я начинаю ёрзать на сидении. Как всё просто и в тоже время сложно. Вот он, безумно красивый, умный, сильный мужчина, а может запросто сломаться, из-за отсутствия нужного выплеска энергии. Но если я нужна ему так сильно, то я готова на всё, ради него, даже на унижение, только бы ему было хорошо. Тем более он тоже нужен мне, так же сильно, как я ему.

Глава 11

Наконец-то мы подъезжаем к моему дому! Но как он узнал, где я живу? Выйдя из машины, Джейми галантно подает мне руку. Я смущаюсь как девчонка, может потому, что у него такая крутая тачка, и я выхожу из неё, да ещё с умопомрачительным красавцем. У нас здесь редко останавливаются такие дорогие машины и умопомрачительные красавцы. Соседи наверно во все глаза палятся в окна, посмотреть на нас. Особенно миссис Глэдис! Боже! Как неудобно!

— Как ты узнал, где я живу? — спрашиваю я, с любопытством, отвлекаясь от своих мыслей.

— Ты же сама называла адрес, а у меня навигатор в машине, — пожимая плечами, как бы, между прочим, отвечает он, посмеиваясь над моей невнимательностью.

— А, ну да, конечно, — хмыкаю я в ответ. — Спасибо, что подвёз! Пока! — прощаюсь я, включая «дурочку».

— Что и всё? Не хочешь меня познакомить со своей матушкой? Пригласить на чашечку кофе? — он улыбается, разгадав мою игру.

— Кофе вечером пить, вредно! — в ответ улыбаюсь я. Но с матушкой, познакомлю с удовольствием! Пойдём! — и, обхватив его за руку, мы идём к дому. Поднявшись по лестнице, я достаю ключи, чтобы открыть дверь. Джейми стоит сзади очень близко, я начинаю возбуждаться, ключи выскальзывают из рук и падают на ступеньку. Я наклоняюсь за ними и, задев попой Джейми, чувствую его эрекцию. Какой ненасытный! Но, я ведь тоже хочу его. Вот уж точно, два сапога пара!

— Что, никак ключик не вставишь? Может помочь, — иронично спрашивает Джейми, нежно поглаживая мой зад.

— Нет, я сама, — раскрасневшись, я поднимаюсь, кокетливо двигая бедрами и, сбрасываю его руки.

Кое-как открыв дверь, мы входим домой. На пороге с испуганными глазами, нас встречает Маргарет. На меня смотрит очень строго, почти осуждающе, но увидев Джейми, расплывается в такой очаровательной улыбке, что я удивленно поднимаю брови, глядя на неё. Вот это да! Я никогда не видела, чтобы она, так, кому-то улыбалась. Да ещё и краснеет, как девочка.

— Мам привет! Познакомься, это Джеймс Эдвардс, мой друг.

— Джеймс, познакомься, — это моя любимая мама Маргарет, — знакомлю их и смотрю, как он галантно подносит её руку к своим губам и вежливо целует.

— Добрый вечер мистер Эдвардс, очень приятно познакомиться! — она ещё больше краснеет и смущается.

— Добрый вечер миссис Рид, мне тоже очень приятно познакомиться с вами! — произнеся последнее слово, Джеймс отпускает руку Маргарет.

— Прошу вас, проходите, — говорит она так сладко, что я, удивляюсь ещё сильнее.

— Меня ты не назвала любимым, когда знакомила, — нежно улыбнувшись, шепчет мне Джейми.

— Прости, — только могу выдавить я. Обнявшись, мы следуем за Марго в столовую.

Марго усаживает его как дорого гостя за стол и слегка смущаясь, вынимает из шкафа бутылку красного вина, бокалы. Из холодильника достаёт сыр, виноград и салат с тунцом. Я достаю тарелки и вилки, расставляю всё по местам. Когда ставлю тарелку около Джейми, он хватает сзади меня за попу и сжимает так нежно и страстно, что у меня учащается дыхание. «Боже только не при Марго! Прошу», — молю глазами и слегка отстраняюсь. Он сразу обижается и, насупившись, смотрит на меня. Ничего пусть немного подуется, — решаю я.

— Джеймс, будьте любезны наполните бокалы вином, — любезно просит Маргарет.

— С удовольствием! — и он, как профессионал во всём, красиво разливает нам в бокалы вино. Я накладываю салат по тарелкам, мы ужинаем и непринужденно беседуем. За разговорами время пролетает незаметно.

— Что же мне, наверное, пора, — говорит Джеймс, вставая из-за стола, но я чувствую, что он совсем не хочет уходить. Мне становится тоскливо при мысли, что он сейчас уедет, но необходимо соблюдать приличия. Я тоже встаю и мы, идем в холл. Маргарет следует за нами.

— Ты мне отказала. Теперь держись, я припомню тебе завтра, — шепчет мне на ухо и нежно целует в щёчку на прощание, одаривая такой страстной и веселой улыбкой, что у меня от неожиданности отваливается челюсть.

— До свидания Маргарет! Спасибо за приятный вечер, — он снова целует ей галантно руку.

— До свидания Джеймс, — улыбнувшись, она удаляется на кухню, чтобы нам не мешать.

Я открываю дверь и встаю на пороге. Он тоже встает рядом.

— Я не боюсь тебя, — улыбаясь, с вызовом, отвечаю я. А сама думаю, Боже, что он ещё придумает? Затрахает меня? Жуть, б-р-р-р, но как это возбуждает… ммммм… «Да, но это в том случае, если он захочет продолжить отношения». Я ещё не уверена, что у нас что-то может получиться. Вот сейчас он уедет и может, всё на этом закончится? — от этой мысли мне становится тоскливо и хочется плакать.

— Дразнишь? Ну-ну, посмотрим завтра. Пока! — мы нежно целуемся на прощание и Джеймс быстро, идет к своей машине. Проводив его взглядом до машины, машу рукой и закрываю дверь. Возвратившись на кухню, помогаю Маргарет вытирать посуду.

— Мам! Извини, что так поздно приехала! Что заставила переживать! — говорю я, извиняющимся голосом.

— Хелен, доченька, всё хорошо! Если бы ты приехала с менее достойным молодым человеком, я бы сердилась на тебя, до сих пор. Но твой Джейми, безупречный мужчина! Теперь я за тебя спокойна, ты в надёжных руках! — говорит она с такой нежностью, что я чуть не плачу.

— Он не мой и я не уверена, что им будет, когда-нибудь! — печально отвечаю я. — Мам, он очень, очень богатый и мы из разных социальных слоев, и у него есть невеста, на которой он должен жениться. Хотя он говорит, что разорвал помолвку сегодня, потому, что встретил меня. Но я что-то не верю в это. Как можно, так вот запросто пообещать жениться, а потом всё разорвать?

— Ты что серьёзно говоришь? Он действительно разорвал помолвку из-за тебя? — она ошарашена моим признанием.

— Да! Серьёзно. По крайней мере, он так сказал, что всё порвал с ней и я теперь, только его, — я краснею от стыда.

— Боже! Он действительно в тебя влюблён! Такую страсть, которую я увидела сегодня между вами, не сыграешь, — очень серьёзно говорит она и внимательно смотрит на меня, пытаясь что-то разглядеть ещё.

— И ты, я вижу, тоже влюблена в него. Ещё ни разу я не видела, чтобы, ты так краснела. Ох, дети! Дай то Бог, чтобы у вас и дальше всё было, как сейчас! — она подходит и целует меня в лоб, как — будто благословляя.

— Мам, ещё ничего не понятно. Я не хочу вообще сейчас ничего загадывать. Как будет, так и будет, — я обнимаю её, мне на самом деле ничего не хочется загадывать на будущее. — Я, пожалуй, пойду спать. Доброй ночи, — поцеловав Марго, плетусь в комнату.

— Доброй ночи, солнышко, — ласково отвечает Марго, провожая меня взглядом.

«Как я устала! Всё! Срочно спать!»

Стою под душем и вспоминаю нас с Джейми, как я танцевала для него, как он мял мои пальчики, как мы сидели в его джакузи, как мы трахались в машине, в лифте, на его кровати, похожей на аэродром. Боже! Только не это! У меня от этих воспоминаний, начинает сильно пульсировать между ног. Зажимаюсь, чтобы утихомирить себя, но не получается. Сажусь в ванную и жду, когда успокоиться моя «красотка». Вроде отпустило. Приняв душ, одеваю любимую пижаму, с сердечками. Всё хорошо! Только Джейми не хватает. Мне грустно. Подхожу к окну, расчесываю волосы, а то завтра точно не расчешу их и придётся идти, с комом запутанных волос на затылке.

ЧТО?!!! Гляжу в окно, а машина Джейми, как стояла у дома, так и стоит. Так, значит, он не уехал и сидит в своей машине? Может, мотор заглох или ему стало плохо?

Я пулей вылетаю из комнаты, перепрыгивая ступеньки, несусь на улицу к его машине. Маргарет, ничего не понимая, встает, удивленная, на пороге своей спальни.

— Что случилось Хелен? — только успевает спросить она.

Я выскакиваю на улицу, оставив Маргарет без ответа. Подбегаю к машине, прислоняюсь к окну в надежде разглядеть, что происходит в ней. Прикладываю ладони к стеклу, прищуриваюсь и вдруг вижу, как Джейми, развалился на сидении и сидит лицом к дому. Увидев меня, он вскакивает, вылезает из машины и смотрит исподлобья, смущаясь, как мальчишка.

— Хелен! Извини, но я не смог уехать от тебя. Я… я просто, был не в силах, — он разводит руки в стороны, смотрит на меня с такой любовью, что я, заливаясь слезами от счастья и любви к нему, бросаюсь в объятья, и так сильно его обнимаю, что мне становится даже страшно, от того, что могу причинить ему боль. Он тоже хватает меня в охапку, сильно прижимает к себе, целует мои волосы и говорит:

— Может, тогда пригласишь меня ещё на чай? Пойдём в дом, а то у тебя волосы сырые, простудишься ещё.

Джейми берет меня на руки и несет, как сокровище в дом. Маргарет видимо наблюдала за нами, потому что когда мы зашли в дом, её нигде не было видно.

— Где твоя комната? — он не сводит с меня глаз.

— Там, — показываю наверх, тоже не в силах отвести от него взгляда.

Он заносит меня в спальную, бережно кладет на кровать и ложится рядом.

— Ты не возражаешь, если я быстро приму душ. За день очень устал, — нежно трется носом о моё лицо.

— Да конечно! Я тебе дам полотенце и пижаму. Только у меня пижама в цветочек, сгодится? — хихикая, я достаю ему чистое бельё, я представляю его в пижаме в цветочек.

— Спасибо, — улыбается он. — Пижама в цветочек, моя любимая пижама. Берёт полотенце, пижаму и я показываю ему ванную. Затем бегу в спальную, запрыгиваю в кровать, залезаю под одеяло и трепещу, в предвкушении того, чем мы займёмся с ним, под одеялом. Он возвращается. На нём мои штанишки в цветочек, они спущены очень низко, из-под них выглядывает нить волос, она тянется вверх и рассыпается на груди. Волосы на голове мокрые, всклоченные, его щетина, такая сексуальная, глаза полны страсти. Губы! Губы, такие чувственные, готовые к любви. Боже! Как это эротично! Он что, специально так спустил штаны и смотрит на меня, чуть склонив голову набок, чтобы я быстрее возбудилась? Да я уже на грани! А-А-А-А!!!

Он прыгает под одеяло и сжимает меня в своих объятиях. Мы лежим на боку, сильно прижимаясь, друг к другу.

— Может, снимешь свою пижаму, я хочу чувствовать тебя, всю! — не дожидаясь моего согласия, Джейми расстегивает пуговки на пижаме, я выбираюсь из неё, он стаскивает с меня розовые штаны, скидывает свои и, снова прижимаясь ко мне, громко и сладко вздыхает, найдя наконец-то, покой в моих объятиях.

— Почему ты мне сегодня отказала? — его, видимо этот вопрос очень задел, если он снова о нём заговорил. Он спросил очень тихо, но я заметила, обиженные нотки в его голосе.

— Джейми, потому что Маргарет была рядом, мне стало не по себе, — честно отвечаю я.

— Мне не стыдно показывать свою любовь к тебе перед окружающими и тебе тоже не надо этого стыдиться, Хелен! В этом нет ничего постыдного! Я же не трахнул тебя, у неё, на глазах? Лёгкое прикосновение, это нормально! — он говорит это с такой горячностью, что я понимаю, теперь его обиду.

— Я больше так не буду обижать тебя, клянусь! — Я поворачиваюсь к нему и нежно целую в губы.

— Хорошо малышка, я тебе верю! — Мы, теснее прижимаемся друг к другу, переплетясь телами, жадно целуемся. Наши руки вновь и вновь исследуют потаённые места, наших жарких тел. Мы снова жаждем наслаждения. Мы вибрируем от прикосновений, страсти, и любви. Вновь и вновь мы возносимся в высоты рая, на самый высокий пик блаженства. Меня не пугают его резкие, быстрые толчки, я полностью отдаюсь и уношусь вместе с ним туда, где есть только он и я, Я царапаю его и знаю, что ему это доставляет удовольствие, так же, как и мне. Мы стонем, заглушая друг друга, страстными поцелуями. Выйдя на секунду, Джейми резко переворачивает меня на живот. Согнув мои ноги в коленях, он снова быстро входит в меня, и увеличивает темп. Схватив одной рукой меня за волосы, другой рукой Джейми царапает мою спину, так, что я громко стону, выгибаясь ему навстречу, от приятной боли, от возрастающего желания, от бушующей внутри страсти, которая с новой силой, врывается в нас. Мы уже близки к тому, чтобы погрузиться в нирвану. Он отпускает мои волосы, нежно прислоняется ко мне, сжимает одну грудь, слегка сдавливает сосок и последний мощный толчок! Мы взрываемся и огненный оргазм, заполняет наши тела. Мы полностью отключаемся от реальности. Падая на кровать, мы прижимаемся друг к другу и засыпаем, не понимая где находимся. И плевать! Нам всё равно! Только Я и ОН! И пусть весь мир подождёт!

Глава 12

Утро! Я просыпаюсь довольно рано и чувствую себя вполне отдохнувшей. Я отлично выспалась, не смотря на то, что предыдущий день был эмоционально насыщенным и тяжёлым, поздно легли и божественно занимались любовью! Джейми спит рядом. Он, такой красивый и так божественно пахнет! О Боже! Запах Джейми, такой, такой, от которого, как это не звучало бы банально, я просто схожу с ума. Мурашки бегут по коже, «красотка», начинает пускать ток и я, одолеваемая желанием, начинаю ёрзать на кровати. От моих телодвижений Джейми просыпается и довольно улыбнувшись, прижимает к себе, нежно входит в меня, двигаясь медленно, одновременно ласково теребя мою грудь. Утренний секс, не похож ни на какой другой, спешить никуда не хочется, мы просто пробуждаемся ото сна и наслаждаемся друг другом. Окончательно проснувшись, Джейми только увеличивает темп. Достигнув желаемого, мы наполняемся сладким оргазмом. Счастливые мы решаем, что пора вставать.

— Хелен, можно я кое о чем спрошу? Ты принимаешь контрацепцию или…? — спрашивает он, когда мы стоим в ванной и чистим зубы.

— Да. Принимаю таблетки, не переживай, — отвечаю я, пуская глаза. Мне становится немного грустно от мысли, что детей, он, наверное, не хочет.

— Ты не думай, что я против детей! Нет! Просто, я считаю, что ещё надо пожить для себя, а потом уже задумываться о них. А ты как считаешь? — он поворачивает меня к себе и вопросительно смотрит.

— Не знаю Джейми. Наверное, это просто, происходит и всё. Ты просто делаешь выбор. Принимаешь ребёнка или нет. А планировать? Это как-то неправильно, — я снова опускаю глаза, мне становится неприятен, этот разговор. Я хочу сменить тему. — Пойдем завтракать, мне надо ещё собрать сумку, — говорю я. Не желая разговаривать дальше на эту тему, не глядя на Джеймса, я выхожу из ванной.

Опустив глаза, мы молча сидим за столом, завтракаем яичницей с беконом и запиваем апельсиновым соком. По крайней мере, мне жутко стыдно, да и на Джейми я особо смотреть не хочу, грустя от мысли, что он совсем не хочет детей. Хочет, чтобы всё шло по плану.

— Благодарю Маргарет за завтрак. Очень вкусно! — он вежливо отвешивает поклон и идет в комнату, чтобы переодеться и нежно целует меня.

— Не за, что Джеймс! — улыбнувшись, отвечает Марго, поглядывая то на него, то на меня.

Он такой смешной в этой пижаме в цветочек, что я, забывая обиду, прыскаю от смеха. Джейми поворачивается и, улыбнувшись, спрашивает:

— Что?

— Ты, такой смешной, — хихикаю я.

— Да? А по-моему я просто секси, в этой пижаме, — он тоже смеётся и выходит из столовой.

— Мамочка спасибо за завтрак, — я тоже наспех благодарю её и чтобы не оставаться с ней наедине, хочу быстрее улизнуть из столовой. Мне стыдно от того, что возможно, она слышала нас ночью.

Но Маргарет задерживает меня. Обхватив меня за плечи, она смотрит ласково на меня и искренне, с материнской любовью говорит:

— Доченька, я так за вас рада! Будьте счастливы! — Она чуть не плачет, обнимает меня и целует в щёчку.

— Мам не плачь! Извини меня, если что не так, ладно? — прошу я и тоже обнимаю её.

— Не извиняйся! Я просто плачу от радости! Ладно, всё иди! А то, опоздаешь на работу, — она отмахивается от меня, чтобы я поторапливалась.

Выхожу из столовой. И что же я вижу? Джейми, в одних штанах, кстати, низко спущенных и в цветочек, выходит на улицу и в таком виде, направляется, зачем то к машине. Я стою, обалдевшая, открыв рот, наблюдаю эту картину. Вижу, как соседка, миссис Гледис, безумными глазами смотрит, на полуголого Джеймса, и ошеломлённая, направляет шланг с водой, в его сторону. Немного придя в себя, она начинает покачивать бедрами, поднимать кокетливо бровями и сладко ему улыбаться. Джеймс, с невозмутимым видом, достает какой-то пакет из багажника. Вежливо поклонившись Глэдис по-соседски, Джеймс направляется обратно в дом. Лукаво подмигивая мне, он улыбается, довольный своей шуткой.

— Ты, ты! Зачем… в таком виде… появился на улице? — заикаясь, спрашиваю я, потрясённая, и в то же время, переполняемая гордостью за то, что у меня, такой красивый мужчина.

— Ты видела её ошарашенный вид? — спрашивает меня Джейми, радуясь как ребёнок, удавшейся шутке. — Не сердись котёнок! — он нежно целует меня в губы, отчего я сразу перестаю дуться на него. — Просто я хочу показать всему миру, что я твой, а ты моя!

Он хватает меня, перекидывает через плечо и вбегает на лестницу. Я визжу от неожиданности и смеюсь как дурочка, вместе с ним. Заходим в спальную. Джейми бросает пакет на кровать, нежно опускает меня на пол и мы счастливые и влюблённые, смеёмся, целуемся и трёмся друг о друга. Понежившись ещё какое-то время, решаем, что пора собираться на работу.

У него оказывается всё продумано! Даже одежда! Он вынимает из пакета, чистую белую рубашку и тонкие тёмно серые облегающие джинсы. Всё сидит великолепно, рубашка немного расстегнута и из-под неё выглядывают волосы. Ох, уж эти волосы на его груди, ласкавшие меня прошлой ночью, мурашки снова высыпают, по всему моему телу. Я стою в черных ажурных трусиках-шортах и в тон ажурный бюстгальтер и не могу оторвать от него взгляда.

— Хелен! Не смотри на меня, так, Дженни! — предостерегающе шепчет он. У меня уже встал, по твой вине, смотри — Джеймс показывает на выступающий приличного размера бугорок.

— Ты тоже не смотри на меня так! Меня вообще током бьёт от твоего вида, — хихикая, я отворачиваюсь и эротично виляю бедрами.

— Хелен! Давай никуда не поедем. Ничего не случится, если ты пропустишь один день, — подойдя ко мне, он ласково проводит правой рукой по спине, пальчиками левой руки нежно сжимает мою «красотку», целует шею и, поднимаясь выше, щекочет меня языком, залезая в ухо, от чего я извиваюсь и начинаю смеяться, — страсть его нарастает. Мой смех видимо ещё возбуждает ещё больше, он сильнее сжимает у меня между ног, покусывает, мои губы и тянет нас на кровать. Мы падаем и он, навалившись на меня, медленно расстегивает ширинку на джинсах.

— Джейми, я бы с радостью осталась, ты же знаешь. Но меня не было на работе уже два дня. Меня ждут ученики, — я тоже распаляюсь, ток во мне усиливается, но разум кричит «Надо на работу! На работу!» — Давай вечером продолжим, — предлагаю я, извиваясь в его желанных руках.

— Хорошо малышка. Я всё понимаю. Хотя оторваться от тебя, стоит больших усилий. Ладно! Вечером значит вечером. Что я с тобой сделаю вечером, м-м-м-м-м, — он снова впивается в меня жадным поцелуем и, схватив ладонью мой зад, начинает тереться об меня своим «дружком». Ещё немного поласкавшись, он помогает мне встать.

— Хелен. Я, пожалуй, подожду тебя внизу, — чмокнув меня в губы, он выходит.

Я одеваю чистые черные джинсы, любимую красную футболку с логотипом «Kings of Leon», накидываю джинсовую ветровку, красные кеды, волосы забираю в хвост, надеваю черную кепку, бросаю в сумку необходимые вещи для работы. На всякий случай бросаю ещё кое-какие вещи, ну, если придётся задержаться у Джейми. Закидываю сумку на плечо и бегу на улицу.

— До свидания миссис Маргарет! — прощается Джейми, галантно целует ей руку и идет к машине, неся мою сумку.

— До свидания, Джеймс! — улыбаясь, отвечает Маргарет.

— Мамочка пока! — я целую Маргарет на прощание и бегу за Джейми, к машине.

— До свидания, родная! Позвони мне! — Она машет нам на прощание и посылает воздушный поцелуй.

Джейми открывает мне дверь, но я вдруг вижу на другой стороне улицы, Дэвида. Скривив рот, он смотрит, с неприязнью на меня и оценивающе на Джеймса.

— Джейми подожди меня, я на секундочку, — говорю я, направляясь к Дэвиду, выяснить чего он хочет.

— Привет Дэйв! Чего ты хочешь? — спрашиваю я, засунув руки в карманы.

— Привет Хелен! Поговорим? Я, конечно, был не прав, но… Давай начнем всё сначала, — он смотрит на меня, ожидая видимо, что я тут же брошусь в его объятия, с радостью всё забуду и соглашусь с его предложением. Он очень высокого мнения о себе. — А кто этот богатенький парень с тобой? Ничего себе тачка! А я, что, уже не подхожу тебе? Или ты решила просто, отомстить мне? — он подходит очень близко. Меня так сильно задевают его слова и его уверенность в своей неотразимой сексуальности, и в том, что я с легкостью могу его простить, что я взрываюсь от гнева. Тыча указательным пальцем в него, говорю:

— Слушай ты! Во-первых, это ты меня бросил ради рыжей девицы. Во-вторых, с кем я встречаюсь не твоё собачье дело! У нас с тобой, не было, и быть не может никаких отношений и продолжений. И, в-третьих, знай, что ты, полный ноль в постели! Теперь я это точно знаю! Ты мне никогда не подходил! Ты слишком слаб, для меня, — я кричу на всю улицу, не в силах остановиться. — Скотина! Как ты смеешь предъявлять мне претензии, на которые не имеешь права? — я так зла, что не замечаю, подошедшего Джейми.

— В чём дело, Хелен? Что ему надо от тебя и кто это вообще? — Его сдвинутые брови не предвещают ничего хорошего.

— Да так, никто. Пойдём, — я беру Джейми за руку и увожу, хотя всё ещё зла на Дэйва.

И вот уж чего я не ожидала от Дэйва, так этого:

— Проститутка! — выкрикивает Дэвид нам вслед.

— Джейми вырывается и моментально, оказавшись около Дэвида, одним точным ударом, отправляет его в нокаут. Я охаю, зажав рот руками и, подбегаю к Джеймсу.

— Джейми! Успокойся, пожалуйста! Зачем ты его вырубил? Он очнётся? — я сильно напугана.

— Малышка, всё в порядке! Пойдём! А то на работу опоздаешь. Чувак, просто захотел полежать на травке, — он абсолютно спокоен, но это только внешне, я же вижу, как он взбешён.

Маргарет, наблюдавшая эту картину, тоже была очень зла на Дэвида, это было понятно по её выражению лица.

— Спасибо Джеймс!

Мне конечно, тоже очень приятно, что Джеймс за меня заступился, но и Дэвида, если честно немного тоже жалко. Мы ещё раз прощаемся с Маргарет, садимся в машину и вдруг я замечаю стоящую рядом свою колымагу.

— Как ты её сюда пригнал? — снова удивляюсь я.

— Хелен! Котёнок не тормози! Адрес ты называла? Так? Вот Боб вчера и пригнал её, — как бы, между прочим, отвечает Джейми. Срываясь с места, он гонит машину в Нью-Йорк. Мы спешим, каждый по своим делам. Едем и молчим, прокручивая в голове, утреннюю стычку.

— Я так за тебя испугалась, — я решила нарушить молчание.

— Хелен, милая! Ты моя женщина и моя жена. Твоя честь для меня превыше всего! Он ещё легко отделался. Хорошо, что ты была рядом, а то, — Джеймс замолчал, ласково поглаживая мою щеку.

— Мы не женаты, — я лукаво улыбаюсь.

— Выходи за меня! Какие проблемы? — он отпускает руль, разводя руки в стороны и улыбается мне улыбкой, чеширского кота.

— Не будем спешить! Мы ещё плохо знаем друг друга, — шепчу я, теребя замок куртки, и думаю про себя «Может я и согласилась бы, но ты не хочешь детей! А как можно жить семейной жизнью, без детей?»

— Хелен, мы достаточно уже знаем друг друга. Не понимаю, чего ты боишься?

— Джейми, ты отпустил руль! — вдруг, замечаю я, глядя на него испуганными глазами и в тоже время, прыскаю от смеха, веселясь его довольной физиономией.

— Малышка я всё контролирую! — он снова берётся за руль, одевает, тёмные очки и жмёт на педаль, увеличивая скорость. Просто супермен какой-то! — Конечно, можно и не спешить, со свадьбой. Но только недолго! Я просто очень хочу, чтобы ты официально стала моей и принадлежала только мне!

— Джейми, я и так принадлежу тебе! Может, поедем медленнее? — молю я, вжимаясь, в сидение. Он, по-моему, решил выжать всю силу из машины.

— Малышка, я всё контролирую! — повторяет он, глядя на меня уверенным взглядом. Правда, из-под очков не видно, какой у него взгляд, но вид настолько спокойный и невозмутимый, что мне ничего не остается, как довериться ему.

— У тебя на всё есть ответ! — улыбаюсь я, восхищённо глядя на него.

— Да, котёнок, у меня есть ты! — его страстный взгляд будоражит меня. Я вижу это даже через его тёмные очки, а может, просто чувствую.

Глава 13

Мы наконец-то добрались до города. Я объясняю Джейми, где находится студия. Остановившись около указанного адреса, мы нежно прощаемся до вечера и договариваемся, что встретимся вечером и сможем куда-нибудь сходить.

— Надеюсь, мужчины не ходят к вам на занятия? — вдруг спрашивает он, привычным жестом помогая мне выбраться из машины.

— Котик мой! К нам ходят, как женщины, так и мужчины, причем всех возрастов, — игриво отвечаю я. Целую его и хочу идти, но он плотно прихватывает мой локоть, притягивает к себе и почти сердито шепчет:

— Помни, что я тебе говорил про мужчин. Если кто-нибудь посмеет лишнего по отношению к тебе — ему конец. Он закрывает глаза, и прижимается ко мне: — Мне невыносима мысль, что если кто-нибудь ещё дотронется до тебя! Чёрт! Я, наверное, просто порву того, на много-много мелких кусочков.

— Ох. Джейми, не пугай меня, — отшучиваюсь я, но вижу, что он говорит абсолютно серьёзно.

— Я тебя не пугаю, я так на самом деле думаю! Ты веришь мне?

— Верю! Конечно, верю! Но после того, что между нами было, разве я сама захочу, чтобы ещё кто-то до меня дотрагивался, кроме тебя? Нет! Не стоит накручивать себя! Я твоя и только твоя! И с мелкими-мелкими кусочками не торопись. Хорошо?

— Договорились.

Мы смотрим друг на друга в упор и наши взгляды, больше чем слова.

— До вечера, — я нежно, прощаюсь с ним. Он, уверенно и нахально, сжимает меня за попку, притягивает к себе и ещё крепче впивается в меня, страстным поцелуем. Я смущаюсь от его самоуверенности, но не отстраняюсь, зная, как он может обидеться.

— До вечера! — он отпускает меня, но снова догоняет, хватает и сжимает в страстных объятиях. Его поцелуи становятся жадными, руки, ну совсем, наглыми. — Хелен! Я тебя безумно хочу! Как мне дожить до вечера, скажи? — от его горячих слов, наполненных неистовой страстью и жадных рук, я уже готова отдаться ему прямо здесь.

— Иди на работу! — шепчу я, сама не в силах оторваться от него. Еле-еле, но мы все-таки отрываемся друг от друга. Смачно шлёпнув меня по заднему месту — мне как-то быстро стала нравиться эта его фамильярная привычка — он расцепляет объятия и, наверное, чтобы снова меня не схватить, бросается к машине, ныряет внутрь и нажимает на газ.

Я стою некоторое время очумевшая, от всего свалившегося на меня. От любви, от желания, от страсти и спрашиваю Бога — за что мне такое счастье — любить и быть любимой этим мужчиной? Такое чувство, что всё происходит не совсем в моей реальности. Ну и пусть — если это — сон, то пусть он продолжается подольше.

Не сразу придя в себя, вхожу в студию. Меня уже ждет первая группа.

— Вот и я! Прошу прощения! Все на месте? Все готовы!? Начинаем с разминки!

Утро пролетает незаметно. Днём в перерыве на обед я забегаю к Эйприл. Её вид в бинтах с нашлёпкой и кокетливым бантиком над ухом можно было бы назвать комичным, но ситуация не располагает сразу шутить.

— Привет! — заметно, что она уже в хорошем состоянии.

— Привет Хелен! Как я рада тебя видеть, — она плачет от радости.

— Я тоже рада тебя видеть. Как ты себя чувствуешь? — чтобы случайно не причинить ей боль, я осторожно целую её в щёчку.

— Сейчас лучше, только голова побаливает и тело будто ватное, — она внимательно смотрит на меня фингальными глазами.

— Как Генри? Ты его видела? — я, тоже за него переживаю.

— Не переживай, он приходил уже ко мне. Сейчас хорошо себя чувствует. Просил, чтобы его перевели в мою палату. Ну, ты понимаешь? Хочет, говорит, быть ближе к телу! Но правилами не разрешается. Боже! Как я хочу домой. Принять ванную, переодеться в свою одежду, выспаться. Наконец, просто хочу заняться любовью!

— Я тебя понимаю, а может того — не переодеваться — чего зря время терять! — смеюсь я, — и выспишься потом, кто тебе сейчас-то мешает? Слушай, Эйприл, а как это случилось? — спрашиваю я серьёзно. Может, она помнит?

Медсестра заглянула на секунду, привлечённая нашим бурным весельем, вежливо улыбнулась: — У вас всё в порядке?

— Ага, говорит Эйприл, Если не считать рёбер и фонаря под глазом — абсолютно!

— Вам не нужно так волноваться, — медсестра укоризненно посмотрела на меня и ушла, важно покачивая бедрами.

Закрыв глаза, Эйприл некоторое время молчит, затем смотрит куда-то вперед и говорит:

— Мы были под градусом, я начала гладить… его, ну понимаешь…, он отвлёкся и — вуаля, мы в больнице. Я так себя ругаю, — она снова закрывает глаза и тяжело вздыхает. — Хелен, помнишь? Я писала тебе записку?…, -она смотрит на меня, боясь отрицательного ответа.

— Не переживай, я всё сделала. Я, ни за что не бросила бы тебя. Ты же знаешь меня? Сначала я подумала, что это всё бред от лекарств. Но. Когда я рассказала Маргарет, то она настояла, чтобы я позвонила. А когда я поняла, что это правда, то уже не сомневалась, что я сделаю всё, что от меня зависит, только бы тебе помочь, — я нежно смотрю на свою дорогую подругу. — Но как ты попала в клуб? — меня давно беспокоил этот вопрос.

— Как, как?! Однажды мы с Генри сидели в «Cielo». Меня понесло танцевать. Джо увидел это и подошёл к столику. А когда увидел Генри, обрадовался, что встретил старого друга и они разговорились обо мне. Так, Джо и предложил, мне эту, работёнку. А ты думаешь, откуда мы берём деньги на жильё? Но не бойся, там всё чисто. Ко мне никто и никогда не приставал. Да и Генри не позволил бы, — она, извиняясь, смотрит на меня, боясь осуждения.

— Я знаю. Мы с Джо обсуждали это. Он объяснил мне всё. Но я согласилась, только, чтобы вытащить тебя из этого дерьма. Эйприл! Я не осуждаю тебя, я просто очень испугалась, что это могло быть связано с криминалом. Как бы чисто там не было, я прошу тебя больше не заключать подобные контракты или, по крайней мере, не брать задаток. Ладно, забыли. Ты взрослая девочка, разберёшься сама, — я ласково улыбаюсь ей и больше не сержусь.

— Спасибо подружка! Я у тебя в долгу! — она, что есть силы, сжимает мою руку.

— Не за что! Вообще-то, это я у тебя в долгу! — я загадочно улыбаюсь.

— Не поняла? — она хлопает глазами.

— Эйприл! В клубе, я познакомилась, с мужчиной своей мечты! Его зовут Джеймс! И не потому, что он чертовски богат. Просто он красив как Бог, занимается любовью как Бог и вообще, потрясающе добрый, нежный, умный и страстный мужчина, — я уже просто пою от счастья.

— Ё-хоу! Ничего себе! Я тебя такой ещё ни разу не видела. Теперь буду с нетерпением ждать знакомства с твоим Джеймсом! — она подмигивает мне и мы весело, смеёмся.

— Эйприл, я ничего не стала сообщать твоим родителям. Думаю, ты сама решишь, стоит это делать или нет. Твой лечащий доктор, этот мерзкий тип, хотел сам сообщить им, но я настояла, что это сделаю я.

— Спасибо Хелен! Это хорошо, что они не знают. Я, пожалуй, не буду расстраивать маму, ты же знаешь какая она у меня чувствительная. А отец если узнает, что произошло, то от Генри мокрого места не оставит. А он мне нужен живой и дееспособный, — смеётся она и кривится немного от боли в рёбрах. — А доктор, да тот ещё тип, строит постоянно свои косые глазки. Он, по-моему, немного не в себе, — мы снова смеёмся, представляя его.

Поболтав ещё немного о работе, я смотрю на часы и решаю, что мне пора идти.

— Мне пора, Эйприл! Передавай привет Генри! Быстрее выздоравливайте. Мы скучаем, без вас, — я целую её на прощание.

— Хелен! Ты такая стала, светящаяся, такая красивая! Я просто в восторге от тебя! Ещё раз спасибо за всё! Пока подружка! — она ещё раз сжимает мою руку и восхищённо смотрит на меня. Мы прощаемся и я, выбежав из больницы, спешу на работу. Быстро добежав до студии, я начинаю переодеваться, ожидая следующую группу. Но вдруг вздрагиваю от какого-то писка и не сразу понимаю, откуда этот звук. От неожиданности я даже падаю на пол, успев нацепить колготки только на одну ногу.

— Чёрт! Что это ещё за звук? — прислушиваюсь. Быстро вскакиваю, одеваю оставшуюся часть колготок, шорты, туфли и снова прислушиваюсь. Опять этот звук! Оборачиваюсь на него и вдруг замечаю на столе розовую коробку. «Что это за коробка? И этот звук?» Подхожу и наклоняюсь над ней. Мне страшно! Вдруг это взрывное устройство? Кто тогда его подложил? Класс был закрыт, значит, у того, кто проник, были ключи? — предполагаю я. Мне очень, очень страшно! Но любопытство пересиливает страх. Я осторожно открываю коробку, кривлю рот и, прищурив глаза, заглядываю в коробку. И что же я вижу? Я вижу, новёхонький розовый мобильник «Mobiado Vertu Constellation Touch Pink». Вынимаю его. Ваууу!!! Какая прикольная штуковина, да ещё и мой любимый цвет, — отмечаю про себя. По-моему я знаю, кто здесь был. Я улыбаюсь и в то же время, меня охватывает паника. Наверное, дорогущий? И с чего бы вообще ему дарить такие подарки? У меня уже есть телефон, пусть он и глючный, но он меня вполне устраивает. Сейчас позвоню, поблагодарю и откажусь от этого телефона. Я конечно очень признательна Джеймсу за внимание, но такие подарки мне не нужны. Я не продаюсь! И точка! «Mobiado», снова пищит. Я включаю его и вижу около сотни сообщений, не меньше. Боже! Джеймс, наверное, звонил мне, на мобильник? А поскольку он у меня не в теме, я просто не слышала, ни звонка, ни сигнала сообщения! Начинаю читать сообщения на новом телефоне:

13.02 Хелен! Я приходил к тебе на работу. Звонил и посылал кучу сообщений на старый номер. Ты где? Я с ума схожу! Твои друзья тоже беспокоятся! Подозреваю, что ты просто потеряла телефон! Оставляю тебе этот. Пожалуйста, умоляю, перезвони мне, когда вернёшься!!!

13.34 Хелен! Люблю тебя! Ответь, прошу! Где ты?

13.35 Хелен! Прости!!!! Ответь, умоляю!!!! Ты где??

13.36. Люблю!!!!! Ответь! Где ты?

13.37Хелен????!!! Схожу с ума!!!!

13.38 Хелен! Если я умру, виновата будешь ты! Чёрт! Ты где? — Ну и так далее, целая куча сообщений, в том же духе.

Включаю свой старый «Samsung Cleo», а там примерно столько же сообщений! О Боже!!!!

11.00 Привет, моя сладкая!!!!! Как ты? Я уже скучаю! Жду не дождусь вечера! (Дж.)

11.01 Хелен, почему не отвечаешь?

11.02 Ты где?

11.03 Хелен! Ауууу!!!!

11.04 Чёрт! Ты где? С тобой всё в порядке?

11.05 Ты что обиделась?

11.06 Хелен! Я не хотел тебя пугать! Прости!!!!

11.07. Почему не отвечаешь?

11.08 Хелен, ну прости меня, малышка!!! Прошу ответь!!! Я тебя люблю!!!!

11.09 Хелен? Я буду надоедать, пока не ответишь!!!

11.10 Хелен, ты где?

11.11 Хелен?????

11.12Хелен?????

11.13 Хелен, ну возьми трубку, пожалуйста!!!

11.14. Это уже не смешно!!! Ты и на звонки не хочешь отвечать? Я уже еду! — Просто безумие какое-то! Приходит новая группа и, я прошу их, пока размяться без меня. Выхожу в коридор, звоню.

— Джейми привет! — шепчу нежно я.

— Боже! Хелена! Наконец-то! Где ты была? Почему не отвечала? Я, сначала подумал, что ты обиделась и разговаривать не хочешь? Потом когда приехал, решил, что ты могла просто потерять мобильник. Я купил тебе новый. Надеюсь, тебе понравился? — его тревожный голос сменяется нежным шёпотом.

— Джейми, я навещала Эйприл. Ребят не успела предупредить, потому что, они были заняты, а мешать я не хотела. Ну и просто у меня глючит телефон. Я его однажды уронила в унитаз, ну и с тех пор, звонки и приходящие сообщения не отражаются. Кстати, спасибо конечно за такой подарок, мне он очень понравился. Но принять его я не могу! Это очень дорогая вещь!

— Хелена! Никаких отказов! Это теперь твой телефон! Я не позволю тебе говорить по старому, тем более, когда он не исправен! Ты должна всегда быть на связи со мной! Поняла? Иначе я действительно сойду с ума! Я уже был на грани! Слушай, я бы сейчас немедленно приехал, но у меня на 15.00 назначена очень важная встреча. Как только закончу, я немедленно приеду. Окей? Только, пожалуйста, отвечай на мои сообщения! Мы должны быть всегда на связи!

— Джейми у меня работа. Как только смогу, отвечу. Всё! Мне пора, меня уже ждут, до вечера! — целую его через телефон и отключаюсь. Но тут же решаю немного подразнить его. Фоткаю свой зад и отправляю ему. Через полминуты приходит сообщение:

14.18. О, Боже! Я уже хочу эту попку! Сфоткай мне ещё свою киску!

14.19 Извращенец! Хи-хи!

14.20. Да! Я твой извращенец! Где фотка?

14.21 Я работаю, не отвлекай меня! — Я засовываю телефон во внутренний карман шорт. Телефон вибрирует у меня каждую минуту. Я стараюсь не обращать внимания и провожу занятия.

От постоянной вибрации, у меня в кармане, я понемногу возбуждаюсь. В перерыве между занятиями, достаю его. Читаю. О Боже! Таких непристойных признаний и фантазий, чтобы он со мной сделал, я ещё ни разу не только не слышала, но и не читала! В нём пропадает писатель. Решаю позвонить ему.

— Джейми, ты точно сумасшедший! Ты заставил меня снова покраснеть. Откуда у тебя такие фантазии? — я снова заливаюсь краской.

— Хелен, детка! Ты заставляешь меня фантазировать.

— Я тоже тебя хочу. Твой телефон вибрировал в кармане моих шортиков. Я уже на взводе! — кокетливо отвечаю я.

— Сладкая моя! Хорошо, что в моем кабинете, сидят японцы и ни слова не понимают на английском, за исключением переводчика. Мы на громкой связи, — спокойным, деловым тоном произносит Джеймс.

— Ой! Извини, что отвлекаю. До вечера! — чёрт, ну надо же….

— Хелен, подожди, я переключился. Вибрирует, говоришь? Очень хорошо! У меня «болт» вообще вибрирует с самого утра. До встречи, сладенька моя! — он отключается, а я стою с пульсирующей «красоткой» и не знаю, что же предпринять, чтобы утихомирить её. А мне ещё вести пару занятий! «Боже! Что же делать?» Бегу в туалет и закрывшись в кабинке, сижу там какое-то время, зажав ладонь между ног. Восстановив душевный и телесный баланс, возвращаюсь в класс и встречаю следующую группу.

Глава 14

За всеми делами, день пролетает очень быстро, я даже не замечаю, как наступает вечер. Я занимаюсь с последней парой, помогаю мистеру и миссис Смит, правильно держать спину, руки, правильно ставить ноги и вытягивать стопы. Я учу танцевать их сальсу. Они очень благодарные ученики и мне с ними легко. Вдруг миссис Смит переводит свой взгляд с мужа на дверь, вытягивает брови и, открыв рот, застывает, глядя на какого-то посетителя. Я оборачиваюсь, чтобы сказать, что занятия закончились, приходите завтра. И вижу, ЕГО! Моего божественного Джейми! Он стоит в тёмно — синем костюме и белоснежной рубашке, чёрные ботинки и галстук в тон. Его волосы причесаны и лежат плавной волной, щетина и усы меня сразу возбуждают, глаза уже полны страсти, губы сложены в коварную улыбку. Ну, прямо с глянцевой страницы модного журнала сошёл, не меньше, — думаю я, тоже заворожено, уставившись на него. Он стоит, облокотившись о косяк двери и засунув руки в карманы, наблюдает за нами, наклонив немного голову, набок. Чёртов засранец, ну нельзя же быть таким красивым! Он, специально так встал? Я извиняюсь перед Смитами и иду к Джейми, немного виляя бедрами. Я тоже умею соблазнять, Эдвардс! — думаю, про себя и хихикаю.

— Хелен! Не виляй бедрами, пожалей того господина, — смеётся Джейми, указывая кивком головы на мистера Смита.

— У миссис Смит, вообще скоро челюсть отвалится, от твоей сексуальности, — отвечаю ему, улыбаясь в ответ.

— Привет малышка! — говорит он и увлекает меня в коридор, подальше от любопытных глаз. — Я чертовски по тебе соскучился! — он целует меня жадно в губы. Запустив свои пальцы в его волосы, я сжимаю их, ощущая мягкость. Немного, разведя ноги, он облокачивается о стену и я, могу просто стоять и целовать его, не поднимаясь на носочки. Его ладони сжимают страстно мою попу, он забирается под мою футболку и нежно водит пальцами, лаская мою спину. Я обхватываю его лицо руками и ощущаю ладонями его мягкую щетину и усы, которые щекочут мне губы.

— Я уже практически закончила, подождёшь меня? — отрываясь от страстного поцелуя, спрашиваю я.

— Хорошо! Можно я посижу и посмотрю? — он, нежно гладит меня по щеке.

— Да, конечно, пойдём! Только не смущай меня, хорошо?

— Я? Да ты что, никогда! — ухмыляется Джейми, поднимая бровь от притворного удивления.

Мы заходим в зал. Смиты пытаются выполнять шаги без меня. Джейми садится на стул и наблюдает за нами, вернее за мной. Я снова чувствую вибрирующий телефон в кармане и начинаю снова возбуждаться. Он всё вибрирует и вибрирует. Я стараюсь держать себя непринуждённо, не обращая внимания на телефон и на то, что Джейми следит за каждым моим шагом и ловит каждое движение. Я ещё раз показываю, как себя должны держать Смиты, но вдруг решаю отвлечь Джейми от его проделок и хочу показать несколько движений на своём примере и зову его на помощь.

— Ты не мог бы мне помочь? Сними, пожалуйста, пиджак. Встань вот так, — я ставлю ему как надо ноги, ставлю правильно руки и прошу правильно повернуть корпусом. Вкладываю свою руку в его, другой рукой говорю, чтобы он обхватил меня, тоже встаю в нужную позицию. Спрашиваю Смитов, всё ли им понятно и поняли ли они в чём их ошибки? А у Джейми неплохо получается, — думаю. Какой замечательный, у меня партнер! Интересно, как он танцует другие танцы?

— Ты тоже посещал школу танцев в детстве? — улыбаясь, спрашиваю я.

— Нет, это мой врожденный талант. В детстве я ходил на боксёрские бои, футбол и как примерный мальчик, учился играть в гольф, — он отвечает мне своей потрясающей и такой манящей улыбкой.

— Ты прирождённый партнёр. Такое ощущение, что ты всю жизнь только этим и занимаешься, — я не могу налюбоваться им.

— Хелена, если мы сейчас не остановимся, то это может закончиться, сама знаешь чем, а здесь посторонние люди. Я уже еле сдерживаюсь, — стонет он мне на ухо.

— Ты первый начал провоцировать меня, — и я тут же. Отведя левую ногу назад, выбрасываю правую вперёд, Джеймс подхватывает её и, приблизив близко ко мне лицо, с восхищением смотрит мне в глаза. У меня получается шпагат. Он слегка наклоняется ко мне и я, руками, нежно беру его лицо. Другой рукой он крепко прижимает меня к себе. Мы стоим так несколько секунд.

— Джейми…., -только могу ответить я и силой воли останавливаю танец.

Придя в себя, я возвращаюсь к ученикам, а Джейми, как ни в чём не бывало, снова садится на стул. Я договариваюсь со Смитами, что мы встретимся, завтра утром. На этом мы прощаемся.

Я, молча, подхожу к столу и, не глядя на Джейми, начинаю швыряться в сумке. Стоя спиной к нему, гадаю, подойдёт ко мне или так и будет сидеть на этом чёртовом стуле. Не успела я подумать, как его жадные руки обвились вокруг меня и, со страстью впившись в мою «красотку», медленно потянулись вверх, к моим грудям. Губы жадно посасывают моё предплечье. Мы возбуждены до предела. Не сдерживая больше себя, я поворачиваюсь и впиваюсь в его губы, пальцы запускаю в его волосы и с силой сжимаю их. Подхватив меня, Джейми разводит ноги и я, обняв ими, его торс тесно прижимаюсь к нему, жадно через поцелуи, вбираю его в себя. Мы кружимся в безумном танце страсти, уже не обращая ни на что внимания. Оказавшись около большого, до пола зеркала, мы прижимаемся к нему. Джейми держа меня одной рукой, другой ловко расстегивает ширинку брюк, вытаскивает свой член, рвёт мои шорты, колготки, трусики и так резко входит, как будто мы давно не трахались.

— А-А-А-А! Джейми! Ещё! Ещё! — я так кричу от ворвавшейся страсти и блаженства, наполняющего мое тело, что хватаю его за ворот рубашки, тяну к себе, выгибаясь ему на встречу. Он жадно, хватает мой сосок губами и через майку начинает его сосать. Мы стонем на весь класс и бешено двигаемся, на встречу друг другу. От такой страсти можно просто сойти с ума. Что с нами и происходит! Ещё несколько мощных толчков и мы взрываемся в яростном оргазме, погружаясь в сладостную истому. Джейми быстро несет меня на стол. Скинув вещи на пол, он ложится на меня, тяжело дыша. Его блаженная улыбка, растянувшаяся на лице, вызвала такой неописуемый восторг у меня, что я невольно ответила ему такой же улыбкой. Немного отдышавшись, он спрашивает:

— Тебе не тяжело?

— Нет, — мурлычу я, глупо улыбаясь.

Восстановив силы, Джейми заправляет «друга», поправляет рубашку, брюки. Я переодеваюсь и мы, счастливые выходим на воздух.

— Куда пойдём? — спрашивает Джейми, снова притягивая меня к себе и нежно целуя в губы.

— Куда захочешь, — шепчу я, мне всё равно только бы быть рядом с ним.

— Давай пройдёмся по улице, — предлагает он, закидывает сумку, в «Jaguar C–X17».

— С удовольствием, — обнявшись, мы медленно идём по улице и наслаждаемся мартовским вечерним воздухом.

— Хелен! Я хотел спросить… Тот парень, сегодня утром. Это твой бывший парень? — ему неловко, но любопытство перевешивает.

— Да, бывший парень, — мне тоже неловко.

— Сколько вы были вместе?

— Мы знакомы с детства. Ну и как-то везде получалось быть вместе. Сначала была дружба, потом незаметно переросло в отношения. Но по большому счёту любви никогда не было, это была просто, привязанность… Он часто был мною недоволен. Джейми, давай не будем больше о нём говорить? Надеюсь, ты не ревнуешь? — я насторожилась.

— Нет, не ревную! Мне его жалко. Он потерял такую женщину! — Повернувшись ко мне, Джейми берёт моё лицо в свои ладони и очень нежно целует. — Хелен! Мне иногда делается страшно от мысли, если бы я отказался идти тогда на мальчишник, — Джейми закрывает глаза и прислоняется лбом, к моему лбу.

— Джейми, я хочу признаться. Знаешь, я каждый день благодарю Эйприл, что у неё был контракт, с Джо, но пришлось идти мне. — Я, люблю тебя малышка! — щекоча языком ухо.

— Я тоже тебя люблю! — шепчу я, извиваясь от щекотки и тая от его нежности.

Глава 15

Какой приятный мартовский вечер! Мы идём, обнявшись, абсолютно счастливые, наслаждаемся погодой, друг другом, нам не мешают спешащие туда — сюда люди. В свете ночных неоновых огней всё окружающее нас, кажется сказочным и романтичным. Боб едет за нами. Незаметно, мы выходим на Бродвей.

— Джейми смотри! Сегодня «Ромео и Джульетту» показывают, с Орландо Блумом и Кондолой Рашад, — говорю я, показывая на афишу одного из театров. — Давай сходим? Правда, если билеты будут. Чтобы попасть, надо заранее заказывать их. Но может нам повезёт? — предполагаю я.

— Детка всё, что пожелаешь! В этом театре у меня всегда забронированы места. Идём! — он пропускает меня вперёд.

— Ой! Нет, Джейми. Я не могу, я не так одета! Давай в следующий раз, — я мотаю головой, отказываясь от своей идеи.

— Идём! — он смеётся и куда-то тащит меня. Мы, заходим в бутик, в квартале от театра. Нас встречает лощёная брюнетка, в строгом черном брючном костюме.

— Добрый вечер мистер Эдвардс! — приторно сладким голосом приветствует его женщина, — Что, желаете посмотреть?

— Покажите нам из последней коллекции что-нибудь, для мисс Рид, — говорит он, не глядя на неё.

— Джейми, может не надо а? Давай в следующий раз, — я прошу его уйти. Я никогда не была, в таких бутиках и поэтому боюсь их!

— Садись, — он силой сажает меня на диван и целует в губы, чтобы я замолчала. Пока мы сидим и ждём, женщина приносит несколько моделей, подходящие мне по размеру и предлагает примерить. Я выбираю длинное, облегающее красное платье на бретельках. Показав его Джейми, я иду в примерочную комнату.

— Хелен, детка! Ты потрясающе красиво выгладишь в этом платье, мы его обязательно возьмём! Но вот смотри, что я нашёл! Пожалуйста, примерь это для меня, — и он, подает мне черное платье. Но оно такое маленькое, что мне становится неловко. Спина полностью открытая, спереди две широкие полосы, которые нужно закинуть назад и завязать в бант на шее. Но отказать ему я не могу. Взяв платье, захожу снова в примерочную комнату, переодеваюсь. Завязав бант, поправляю и смотрю на себя в зеркало. Да! Платье конечно очень красивое, но оно ещё откровеннее, чем я думала. Может он хочет, чтобы все мужчины обратили на меня внимание? Натягиваю кеды, выхожу из примерочной и демонстрирую Джейми наряд.

— Ну, как? — спрашиваю я. Джейми смеётся. Продавец удивлённо поднимает брови. — Плохо? Тогда я что-то другое могу примерить, — расстраиваюсь я.

— Нет, детка! Платье сидит великолепно, просто твои кеды…! Позволь я выберу тебе туфли? — он нежно берёт меня за руку и ведет к стойке с обувью. Мы стоим и молчим, несколько секунд, выбирая туфли. Вдруг хватаем одну и ту же модель, черные открытые шпильки, ещё я беру, красный клатч, в виде губ и с его одобрения, иду, надеваю туфли. Пока я надеваю туфли, слышу, как Джеймс договаривается о чём-то с продавцом:

— Да, пожалуй, этот плащ мы возьмём и это платье тоже. О! И вот это тоже, и вот это. Мы всё берём, — подает карточку, чтобы расплатиться.

Я поправляю черное платье, одеваю шпильки, распускаю волосы и щиплю щёки, чтобы быть привлекательнее. Помада осталась в сумке, в машине. Ну и ладно! Я всё-таки иду на спектакль. Выхожу и смотрю на Джейми. Он замирает с карточкой в руках и смотрит на меня, не отрывая глаз, одновременно, мотая головой продавцу. Я немного смущаюсь от его восхищённого взгляда, направленного на меня.

— Ты умопомрачительно выглядишь! Просто божественно! — Джеймс галантно помогает надеть на меня плащ, нежно сжимает в своих объятиях, целует, так ласково слегка касаясь, моих губ, что я просто таю от нежности.

— Да? Значит, теперь тебе придётся отбивать меня от многочисленных поклонников, которые могут появиться, как только мы выйдем отсюда, — я кокетливо выставляю бедро.

— Нет, любовь моя. Поскольку дотронуться до тебя у них нет ни малейшего шанса, им остаётся только пускать слюни и завидовать мне, — говорит он уверенно. До начала спектакля, остается полчаса, поэтому мы решаем идти пешком. Вещи оставляем на заднем сидении. Боб, выполняя приказание босса, остается ждать нас недалеко от театра.

— Джейми, сколько ты потратил денег? — я волнуюсь, потому что чувствую что прилично.

— Не помню, — врёт он.

— Нет, помнишь, — упрямлюсь я.

— Хелен! Какое это имеет значение? Это всё мелочи. Мы с тобой можем позволить, тратить столько, сколько захотим, — он говорит серьёзно, но мне от этого не легче.

— Это ты можешь. А я не могу. Как я теперь отдам тебе деньги? Сначала телефон, теперь наряды! Сумма, наверное, запредельная? И о Боже! Я забыла заехать к Джо за деньгами, — вдруг, вспоминаю я.

— Хелен! Ты моя женщина и всё что мне нужно от тебя — это ты! К Джо ездить не надо, держи карточку и ни о чём не беспокойся! — он отдаёт мне карточку, называя код. Затем целует в губы, так страстно, что я чуть не подворачиваю ногу на высоченной шпильке. Джейми удерживает меня и мы, смеясь, идём на премьеру.

Зайдя в «Richard Rodgers», Джейми галантно снимает с меня плащ и идёт в гардеробную. Пока я жду его, то обращаю внимание на то, как много пришло людей. Это и не удивительно. Во-первых, этот спектакль не ставили с 1977 года. Во-вторых, роли Джульетты и Ромео будут исполнять звёзды с мировыми именами, и в-третьих любая премьера на Бродвее, это настоящее событие. Мы идём в отдельную ложу. Боже! Отдельная ложа. Я чувствую себя королевой, ну или принцессой, не меньше! Зал постепенно заполняется, свет гаснет и спектакль начинается. Я смотрела несколько раз этот фильм, но спектакль это нечто другое это что-то, фантастическое. Я, не отрываясь, гляжу на сцену и не сразу замечаю, как Джейми нежно поглаживая меня по обнажённой спине, постепенно опускает руку вниз. Я начинаю ёрзать, он меня отвлекает, но отказать ему я не могу, зная, как он может отреагировать. Он не унимается, начинает сжимать мою попку так, что у меня сильно вздымается грудь. Боже! Что он делает?

— Хелен, детка! Давай встанем на секунду, — предлагает он, хриплым голосом.

Я подчиняюсь, и мы идем к двери. Здесь темно, нас точно не видно из других лож, это немного радует меня. Джеймс просит наклониться, слегка раздвигает ноги, спускает трусики до колен, поглаживая мою кожу и, проникает очень нежно двумя пальцами в мою «красотку». Я опираюсь о свои колени, стараясь не стонать, но сдерживать себя так трудно, что я сжимаю кулак и затыкаю им рот, чтобы не закричать от нахлынувших эмоций. Джеймс нежно входит в меня, доводит до безумия, ещё пара сильных толчков и мы кончаем, на сцене, когда Ромео лезет к Джульетте, объясняться в любви. Джейми, так же медленно заправляет своего друга, застёгивает ширинку, поглаживая одновременно мой зад, надевает на меня трусики, целуя по очереди мои ягодицы. Поправив платье, я тру, кулак от зубов и мы, как ни в чём не бывало, садимся на свои места, продолжая смотреть спектакль. Да уж, этот поход в театр я запомню надолго!

— Ты плачешь? — он удивлённо спрашивает меня и подает свой платок, когда заканчивается спектакль.

— Ох, Джейми! Эта история на все времена, — говорю я, вытирая глазки и носик белоснежным платком.

После спектакля мы выходим на воздух, я запрокидываю голову и вдыхаю, полной грудью воздух, наступающей весны. Весенний воздух особенный, ни с чем несравнимый, он имеет какую-то особую силу, не зря же весной начинают играть гормоны. Мы, садимся в машину, Боб везёт нас домой к Джейми. Я такая счастливая, ведь рядом любимый человек.

— Джейми, — говорю я, когда мы едем к нему. — Я, не могу принять карточку, прости, — протягиваю ему обратно золотистую карточку. — Я буду себя чувствовать содержанкой. Но ведь я стала встречаться с тобой не из-за денег. Я просто в тебя влюбилась!

— Знаю! Поэтому теперь, у нас с тобой всё общее! И ты не содержанка, а моя женщина и моя жена! Я люблю тебя и боготворю всем сердцем и душой! Карточку я не возьму. И давай на эту тему больше говорить не будем! — он кладёт обратно карточку в клатч.

— Мы не женаты! — снова возражаю я.

— Детка! Я говорю тебе об этом постоянно! Выходи за меня! Я серьёзно!

— Я знаю! Но нельзя так быстро, принимать, такие серьёзные решения. Мы ещё плохо знаем друг друга. Я даже не знакома с твоими родителями?

— Ещё как можно! Я никогда не был так уверен в правильности своего решения, как сейчас! С родителями познакомимся. Может завтра…

— Ты мало знаешь обо мне. И вообще, ты даже не хочешь детей! — я всё же произнесла это, и теперь испуганно смотрю на него.

— Хелен, я хочу детей, но я, — закрыв глаза, Джейми сильно трёт пальцами лоб, как будто хочет подобрать правильные слова. — Я просто боюсь, что буду похож на отца, такого же эгоистичного и равнодушного к своему ребёнку, — произнеся эти слова на одном дыхании Джейми облегчённо вздыхает, что, наконец-то смог произнести это вслух. В его глазах столько боли, обиды и страдания, что одними словами, этого чувства не передать.

— Джейми, нет! Ты будешь прекрасным отцом, как ты можешь сомневаться в себе. Ты такой сильный и целеустремленный, чувствительный и ранимый, одновременно! Ты с такой любовью и заботой рассказывал о маме и брате, что я тогда чуть не расплакалась, — я говорю с таким пылом в голосе, что Джейми открыв глаза, смотрит на меня с восхищением и ужасом одновременно.

— Ты что, беременна? — его голос дрожит.

— Нет, не беременна! — обижаюсь я и отворачиваюсь к окну.

— Малышка, не злись! Иди ко мне, и он притягивает меня в себе, лаская языком ухо. Я мгновенно возбуждаюсь, забывая обиду.

Глава 16

Впереди выходные и мы с Джейми решаем провести их вместе. По-другому, просто и быть не может. Мы поднимаемся к нему домой. Боб следует за нами, приносит пакеты с покупками и мою сумку.

— Большое спасибо, Боб! — вежливо благодарю его.

— Не за что, мисс Рид! — коротко отвечает Боб, кивает головой, слегка улыбаясь.

— Боб! На сегодня свободен, завтра как обычно, — по — деловому говорит Джейми.

Боб почтительно кивает головой и уходит. Обнявшись, мы поднимаемся в спальную. Переодевшись в любимый халатик, захваченный мною из дома, я звоню Марго, предупредить, что выходные проведу у Джеймса.

— Не у Джеймса, а у себя дома! — говорит он, переодеваясь в черные тонкие шорты и черную майку. Я улыбаюсь, поправляю себя и говорю, что проведу выходные дома. Поболтав ещё немного с ней, я отключаюсь. Мы решаем поужинать. Я предлагаю приготовить салат с рукколой и поджарить стейк.

— О, кей, детка! Тогда я пойду немного поработаю? — спрашивает меня Джейми, шлёпая по попке.

— О, кей, детка! Иди! — передразниваю его.

Он, уходит в кабинет, я спускаюсь вниз на кухню. Найдя всё необходимое в холодильнике, я с удовольствием готовлю ужин. Но мне чего-то не хватает? Точно! Музыки! Вынув телефон из сумки, подключаю его, во встроенную на кухне, док-станцию и врубаю музыку на всю мощь. Джейми всё равно не услышит, он наверху.

Через какое-то время, он приходит, садится за барный стул и наблюдает за мной. Я его не замечаю, готовлю и танцую под любимых «The Rolling Stones», Pink, Mylene Farmer, с упоением слушаю «Kings of Leon». Вдруг поднимаю голову и чуть не роняю салатник.

— Как ты меня напугал, — говорю я испуганно и одновременно смеюсь. Убавив звук, я подхожу к нему и нежно, целую.

— Любишь готовить под музыку? — улыбается он.

— Да, так интереснее, — пожимая плечами, отвечаю я. — А ты часто слушаешь музыку?

— Стараюсь чаще, но у меня не всегда есть на это время, да и вкусы у меня ограниченные. В основном слушаю свинг, джаз. Но чувствую, что после знакомства с тобой мои вкусы расширятся, — его загадочная улыбка ласкает меня и я, в который раз ловлю себя на мысли, насколько он стал дорог мне, за такое короткое время!

Выключив на время музыку, я предлагаю поужинать. На тарелки выкладываю по куску мяса и добавляю салат. Джейми достает, бутылку «Sauvignon Napa Valley», наливает в бокалы вино и произносит тост:

— За самую великолепную женщину, которую мне подарила судьба! За тебя Хелена! — мы чокаемся и выпиваем, не сводя друг с друга, влюблённых глаз.

— М-м-м, какое вкусное! У меня какая-то вибрация начинается по всему телу. Не пойму что это со мной? — мычу я, от удовольствия.

— Это действие вина, — Джейми нежно смотрит на меня, улыбается и наливает ещё бокал.

Мы продолжаем ужинать и я, тоже решаю произнести тост:

— Я тоже поднимаю этот бокал, за самого потрясающего мужчину, который кардинально изменил мою жизнь! За тебя Джейми! — мы отпиваем вино и продолжаем ужинать, поглядывая, влюблёнными глазами друг на друга. Поужинав, мы обнимаемся и переходим в гостиную.

— Джейми, давай послушаем музыку, — предлагаю я, сидя на диване и наблюдаю за ним, как он разжигает камин.

— С удовольствием! Выбирай. Пульт, там, на столике, — он показывает на прозрачный столик. Взяв в руки пульт, нажимаю на красную кнопку и с удивлением наблюдаю, как из стены выезжает дисплей, со светящимся экраном и я мучительно долго выбираю подходящую мелодию. Да, действительно, только свинг и джаз. Я, конечно, тоже люблю эту музыку, но выбрать, если честно ничего не могу. Джейми, замечает это и предлагает выбрать ту музыку, которую, хочу я, подключая к станции свой телефон. На экран выскакивает список с моей музыкой, которую я могу слушать сутками. Это и «AC/DC», «The Rolling Stones», «Guns'N'Roses», Mylene Farmer, R.E.M., «Kings of Leon», Pink, «Red Hot Chili Peppers», «4 Non Blondes», «Blood Hound Gang» и куча ещё всякой музыки.

— Я сейчас! — выкрикивая я, бросаю пульт на диван и выбегаю из гостиной.

— Детка! Ты куда? — Джейми озадачен.

Забежав в спальную, я лихорадочно достаю из сумки красный корсет, одеваю его, крашу губки, взлохмачиваю волосы, накидываю халатик и возвращаюсь к любимому. Войдя в гостиную, я прохожу мимо Джейми, который за время моего отсутствия перебрался на диван. Откинувшись на спинку, с закрытыми глазами, он с интересом, слушает «Kings of Leon». Открыв глаза, Джейми удивлённо вскинул бровь и спросил:

— Хелен, малышка! Что ты задумала?

Приложив палец к губам, я молча подхожу к музыкальному центру и снова нажимаю на пуск. Включаю первую попавшуюся мелодию. Звучит «Blood Hound Gang» (F U C K). Джейми скрестив ноги, садится на пол и устремляет взгляд на меня, полный страсти. Я начинаю танцевать, эротично извиваясь и поглаживая себя, прыгаю, лохмачу волосы. Сбросив халатик, швыряю его в Джейми. Он ловит его и, прижав к лицу, жадно вдыхает аромат моего тела. Виляя бедрами, я близко подхожу к нему и слегка, касаясь пальцами правой ноги его плеча, эротично приседаю и рисую бедрами круг. Опустив ногу, наклоняюсь и нежно целую его. Он тянет меня к себе, но я вырываюсь, подбегаю к окну и снова танцую, смотря на ночной город. Сбросив корсет, я медленно, провожу пальцами по всему телу и, извиваясь, продолжаю эротично танцевать только для него. Затем звучит следующая случайно выбранная мелодия. Это (Closer) «King of Leon». Джейми, подходит ко мне, крепко обнимает и мы начинаем раскачиваться в такт мелодии. Я чувствую его жаркое тело, жаждущее любви, даже через одежду. Его руки вновь и вновь исследуют моё тело, страсть нарастает и мы, сливаемся в божественном любовном танце. Я плачу, не в силах остановить слёзы. Эта композиция всегда заставляет меня плакать. Почему? Даже не знаю. Джейми чувствуя это, поворачивает меня к себе и высушивает их своими поцелуями.

— Хелена, любимая не плачь! — говорит он, нежно целуя мочку уха, шею, плечо, нежно гладит мою спину, руки. Танцуя, мы незаметно опускаемся на пол, лаская друг друга.

Но, сегодня я хочу первая довести его до безумия. Я сажусь на него и толкаю, чтобы он откинулся на спину. Я медленно стягиваю его шорты и трусы, любуясь его красивым телом. Беру в руки член и нежно массируя, наблюдаю за его реакцией. Он приподнимается на локти и смотрит в упор на меня. Взгляд страстный, полный желания, горячий. Его красивые губы полуоткрыты, дыхание учащается. Звучит следующая композиция «U2» (With or Without You). Я снова его толкаю и закрываю ему глаза, чтобы он не смущал меня. Беру член в рот и медленно массирую его губами. Я стараюсь по максимуму вытянуть и вобрать его в себя. Делаю это ласково, облизывая его языком и слегка покусывая зубами, дразню его, увеличивая темп, довожу его до оргазма и он, выгибаясь всем телом, выкрикивает моё имя! Я собой довольна! Я доставила удовольствие любимому мужчине! Он хватает меня, тянет к себе, нежно лаская моё тело, страстно целует. Потом резко переворачивает меня на спину, заставляет развести ноги и согнуть их в коленях. Джейми медленно входит в меня, не сводя своих страстных, красивых глаз. Удивительно! Но он снова готов к любви! Его движения неторопливы, он тоже двигается медленно, плавно наполняя меня собой, смотрит на мою реакцию, постепенно увеличивая темп. Я стону, извиваюсь, уже не в силах терпеть такую сладкую пытку, я уже на грани! Он закидывает мои ноги к себе на плечи и снова входит в меня со всей силы. Я тоже, выкрикиваю его имя и мы, вновь достигнув наивысшей точки блаженства, погружаемся в сладостную нирвану.

Глава 17

Я не помню, как Джейми донёс меня до спальни, только проснулась я уже в кровати. Он тихо спит рядом, улыбаясь во сне и вид у него такой умиротворённый и спокойный, что и подумать нельзя, что в этом человеке собрано столько разных эмоциональных граней. Ещё темно, я хочу узнать время, напрягая зрение, всматриваюсь на настенные часы. Семь утра, что же пора вставать. Нежно поцеловав Джейми в губы, накидываю халатик и спускаюсь вниз, чтобы приготовить завтрак. Быстро готовлю салат с креветками, яичницу с беконом, выжимаю сок, варю кофе.

— Доброе утро!

От неожиданности, я подпрыгиваю и чуть не разбиваю тарелку с салатом. В дверях стоит женщина лет пятидесяти, не высокого роста, довольно миниатюрная. У неё очень приятные черты лица, черные волосы гладко зачёсаны.

— Я миссис Браун, экономка мистера Эдвардса. Позвольте узнать ваше имя?

— Я Хелена Рид, подруга мистера Эдвардса, — робко отвечаю я, ставлю салатник и настороженно смотрю на неё.

— Приятно познакомиться! Да я смотрю у вас уже всё готово? Вы ранняя птичка мисс Рид? — добродушно спрашивает она.

— Мне просто не спалось, — я чувствую, что она вполне миролюбиво настроена ко мне. Это хорошо.

— Тогда, позвольте поухаживать за вами? — ласково спрашивает миссис Браун, проходя на кухню. — Как будете готовы, я подам завтрак в столовую.

— Спасибо! — я выхожу и несусь в спальную.

Джейми уже беседует с кем-то по телефону:

— Нет Бёрт! Я не собираюсь выделять им ещё транш, не хотят принимать мои условия, их проблемы! Нет, поговорим позже… Послушай! У меня могут быть выходные, как у всех или нет? Всё, до встречи.

Он кладёт трубку, нежно смотрит на меня и говорит:

— Доброе утро малышка! Иди ко мне!

Я прыгаю к нему в постель, зарываюсь под одеяло, крепко обнимаю и говорю:

— Я столкнулась с миссис Браун на кухне, когда готовила завтрак. Очень приятная женщина. Говорит, как мы будем готовы, она подаст завтрак в столовую.

— Хелен, у тебя такая красивая, упругая грудь, м-м-м-м. Мои любимые, сладкие ягодки! — развязав пояс, он скидывает мой халат, нежно целует грудь, хватает губами сосок и, навалившись на меня, ласкает указательным пальцем ягодицу и животик. Заползает шаловливым пальчиком под трусики, добираясь до моей «красотки». Я инстинктивно раздвигаю ноги и, прижимаясь к нему, нежно сдавливаю своими ладонями его ягодицы. Боже! До встречи с Джейми, я не занималась так часто любовью. Удивительно, но я всё время хочу его и мне не стыдно от этого, потому что я знаю, что и Джейми испытывает то же самое ко мне! Мы не в силах, оторваться друг от друга. Немного поласкавшись, Джейми просит меня встать.

— Хелен, милая, обопрись руками о кровать, — просит он и разводит мои руки. Не отрываясь от меня, он ведет своими нежными и такими желанными пальцами вверх, к плечам, поглаживая, проводит по моим грудям, бокам, щекочет мне животик. Присев на одно колено он целует мою попку, бёдра, выкладывает поцелуями дорожку, добираясь до внутренней стороны коленей. — Разведи немного ножки, — в его голосе столько страсти, что я начинаю стонать от желания. Джейми снимает с меня трусики, выпускает на свободу своего «друга» и нежно входит в меня. Он двигается так медленно и неспешно, поглаживая мою спину и ягодицы, что я, начинаю извиваться и уже, не сдерживая себя, двигаюсь ему навстречу.

— Не надо спешить малышка. О Боже! Твоя попка! М-м-м-м, она сводит меня с ума! Моё перевёрнутое сердечко! — он продолжает играть со мной и своими ласками, доводит меня до безумного состояния и я, громко выкрикивая его имя, умоляю двигаться быстрее. Джейми делает глубокие быстрые толчки и из нас снова и снова, вырываются сладостные, громкие стоны. Увеличивая темп, он шлёпает меня по попке, слегка царапает её, ещё несколько мощных толчков! От восхитительного наслаждения, наши голоса разносятся по всей спальне и наконец, доведя друг друга до божественного оргазма, мы падаем на кровать, полностью удовлетворённые и счастливые. Отдышавшись, мы целуемся и благословляем друг друга на хороший день.

— А теперь быстро в душ! — говорит весело Джейми, хватает меня на руки и несёт в ванную. Стоя в кабине, мы прыскаемся водой, целуемся, ласкаем друг друга и смеёмся как дети. Боже! Мы, наверное, никогда не сможем насытиться друг другом, но по-другому и не бывает, когда ты влюблён! Завернувшись в халаты, мы какое-то время стоим, обнявшись, не в силах расцепить объятия. Но, всё-таки найдя в себе силы, мы решаем позавтракать и спускаемся в столовую. Миссис Браун, расставляет все приборы и подает нам завтрак! Улыбнувшись и пожелав нам приятного аппетита, она выходит.

— Хелен! Запахни халат, иначе я поперхнусь и не смогу доесть завтрак, — Джейми комично начинает кашлять, постукивая себя по груди.

— У меня хорошо запахнут халат, — смеюсь я в ответ и в который раз отмечаю про себя, какой же он всё-таки красивый и весь мой!

— Как спалось, сладенькая моя? — ласково спрашивает Джейми, не сводя с меня влюблённых глаз.

— Удивительно! Но я спала как младенец, даже сумела рано проснуться, что для меня не свойственно. Я всегда просыпаю на работу, мне стыдно, но это факт, — я краснею, мне действительно стыдно!

— Я тоже спал как младенец. Ни разу за ночь не проснулся, что тоже для меня не свойственно. Раньше я просыпался и подолгу бродил по дому, иногда просто шёл в кабинет и работал. Теперь чувствую умиротворение и лёгкость! Хелена, ты как бальзам для меня! — Джеймс говорит абсолютно серьёзно. Я снова краснею от такого признания и снова возбуждаюсь от его чувственного голоса.

— Джейми не говори так, никакой я не бальзам. Я просто люблю тебя и всё! — я бросаю вилку, подхожу к нему и целую что есть силы. От такого признания у меня текут слёзы. Я его действительно люблю!

— Хелен! Я тоже безумно тебя люблю! — он обхватывает меня и сильно сжимает в своих объятиях.

Заходит миссис Браун и мы, вынуждены, расцепить объятия.

— Спасибо, Эмили, за вкусный завтрак! — вежливо благодарит Джейми, направляясь к выходу.

— Спасибо, Эмили, — повторяю я, следуя за Джейми.

— Меня не за что благодарить мистер Эдвардс, это мисс Рид всё приготовила! Сегодня я только подавала, — она, по-доброму смотрит на меня и мы весёлые, выходим из столовой.

— Если честно, я сразу так и подумал. Просто хотел ещё раз убедиться, — ласково шепчет мне Джейми, щекоча моё ухо.

— Почему ты решил, что это я?

— Потому, что до тебя, Эмили никогда не баловала меня по утрам, салатами! — он чмокает меня в губы и бежит по лестнице. Я бегу следом и пытаюсь его догнать. Но это бесполезно. Он так здорово бегает! Вот это подготовка! Мне далеко до него.

— Где ты научился так бегать? — я догоняю его и плюхаюсь рядом на кровати.

— Детка! Я много чего умею делать хорошо, я уже говорил. Бег это всего лишь, одна из тысячи возможностей держать себя в хорошей форме, не более.

— Я тоже люблю бегать по утрам, но возможность выпадает только по выходным. И всё равно, до твоей подготовки мне далеко. О! Кстати мы можем сейчас отправиться на пробежку? — предлагаю я.

— Конечно, можем, но у нас сегодня куча дел, поэтому побегаем потом. У меня есть к тебе другое предложение! Давай сегодня съездим к моим родителям? Я хочу тебя познакомить с ними, — он смотрит очень внимательно на мою реакцию и как мне кажется, немного обеспокоен.

— С удовольствием! Тогда надо подобрать что-то подходящее для знакомства! — весело отвечаю я и, чмокнув его в щёчку, иду в гардеробную за пакетами. Джейми следует за мной и тоже выбирает одежду. Вывалив всё на кровать, я рассматриваю, чего же мы накупили. Перебрав ценники, и сосчитав всё в уме, я чуть в обморок не упала. Чёрт! Какая огромная сумма?! Я, конечно, люблю шмотки, сама часто хожу на распродажи, но такую сумму, тратить за один раз, это неправильно! Тем более у меня таких денег никогда и не было. Что же делать? Если не одену что-нибудь из этой одежды, Джейми расстроится. Боже, что же выбрать? Все наряды очень красивые и…, дорогущие. Надо одеть, что-то подешевле, — решаю я.

Джейми выходит из гардеробной в рваных светло синих джинсах и полосатом джемпере. Я замираю от красоты и сексуальности исходящей от него. Но он одет очень просто!

— Ты что, так собираешься ехать к родителям? — удивленно спрашиваю я.

— Ага! Мне нравится простая одежда. Мне легко в ней! — он смеётся и смотрит на меня, стоящую в одних чёрных ажурных трусиках и таком же бюстгальтере, купленными на распродаже.

— Хелен, одень уже, что-нибудь! Я чувствую, мы сейчас никуда не поедем, — говорит он уже хриплым от страсти голосом.

— Я не могу выбрать! Столько всего красивого! — показываю на кровать с вещами.

Его взгляд темнеет, он надвигается на меня и я, визжа и смеясь, выскакиваю в таком виде на лестницу. Бросаюсь в первую попавшую дверь. Влетев в кабинет, я вприпрыжку забегаю за большой стол. Джейми вбегает за мной, закрывая дверь на замок.

— Теперь не убежишь! — коварно улыбаясь, шепчет он, страстным голосом.

— Джейми, пощади меня! — кокетливо виляя бёдрами, прошу я. А самой весело и волнительно от того, что будет, если он меня поймает.

— Ох! Детка! Ты знаешь, что я с тобой сделаю, если поймаю?! — он сладко мурлычет и, я завожусь, от его взгляда, от его слов и от страсти исходящей от него.

— Даже не представляю, — кокетливо отвечаю я. Закатываю глазки, облизываю губы и выпячиваю бедро, нежно поглаживая по нему, но контролирую Джейми, чтобы, в случае чего, можно было увернуться.

— Берегись! Пощады не будет, — его коварный взгляд и улыбка, говорят, что он решительно настроен.

— Ха! Догони сначала меня, мистер «лучший во всём»! — дразню его. Мне и страшно, и смешно, и очень волнительно.

Не сводя с меня глаз, он медленно подходит и опирается руками о стол, спустя какое-то мгновение падает на него и тянется, пытаясь схватить меня за руку. Я взвизгиваю и отскакиваю к окну. Затем, не сводя с меня хищного взгляда, Джейми огибает медленно стол, я двигаюсь одновременно с ним, пытаюсь предугадать, его следующее движение.

— Детка! Не виляй так бёдрами, я теряю концентрацию, — он пожирает глазами меня, а я ещё сильнее начинаю вилять бёдрами, делая обороты вокруг себя.

— Как оказывается легко можно сбить твоё внимание! Учтём это на будущее! — это так забавно, подразнить его.

И так мы танцуем вокруг стола, пока я, на какое-то мгновение, закрыв глаза и отвернувшись от него, упускаю внимание. Он моментально оказывается рядом, хватает мою руку, тянет к себе и валит на пол. Сев на меня Джейми зажимает мои руки, снимает джемпер, расстегивает ширинку и стаскивает джинсы, прижимая меня всем телом. Я смеюсь, пытаюсь брыкаться, но он не обращая внимания, рвёт на мне трусики, тяжело дыша от страсти, разрывает бюстгальтер и, мы сливаемся в яростном акте любви. Я обхватываю его ногами, тесно прижимаюсь к нему и извиваюсь от нахлынувшего желания. Джейми встаёт и переносит нас на стол, скинув кучу бумаг. Я смеюсь и наслаждаюсь им, вдыхая любимый запах, любимого мужчины. Мгновенно ворвавшись в меня, он двигается очень быстро и я, изнемогая от удовольствия, царапаю его, кусаю за плечо, он шлёпает меня смачно по ягодицам, только увеличивая темп! Я выкрикиваю его имя и мы, снова взрываемся в ярком, сладостном оргазме! Джейми падает на меня и мы, тяжело дыша, лежим на столе, удовлетворённые, снова утолив свой голод. Восстановив дыхание, Джейми берёт меня на руки и несет в спальную.

— Детка я лучше подожду тебя внизу, иначе мы точно никуда не уедем! — он улыбается и с этими словами, выходит, захватив из гардеробной джинсовый пиджак.

Глава 18

Зайдя снова в гардеробную, я беру в сумке последние трусики, бюстгальтер, синие джинсы, клетчатую рубашку, втыкаю для прикола в рубашку, большой розовый цветок, валявшийся у меня в сумке, натягиваю кеды. В этой одежде, я тоже чувствую себя комфортно. Подкрасив глазки, губы, щиплю щёки, хотя можно было и не щипать, я и так красная как помидор, расчёсываю волосы. Я готова к знакомству с родителями!

— До свидания миссис Браун! — улыбаюсь я, столкнувшись с ней на лестнице.

— Приятного дня мисс Рид! — вежливо отвечает она.

Спустившись в холл и, не обнаружив там Джейми, я иду в гостиную. Он сидит на диване и слушает мою любимую Pink (Try). Я с любовью смотрю на него, пока он не оборачивается.

— Песня, навеяла приятные воспоминания! — широко улыбаясь, говорит он.

— Я тоже её люблю! — мурлычу я, улыбаясь в ответ.

— Детка! Ты потрясающе выглядишь! — его глаза блестят от восхищения. Сцепив руки, мы, абсолютно счастливые мы отправляемся к его родителям.

— Хелен! Я, надеюсь, ты не очень сильно волнуешься? — спрашивает меня Джеймс, когда мы заходим в лифт.

— Да нет, не очень. Тем более ты рядом. Чего мне волноваться? Джейми, зачем этот вопрос? — я не совсем понимаю его.

— Да так. Просто вопрос. Ладно, малышка, не обращай внимания, — он крепко обнимает меня и от этого мне делается так хорошо и спокойно, что просто хочется плакать от счастья.

Выйдя на парковку, мы идём к машине. Боб выскакивает и открывает нам двери ягуара.

— Боб, сегодня я сам поведу. В понедельник встретишь нас в аэропорту, время по телефону, — коротко отдаёт распоряжение Джеймс.

— Слушаюсь сэр, — также коротко отвечает Боб.

Мы садимся в машину и плавно выезжаем, на центральную улицу, беря курс на Род-Айленд, в Нью-Порт, к родителям Джейми. У них там настоящее поместье. Если честно, мне становиться всё же немного неловко, от моего прикида.

— Хелен! О чём задумалась? — серьёзно спрашивает Джейми.

— Я уже жалею, что так вырядилась. Надо было одеть, то голубое платье на бретельках. Первое знакомство, а я выгляжу непонятно как, — я расстраиваюсь ещё сильнее. — Твои родители могут неправильно понять меня! Может, вернёмся, я бы переоделась?

— Детка! Ты выглядишь великолепно! Я серьёзно, — он даже очки снял, — Маме понравится и это, главное! Мнения остальных меня не волнуют. Не переживай, всё отлично! — он, снова одевает очки и, увеличивает скорость.

— Нам долго придётся ехать? — спрашиваю я, немного успокоившись от его ласковых слов.

— Примерно часа три с половиной, но если поднажать, можно и за два, — он, жмёт педаль газа и смеётся как мальчишка.

— Нет, уж лучше давай за три, с половиной, — шепчу я, вжимаясь в сидение.

— Хорошо любимая, как скажешь, — снижая скорость, он протягивает руку и нежно сжимает ладонью у меня между ног. Затем тянется к кнопке, включает музыку и из динамиков звучит голос Френка Синатры.

— Ты, не против? — ласково спрашивает меня.

— Нет, что ты! Мне очень нравится Синатра! — честно отвечаю я, тоже сжимая рукой, у него между ног.

— О, кей малышка! Чёрт! У меня встал! Хелен, прекрати соблазнять меня, — он снова смеётся и я довольная, убираю руку, чтобы его не отвлекать.

Мы с удовольствием слушаем Синатру, Армстронга, затем Эллу Фицжеральд, Розу Мёрфи, Эйприл Стивенс. Я получаю огромное удовольствие. Смотрю в окно, наслаждаясь пейзажами, проносящимися мимо нас и расслабившись, засыпаю.

Я проспала всю дорогу. Остановившись около ворот, Джейми нежными поцелуями будит меня. Я вскакиваю и ещё, не отойдя ото сна, пытаюсь понять, где мы.

— Малышка, мы приехали, — он ласково гладит мою коленку. Чтобы быстрее проснуться, я щиплю щёки, смотрю на него и быстро, моргаю. — Хелен! Я хочу кое о чём тебя предупредить. Мой отец не самый вежливый человек, поэтому, как бы он себя не вёл и что бы он ни сказал, тебе или мне, или матери, не спорь, не обращай внимания и не обижайся. — Джейми хватает мои ладони и сжимает их так сильно, что мне становиться больно, в его глазах я вижу страх и чувствую, как он сильно взволнован. С трудом, но я все же выдергиваю руки из его цепких пальцев и пытаюсь убедить его, что все в порядке.

— Джейми, не волнуйся ты так! Я не маленькая девочка и встречала разных людей! Меня не так-то просто испугать, — я, стараюсь, говорить убедительно, а у самой уже трясутся поджилки от предстоящего знакомства и от его отца, которым запугал меня Джейми.

Мы въезжаем в ворота и, предо мной открывается удивительная картина. Пятиэтажный особняк из светлого камня в стиле французской усадьбы, под названием Брейкерс. Описывать красоту и величественность здания бессмысленно. Скажу только, что он окружен великолепным парком, с множеством скульптур и что с внутренней части особняка есть балкон с лестницей, которая ведет на огромную лужайку и огромный пруд под названием Истон.

Выйдя из машины, я разминаю затёкшие мышцы и оглядываюсь по сторонам. Какая красота! Просто потрясающе! Нас встречает миловидная, невысокая женщина в тёмно лиловом платье, её волнистые тёмные волосы аккуратно забраны в пучок. У неё такие печальные тёмно карие глаза, что мне хочется тут же обнять её. Цвет глаз как у Джейми, — замечаю я, даже форма губ похожа, и волосы, значит он внешностью больше в маму. А характером? В маму тоже, без сомнения, это сразу видно. А сексуальный пыл, наверное, перенял от отца. От этого предположения меня немного коробит, но я гоню прочь плохие мысли. Джейми не может быть похожим на отца, потому что у них абсолютно разные характеры и темпераменты, я в этом более чем уверена, даже будучи ещё не знакомой с ним.

— Добрый день, дорогой! — ласково говорит миссис Эдвардс, целуя сына.

— Добрый день, мама! Познакомься с моей Хеленой! — ласково говорит он, вытаскивая меня из-за спины. «Чёрт! Надо было всё-таки надеть платье. Я одета не прилично! В любое другое место, сгодилось бы, но не на первое же знакомство с его родителями?!» Краснея, я подхожу к ней и зачем — то, делаю реверанс, наверное, от испуга или может от величественности, в которую мы приехали.

— Добрый день миссис Эдвардс! — шепчу я, не смея поднять на неё глаза.

— Зовите меня просто Рэйчел, — ласково отвечает она. — Очень милый цветочек! — слегка дотрагиваясь до цветка, она улыбается, такой доброй улыбкой, что весь мой страх сразу отступает.

— Спасибо! — искренне отвечаю я и, улыбаясь, мысленно благодарю её за доброту, с которой она меня встретила.

— Мам, мы ненадолго! — уперев руки в бока, говорит Джейми, оглядывая дом. — Нам с Хеленой сегодня надо ещё в одно место заехать. Обязательно! Правда, Хелен? — он смотрит на меня так, будто я знаю, о чём он говорит и должна это подтвердить.

— Да! — пищу я и удивленно гляжу на него, разведя руки в стороны, когда Рэйчел поворачивается лицом к Джеймсу. Он улыбается коварной улыбкой. Что он задумал?

— Джейми, сынок, а я думала, вы с Хеленой останетесь на выходные? Тем более у тебя сегодня день рождения! Ты и так не часто балуешь нас с отцом вниманием, так и в такой замечательный день не хочешь остаться? — говорит она грустно.

— Мам, ты знаешь, почему я никогда не остаюсь, здесь! Сегодня, я может и сделал бы исключение, ради тебя и Хелен. Но нам и правда надо съездить в одно место, обязательно! — он говорит столь убедительно, что тут не возразишь.

— Хорошо, сынок, как скажешь! Тогда прошу за стол. Уже всё готово! — учтиво говорит она, приглашая нас в дом.

— Почему ты не сказал, что у тебя день рождения сегодня? — укоризненно спрашиваю я, когда мы следуем за Рэйчел.

— Не такое уж это и знаменательное событие! Подумаешь, на год старше стал! — улыбается он, обнимая меня за талию.

— Это очень важное событие для меня! Я бы подарок приготовила, — шепчу, страстно ему на ухо.

— Ты уже сделала мне подарок! Себя, подарила! — Джейми страстно целует меня, сжимая ладонью мой зад!

Я хихикаю и возбуждаюсь одновременно от его рук, от его губ, от его прикосновений и от его признания. Мы входим в очень красивый, светлый, роскошный дом и поднимаемся по широкой лестнице на второй этаж, направляясь в правое крыло особняка. Рэйчел открывает двери и приглашает нас в большую потрясающей красоты столовую. Из-за стола встает молодой человек лет двадцати пяти и идёт, к нам встречу. Наверное, это брат? Красивый! Только нет в нём такой агрессивной сексуальности и утонченной нежности, как в Джейми, которая притянула меня к нему, как магнит, — отмечаю про себя.

— Здравствуй отец! — холодно приветствует его, Джейми.

— А? Джейми! — только этими словами удостаивает мистер Эдвардс.

— Артур, привет!

— Привет братишка, — они обнимаются, похлопывая друг друга по плечу.

— Артур, отец! Познакомьтесь с моей Хеленой, — делает акцент на слове «с моей», Джеймс. Артур, поворачивается ко мне, протягивает руку и так радостно улыбается, что я невольно, тоже отвечаю ему широкой улыбкой, протягивая руку.

— Привет! — говорит он.

— При…, -только успеваю сказать я, как Джейми нетерпеливо разрывает наше рукопожатие и ведёт на свои места. Я даже растерялась, от неожиданности. Почему Джейми такой стал напряжённый? Неужели, это все из-за присутствия отца? По-моему мистер Эдвардс, вполне миролюбивый мужчина, только, совсем не разговорчивый, — размышляю я, косо поглядывая на мистера Эдвардса. Галантно отодвинув стул, Джеймс помогает мне сесть на мягкий с бархатной обивкой стул, наклонившись ко мне, он нежно целует меня в шею, отчего я млею, расплываясь довольной улыбкой. Заметив внимательные взгляды Рэйчел и Артура, я снова краснею, опускаю голову и решаю отвлечься рассматриванием серебряных столовых приборов, разложенных в ряд около моей тарелки.

Мы садимся за красивый, большой стол, уставленный разными деликатесами и пара слуг, начинают ухаживать за нами. Я чувствую себя некомфортно от того, что они вьются около меня, от напряжения которое исходит от Джейми, от того, что я не умею пользоваться приборами, которые лежат около моей тарелки. И всё же переборов страх, решаю вести себя непринужденно и есть той вилкой, которая мне нравиться, не обращая внимания на весь этот дворцовый этикет! Приносят первое блюдо, его сменяет второе и так далее. Название блюд не знаю, ни разу их не готовила. Но всё настолько вкусное, что просто пальчики оближешь! Джейми поглядывает на меня и улыбается, подсказывая какими приборами, что надо есть и что наливать в фужеры разных размеров. Я чувствую себя такой недалёкой, что периодически краснею. Отец Джейми не обращает на нас никакого внимания, читая газету. Чувствуя всё-таки общее напряжение за столом, мне хочется как-то поддержать Джейми и понять всё-таки, что за человек его отец. Но вдруг Рэйчел нарушает молчание.

— Я хочу произнести первый тост и поднимаю этот бокал в твою честь сынок! С днём рождения тебя, родной! Желаю тебе здоровья, большой любви, — она смотрит на меня, и ласково улыбнувшись, снова обращается к Джеймсу. — Успехов и процветания в твоём бизнесе и чтобы ты нас чаще навещал! — мы поднимаем бокалы прекрасного шампанского «Luis Roederer Cristal Brut — 1985», кроме отца Джеймса.

— Спасибо мама! — говорит Джейми и очень нежно смотрит на неё.

— Какое прекрасное шампанское! — я выкрикиваю и тут же краснею, опуская глаза. «Чёрт! Дёрнуло же сказать глупость» — ругаю мысленно себя.

— О, да! Джейми любит именно эту марку шампанского. Очень приятно, что ваши вкусы совпадают, — она снова улыбается и внимательно, смотрит на меня, переводя взгляд на Джейми и снова на меня.

— Да мама! Мы во всём совпадаем с Хеленой, и в мыслях, и во вкусах, и в желаниях! — улыбнувшись, Джеймс поворачивается ко мне, страстно пожирая меня глазами. Я краснею ещё сильнее.

— Да! — только могу произнести я и снова, опустив голову, начинаю ковыряться в тарелке, сгорая от стыда. Посмотреть в глаза Рэйчел у меня не хватает совести. Я толкаю ногой Джейми, а он тянет свою шаловливую руку, мне между ног и сильно сжимая мою «красотку».

— Что ты делаешь? — губами шепчу я, вытаращив на него глаза, но отстранить его, не могу, чтобы не обидеть.

Проходит какое-то время и Рэйчел обращается к мужу:

— Джозеф! Теперь тебе слово, — она, как мне кажется, тоже напряжена.

Он отрывается от чтения и равнодушно обводит нас взглядом:

— А здесь, разве кому-то интересно, моё мнение? — секунду молчит и снова говорит: — Удачи, сын! — и встряхнув газету, снова погружается в чтение. Джейми, игнорирует его тост, мы молча выпиваем шампанское и продолжаем есть. Спасибо Артуру, который разряжает тягостное молчание и произносит свой тост:

— Джейми, братишка, я присоединяюсь к тостам родителей! И хочу ещё раз поблагодарить тебя за то, что взял меня в свой бизнес. И желаю от себя лично, большого счастья! — он поднимает бокал и смотрит на меня, — и чтобы ты рассекретил место, где встречаются такие прекрасные девушки, как твоя Хелена! — он залпом выпивает шампанское и, краснея, садится, украдкой поглядывая на меня.

Мне так становится неудобно от этих слов, что я снова смущаюсь, опускаю глаза и чувствую, как Джейми, ещё больше напрягся.

— Спасибо Артур, за тост! Но должен огорчить тебя. Таких как Хелена, больше нет! Она одна такая и принадлежит мне! — он в упор смотрит на брата, опять сделав акцент на слове «принадлежит мне» и залпом выпивает шампанское. Мне хоть сквозь землю провалится от всей этой сцены, я уже не рада, что сюда приехала и чтобы немного позлить Джейми, за его самоуверенность, смело говорю:

— Я никому не принадлежу! Я сама по себе, я свободный человек! — встаю, чтобы тоже произнести свой тост, но тут Джейми, вскакивает, выдёргивает мой фужер и ставит его на стол.

— Извините! — цедит он сквозь зубы, хватает меня за руку и ведёт к двери. Выйдя в коридор, он тянет меня к лестнице.

— Куда ты меня тащишь? — раздражённо, шиплю я. Джеймс, не обращая внимания на вопрос, забрасывает меня на плечо и взлетает по лестнице наверх. Повернув налево, он влетает в какую-то комнату и запирает дверь. Подойдя к кровати, грубо бросает меня на неё и тяжело дыша, срывает с меня джинсы и последние трусики. Не сводя тёмного от гнева, страсти и обиды взгляда, стаскивает с себя джинсы и шорты, разводит резко мне ноги и входит таким грубым толчком, что я кричу от боли и из моих глаз, прыскают крупные слёзы. Он и не думает останавливать свои резкие, болезненные толчки, я начинаю сопротивляться, но он только зажимает мне руки, разводит их в стороны, прижимает своими ногами мои и, не сводя с меня темного взгляда, увеличивает темп. Я ору, что есть силы, мне всё равно, что про меня подумают его родители и его брат. Мне больно, но уже не от того, что он грубо трахает меня, я потому, что я для него, как вещь. А как мне прикажете ещё думать?

Глава 19

Выбившись совсем из сил, я перестаю сопротивляться, просто лежу и безучастно плачу. Ещё ни разу, Джеймс не был таким грубым со мной. Видя, что я не сопротивляюсь, Джеймс перестает двигаться, падает на меня и тоже плачет. Сначала я не понимаю, что с ним? Приподняв голову, я вижу его слезы. Это потрясает меня, до глубины души. Я уже не сержусь на него, я просто не хочу, чтобы мой любимый Джейми, такой ранимый и в тоже время, такой сильный мужчина, так плакал. Выскользнув из-под него, я наклоняюсь, нежно глажу его волосы, прижимаюсь к нему и тихо пою песенку, которую пела мне Маргарет в детстве, перед сном. Мы лежим так довольно долго. Вдруг Джейми обхватывает меня и, перекатившись, я снова оказываюсь на спине. Он смотрит на меня очень печальными глазами, ему стыдно за свою грубость:

— Хелена, прости меня, умоляю! Я так разозлился на твои слова, что ты не моя, что ты не принадлежишь мне, из-за того, что Артур, посмел положить глаз на тебя.

— Джейми, я сморозила глупость. Ты меня тоже прости! Не знаю, что на меня нашло, почему я так сказала! Может, просто хотела подразнить тебя?! Я принадлежу тебе всем телом и душой! Даже если ты меня когда-нибудь разлюбишь, и мы расстанемся, я всегда буду тебе принадлежать! Клянусь тебе собой и всеми, кого я люблю на этом свете! Единственное, чего я не прощаю, это предательство! Учтите это мистер Эдвардс! — серьёзно и одновременно иронично говорю я, тыкая указательным пальцем в его грудь. Мы простили друг друга и, обнявшись, лежали так, ещё какое-то время, пока нашу идиллию не нарушил, осторожный стук в дверь.

— Это, наверное, мама? Хочет узнать, жива ты ещё или я уже тебя проглотил? — смеётся он.

Быстро одевшись, он идет к двери.

— Мам! У нас всё хорошо. Хелен просто немного устала. Мы скоро собираемся уезжать.

— Хорошо сынок! Тогда я распоряжусь, чтобы подали чай. Выходите на балкон. Мы будем вас ждать, — с этими словами она уходит.

Подняв с пола джинсы, я снова натягиваю их, поправляю рубашку, расправляю мятый цветок, приглаживаю волосы и сажусь снова на кровать. Скрестив ноги, я смотрю на Дждейми, как он садится в такой же позе, напротив меня.

— Ты порвал последние мои трусики, — показываю рваные стринги. Он берет их, подносит к носу и жадно вдыхая, говорит:

— Я начал коллекционировать твои…, вернее уже мои, любимые трусики. Моя коллекция быстро пополняется, — его лукавый взгляд снова полон страсти и желания.

— Ты всё-таки извращенец, Джейми! — я прыскаю, от смеха и одновременно краснею от стыда.

— Да! Я твой извращенец, — смеётся он, целуя меня в губы, отчего у меня снова начинается пульсация между ног.

— Да! Мой! Я люблю тебя! — тоже целую его, слегка покусывая губы.

— Я тоже тебя люблю малышка! — ему уже одного поцелуя мало…

Мы, снова сливаемся в объятиях, забывая про все обиды. Потом он всё-таки отстраняется от меня и говорит:

— Давай продолжим в другом месте, потому что если мы сейчас не остановимся, то не знаю, когда отсюда уедем. А нам обязательно надо попасть в одно место! — он говорит очень серьёзно. — А сейчас пойдём пить чай.

— С удовольствием, — соглашаюсь я. — А куда мы должны обязательно попасть? — меня разбирает любопытство.

— Пока секрет! Всему своё время, — он такой загадочный. Мы, выходим из спальни и, обнявшись, спускаемся вниз.

Выйдя на балкон, мы садимся за плетёный стол. Рэйчел наливает чай. Посидев немного с нами, Джеймс решает подойти к брату, который кидает мелкие камни в воду. Мне, становится немного неловко наедине с Рэйчел, но вида я не подаю. Оглядываясь вокруг, я снова удивляюсь чудесному виду вокруг нас. Если бы мы не спешили неизвестно куда, я бы весь день могла просидеть здесь, — мечтательно думаю я.

— Прошу дорогая! — Рэйчел предлагает мне различные сладости и снова наливает в чашки, ароматный медовый чай.

— А мистер Джозеф к нам не присоединится?

— Нет, Хелен! Мистер Джозеф сейчас не в самой лучшей форме. В последнее время часто болеет. Решил немного отдохнуть, — она, улыбаясь, подаёт мне чашку, но я замечаю волнение и неловкость в её глазах.

— Извините, — я беру чашку и чтобы не смотреть ей в глаза, устремляю взгляд на Джеймса. Мне стыдно за неуместный вопрос.

— Хелен, позволь узнать, чем ты занимаешься?

— Я преподаватель танцев. Вообще, я фотограф, но забросила свою профессию потому, что учить людей танцевать для меня куда важнее и интереснее, чем фотографировать, — быстро говорю я. Может, ей не понравится, то чем я занимаюсь? Наверное, она будет не довольна, что Джейми связался со мной?

— Прекрасно! Знаешь, я всегда мечтала заниматься любимым делом. Но муж не особо поощрял моё увлечение, считая, что рисовать картины это не серьёзно, — она грустно смотрит на своих детей, думая о чём-то своём.

— Моя мама преподаёт рисование в одной из местных школ, — вдруг почему-то, вспоминаю я.

— Хелен! Я очень рада, что ты рядом с Джеймсом! — она протягивает мне руку, я подаю свою. Рэйчел очень нежно, по-матерински смотрит на меня.

— Спасибо, — могу лишь сказать я.

— В прошлом году он приезжал с Эммой. Если честно она мне тогда не понравилась. Я не видела такой любви в глазах сына, как вижу сейчас. Джейми очень добрый, он очень преданный, не смотря на упрямый, взрывной и такой неуёмный характер. Хелен! Я вижу, что ты умная девушка, ты сможешь обуздать его, я чувствую это! — она сильно сжимает мою руку и так умоляюще смотрит мне в глаза, что я не понимаю, чего она хочет от меня.

— Рэйчел, я не понимаю вас? — извиняющимся голосом спрашиваю я.

— Хелен! Я просто хочу попросить тебя, чтобы не случилось, никогда не бросай его! — она в упор смотрит на меня.

— Я никогда не смогу бросить его, — шепчу я, и слёзы сами собой текут по щекам.

— Вот и хорошо, — она откидывается на спинку кресла и облегчённо вздыхает и мы, молча, продолжаем пить чай.

— Мам, нам пора, — говорит Джейми, протягивая мне руки. Я с радостью отзываюсь и мы, попрощавшись с Рэйчел и Артуром, уезжаем в неизвестном, для меня направлении. Джозеф так и не удостоил нас своим вниманием, а я и не расстроилась, это его проблемы, не мои.

— Удивительно! Но отец сегодня, вел себя очень сдержанно. Я всё время боялся, что он может выкинуть какую-нибудь пошлость или злобную шутку в твой адрес, но этого не произошло! — сдвинув брови, тихо говорит Джейми. — Может ты и его загипнотизировала своей красотой? — уже ласково глядя на меня, спрашивает он.

— Боже упаси! Что же ты тогда со мной сделаешь, если, кроме брата ещё и твой отец, начнёт улыбаться мне? Даже страшно представить! — я его поддела, хи-хи….

— Хелена, ну прости меня, пожалуйста! — молит он, сворачивая на дорогу, ведущую к аэропорту.

— Я подумаю, — снова хихикаю я, лукаво глядя на него. — А мы, что куда-то собираемся лететь? Или встречать? — вдруг, удивлённо спрашиваю я.

— Терпение, детка! — загадочно произносит он. Мы подъезжаем к белому частному самолёту. Джейми помогает мне выйти из машины. Нас встречают красивая, модельной внешности стюардесса, улыбающаяся голливудской улыбкой и высокий темнокожий парень. Они вежливо здороваются с нами.

— Ключи отдашь Бобу, — коротко говорит он, кидая парню, ключи от машины.

— Слушаюсь, сэр — произносит тот. Джейми забирает всё содержимое из машины (ветровки, диски, ключи, часы, бумажник) и мы поднимаемся на борт белоснежного частного самолета. Обалдеть! Ничего себе самолёт, да это настоящая квартира. Таких красивых самолётов, я никогда не встречала. Джейми усаживает меня в мягкое белоснежное кожаное кресло и сам садится напротив. Командир экипажа, вежливо поприветствовав нас, желает приятного полёта и двери закрываются. Тут же около нас оказывается стюардесса, ослепляя нас своей улыбочкой, предлагает нам напитки и еду. Я сижу, обалдевшая в кресле, не веря своим глазам, что я лечу в очень красивом частном самолете и ни с кем-нибудь, а с самим Джеймсом, мужчиной которого я безумно люблю и который безумно, любит меня. Джейми говорит стюардессе, чтобы она принесла «Beringer sparkling Rose 2011 года» и устриц.

— Устрицы? Я никогда не ела устрицы. Может не надо, а? — я округляю глаза.

— Детка! Здесь тебе не стоит бояться, всяких светских штучек, — смеётся Джейми, вспоминая мой страх перед сервированным столом у его родителей. — Просто берёшь ракушечку в ручки и высасываешь всё содержимое. Всё просто! — наклонившись ко мне, шепчет он тихим, хриплым от страсти голосом, поглаживая мои коленки. Стюардесса ставит всё на столик и удаляется за ширму. Боже мой! Ещё недавно я даже и мечтать не могла, что буду вот так запросто заниматься любовью с потрясающе красивым, супер сексуальным и офигительно богатым парнем. Что вот так запросто, буду лететь на частном самолете неизвестно куда и меня это совершенно, не будет волновать. Меня даже если честно не волнует, что нас ждёт дальше, я живу только сейчас, вот такими мгновениями и совершенно от этого, счастлива!

Развалившись в креслах, мы пьём очень вкусное вино и уплетаем устрицы. Я вошла во вкус, уже осушила третий бокал, передо мной гора ракушек, я очень весёлая и смелая! Сняв кеду, я протягиваю ногу к Джейми и большим пальцем правой ноги, начинаю надавливать на его «друга», вызывая того к жизни. «Друг» не заставил себя долго ждать, тут же давая понять, что готов. Смотря в упор на Джейми, я ко всему прочему, начинаю облизывать свои покусанные недавно, кое-кем губы. Надо признать, Джейми стойко выдерживает мою пытку, долго сдерживается, но в какой-то момент срывается, хватает меня и тащит в хвост салона. У него там, оказывается, есть небольшая, трахательная комната, с кроватью. Ввалившись в неё, мы стаскиваем, тяжело дыша, всю одежду. Осмелев от вина и устриц, я толкаю Джеймса на кровать, стаскиваю его джинсы, боксёры и впиваюсь губами, сильно обхватив рукой, его член. Я так неторопливо вытягиваю ртом и вбираю в себя, его «красавца», посасываю его и покусываю, что уже достигаю поставленной цели и он, не выдерживая, громко выкрикивает мое имя. Он пытается притянуть меня, но я, не дав ему такой возможности, переворачиваясь спиной, сажусь на него и продолжаю свою игру. Дойдя до нужной стадии экстаза, он всё же, в исступлении впивается в мою «красотку», мы стонем и тяжело дыша, достигаем оргазма, растворяясь в блаженной истоме. Засыпаем, абсолютно счастливые и благодарные друг другу за тот пик блаженства, который сумели вместе достигнуть.

Не знаю, сколько часов мы были в полёте, но проснулась я от того, что Джейми очень нежно поцеловал меня в шею. Вскакиваю и, не сразу понимаю, где мы находимся.

— Детка! Мы на месте! Идём! — Джейми натягивает на меня штаны, рубашку. Трусов нет, цветок измят и общипан, волосы, как после… я даже не могу подобрать слов, в одной кеде, вторую Джейми натягивает и весело смотрит на меня. Помада размазана по щекам, как будто я специально так намазала, глаза как,… тоже не могу подобрать слов. Короче вот такой красавицей я выхожу из самолёта, ничего не понимая, где мы, кто мы и зачем мы. Ну а Джейми, он как будто сошел со страницы глянца, такой красавец, что просто, засранец!

Около самолёта стоит ещё один «МакЛарен» темно вишнёвого цвета с откидным верхом. Я уже ничему не удивляюсь; щёлк, и ты в частном самолёте, щёлк, и ты в крутой тачке с «Богом».

— Джейми, где мы? — только могу выдавить я из себя.

— Детка! Мы в Лос-Анджелесе! — он помогает мне сойти вниз, целует нежно в губы, как истинный джентльмен усаживает в машину, прыгает в неё сам, нет, ну самый настоящий «блудливый котяра», и мы едем неизвестно куда. Я улыбаюсь ему, как дурочка и если честно до конца ещё не верю, что мы в Лос-Анджелесе, пока мы не проезжаем знаменитую гору с известными всем буквами — Голливуд! Боже, мы действительно здесь! С ума сойти, не меньше! Хорошо, что уже темно, не видно мою разукрашенную и счастливую физиономию!

Мы достаточно быстро достигаем места и въезжаем в поместье Джейми. Такой огромный дом, что просто невероятно. Я не буду описывать его, потому, что это бессмысленно. Скажу только, что там есть 8 спален, не считая, обалденно большой и красивой гостиной, огромной кухни и столовой. 17 ванных комнат, есть винный погреб, бассейн, гостевые апартаменты, теннисный корт, поле для гольфа, кинозал, три бара, библиотека, тренажерный зал и две комнаты безопасности. Уф! Вот в такой рай я попала! Не знаю за что мне такое счастье?! Не подумайте, что я сразу зазналась! Нет! Просто когда попадаешь в подобное место, то себя действительно чувствуешь в РАЮ!

Джейми помогает выйти мне из машины, подхватывает меня на руки, ну ему уже не привыкать, я и не против, это так романтично, и несет к дому.

— Хелен! — шепчет он тихо, щекоча моё ухо. — Этот дом я купил для нас с тобой, но это было задолго до нашего знакомства. — И, не говоря больше ни слова, вносит меня в дом!

Нас встречает очень приятная, полная, вполне миловидная женщина. Ей лет 50, она темнокожая, волосы уложены в красивую прическу.

— Добрый вечер мистер Эдвардс! И мисс…?! — она растягивается в белоснежной улыбке. — Это она? Ваша мечта? — смотрит на меня, улыбаясь, с явным любопытством.

— Да, Глория! Это она! Моя, Хелена! — он смотрит на меня очень нежно, сильно сжимая мои ноги.

— Тогда я приготовлю что-нибудь, — говорит она, продолжая улыбаться и суетясь, удаляется на кухню.

Глава 20

Мы поднимаемся наверх, в самую большую спальную в доме и проходим в огромную ванную комнату. Наливая воду в ванную, мы сбрасываем с себя всю одежду и с наслаждением залезаем, расслабляя мышцы. Немного расслабившись, не спеша, мы трём друг друга мочалкой, наслаждаясь прикосновениями и вылезать, совсем не хочется.

— Джейми, я не совсем поняла про дом! Ты сказал, что купил его для нас, задолго до нашего знакомства! Как это? — спрашиваю я, получая удовольствие от его прикосновений. Он на мгновение замирает, потом притягивает крепко к себе и нежно шепчет мне на ухо:- После того как я сбежал из дома, не помню правда с какого момента всё началось, но, мне стал часто снится один и тот же сон: Я сижу в темноте, откуда-то из центра появляется белая точка. Она увеличивается, превращаясь в большое светлое пятно и по мере того как эта точка увеличивается, в ней появляешься ты. Лица я, правда, не вижу, но ты так красиво извиваешь своим телом, так танцуешь красиво для меня, что я тяну к тебе руки, пытаюсь дотронуться, но ты просто исчезаешь и я, просыпаюсь…

— А почему ты решил, что это была я? — он ошеломил меня на все миллион процентов!

— Не знаю, Хелен! Не знаю! Может, я понял это, когда задержал тебя перед дверью? Может, когда ты танцевала для меня? Может, я это просто знал, всегда? Не знаю! Но, в одном я уверен, что без тебя мне не жить! — он ещё сильнее обхватывает меня, я чуть не задыхаюсь, но мне плевать. Я его люблю! И всё!

— А как часто тебе снился этот сон? — зачем-то, спрашиваю я.

— Каждую ночь! Пока я не встретил тебя! — он замолкает и утыкается в мои сырые волосы, жадно вдыхая их аромат.

Мы сидим и молчим не в силах сказать ни слова, потому что у каждого, ком подступил к горлу, и уже не сдерживая себя, мы начинаем плакать от осознания того, насколько необходимы друг другу. Я поворачиваюсь к нему, нежно беру его лицо в свои ладони и мы, страстно переплетясь телами, целуемся и отдаемся друг другу со всей мощью и страстью, на какую только способны.

Просидев достаточно долго в ванной, мы всё-таки решили вылезти, натянуть на себя халаты и спуститься вниз. Мы сидим на полу в гостиной при свечах, пьём красное вино, не знаю, правда как называется, мне не до этого и едим всякие вкусности, приготовленные Глорией! Все просто шикарно.

— Джейми! — говорю я, немного расхрабрившись от потрясающе вкусного вина, подползая к нему, эротично виляя попкой. — Я не могу тебе ничего дать и подарить кроме себя! Поэтому в честь твоего дня рождения, я буду танцевать для тебя! Ох! — вдруг, вспоминаю я. — Небольшая проблема. Ты порвал последние мои трусики, когда мы были у родителей. Как же я буду танцевать? — спрашиваю я, уже сама у себя. — О! Где у тебя нижнее бельё? — гляжу на его довольную физиономию.

— Там! — показывает он куда-то наверх, тоже немного захмелев от вина, от любви, от страсти.

— Готовь сцену и музыку! — кричу ему, вбегая на второй этаж, в спальную. Из комода вытряхиваю всё бельё на кровать и подбираю «подходящий костюмчик». Натянув шорты — боксеры, и белую рубашку, я застегиваю её только на одну пуговицу. Щиплю щёки и губы, чтобы были покраснее. Взлохмачиваю волосы. Я готова!

Спустившись вниз, я вижу на полу горящие свечи, в виде большого круга, как сцена. Я беру стул, ставлю его на середину и исподлобья смотрю на Джейми. Он сидит на полу, облокотившись о диван, абсолютно голый. Это так возбуждает! Ох! Джейми ждёт представления, глядя на меня, сверкающими глазами. Я взмахиваю рукой, чтобы включал музыку. Поет Mylene Farmer «Degeneration». Сидя на стуле, я резко встаю и в такт музыке виляю бедрами, уперев руки в бока, поочередно разводя колени в стороны, поглаживаю их, одновременно глажу всю себя через рубашку. Повернувшись к нему спиной, я снова виляю сильно бедрами, затем левой ногой опираясь о спинку стула, я слегка приседаю вниз, вверх вниз, вверх, руки запускаю в волосы, эротично пульсируя, всем телом. Плавно опустив руки, наклоняюсь и, виляя ягодицами, снимаю постепенно с себя его трусы. Повернувшись, бросаю ему в лицо, затем сажусь на спинку стула, яростно раздвигая ногами, вожу пальчиком, дразня его, другой рукой страстно сжимаю грудь и, запрокинув голову назад, снова соблазняю его! Танец заканчивается и я снова, сажусь на стул. Звучит следующая композиция, The Rolling Stones «Love is Strong». Я снова начинаю двигаться в такт музыке, встав в профиль к Джейми, опираюсь одной ногой о спинку и, выгибаясь, верчу всем телом, раскачивая стул так, что, чуть не падаю! Удержав равновесие, я плавно соскакиваю со стула вперед и грациозно двигаясь, приближаюсь к Джейми, соблазнительно поглаживая себя, танцую для моего любимого! Следующая композиция The Rolling Stones «Jimping Jack Flash». Я подпрыгиваю, теребя свое тело, извиваюсь, выгибаюсь, и снова соблазняю Джейми!!!! Я уже устала, но не останавливаюсь, потому что мой «БОГ»- Джейми, музыку не выключает. Я вижу, как он, открыв рот от удовольствия, возбуждённый до предела, не сводит с меня страстных глаз. Следом звучит моя любимая Pink «Try» и я уже сама не в силах сдерживаться, перехожу в атаку!

Плавно раскачиваясь в такт мелодии, плача от счастья, я иду, виляя бедрами, к «тебе, Джейми!» Встав над ним, танцуя, я срываю с себя рубашку, приседая, развожу ноги и глажу своё тело, не отводя влюблённых глаз. Затем встаю к нему спиной и, снова изгибая всем телом, верчу бедрами, наклоняюсь и медленно веду пальчиками вверх к попке. Всё победа за мной! Он врывается в мою «красотку», губами и, не дав мне возможности опомниться, тянет к себе. Мы сливаемся вновь и вновь друг с другом, в безумии бешеной страсти. Громкие дикие стоны разносятся по всему дому, мы, достигаем вершины блаженства, полностью отключаясь от реальности.

Очнулась я, как всегда, уже в постели, солнышко высоко. Джейми рядом нет. Завернувшись в халат, одеваю его боксёр-шорты, так как своего белья не осталось. Позёвывая, я выхожу на балкон, чтобы насладиться прекрасным теплым утром. И что же я вижу? Джейми голышом, играет в гольф. Кроме сумки с клюшками у него больше ничего нет. Испуганно озираясь, я боюсь, что его могут заметить в таком виде, пытаюсь докричаться до него, но Джейми не слышит, он слишком далеко. Вдруг, заметив меня, он машет, чтобы я присоединялась к нему. Я мигом спускаюсь вниз, выскочив наружу, проношусь мимо бассейна и вприпрыжку, бегу к нему.

— Джейми, зачем ты голый, тебя же могут увидеть? — прыскаю я от смеха и одновременно смущаюсь.

— Детка! Во-первых, сейчас, кроме нас с тобой, здесь никого нет, во-вторых, даже если бы и были, мне плевать! Мне нечего скрывать! — улыбается он, разводя руки в стороны. — Иди ко мне! — Джеймс протягивает руки. Притянув меня за края халата к себе, улыбаясь, он развязывает пояс и скидывает халат на траву.

— Джейми, что ты делаешь? — смеюсь я и закрываю ладонью глаза, сгорая от стыда.

— Давай лучше я научу тебя, немного кидать шарик, — предлагает он, обходя и вставая сзади меня. — Ты в этих трусиках, такая секси… м-м-м-м-м. Бери клюшку, дорогая! Теперь, расставь слегка ножки, вот так, — Джейми обхватывает меня сзади, вкладывает клюшку в мои руки, зажимает крепко своими ладонями и говорит. — Вон смотри, там дырочка, здесь мячик. Прицелься, как следует. Расслабься. Ещё раз, прицел. Бей! — кричит он, отпуская мои руки. Я что есть силы, бью по шарику, он взмывает вверх, мы задираем головы и азартом наблюдаем за его полётом. Мячик приземляется в миллиметре от лунки и мы, охваченные азартом, подбегаем и ждём, когда же мячик упадёт в неё. Но он, как назло не падает. Подождав ещё полминуты, Джейми большим пальцем ноги подталкивает шарик в лунку и говорит: — Ну, наконец — то упал! Поздравляю, детка! Ты прирожденная гольфистка, практически как Девис Лора!

— Кто это? — спрашиваю я, одевая халат.

— О! Это уникальная английская гольфистка, она научилась играть, наблюдая за игрой профессионалов, — он улыбается, щиплет меня за попку, отчего я взвизгиваю.

— Хе-хе, ну мне до этого далеко. И ты мне фору дал! — тычу его пальцем, в живот. — Джейми, мне неудобно конечно просить тебя, но ты порвал все мои трусики, мне нужны новые, я не могу ходить без нижнего белья и одела твои на время, — показываю ему светлые боксер-шорты.

— А мне нравится! Только одна проблема, мои трусы неудобно будет срывать с твоей сладкой попки. Малышка никаких проблем! Тебе не надо просить, просто скажи и всё. Сейчас позавтракаем и съездим, купим всё, что тебе понравится, — Джемс подхватывает меня на руки и несёт в спальную.

Переодевшись, мы идем на кухню и, найдя в холодильнике разные вкусности, с удовольствием их поглощаем. Позавтракав, первым делом мы отправляемся в Беверли-Хиллс на Родео — Драйв. Остановившись у первого бутика, мы заходим и я, сразу ощущаю косые взгляды продавцов и покупателей. Это и не удивительно мы одеты как бомжи. Я в черной майке Джейми, которая мне на два размера велика и в своих потёртых джинсах без трусиков, «какой позор!», он в белой майке и потертых джинсовых шортах. Оглядевшись, Джейми, не обращая никакого внимания на любопытные взгляды, предлагает мне выбирать всё, что мне понравится. И тут началось… Он, не глядя на цены и практически не спрашивая меня, берёт всё, что ему кажется красивым. Я тоже стараюсь положить понравившиеся вещи, но при этом, не забываю смотреть на ценники. И всё же, Джейми, больше вошёл во вкус, чем я. Такое ощущение, что он решил скупить всё. Он заходит по очереди во все бутики и просто берёт всё, что ему предлагают. Нижнее бельё выбирает сам. Столько белья и одежды у меня ещё не было никогда. Он купил несколько очень откровенных комплектов, отчего я краснею перед продавцами. Затем мы отправились в район Мелроуз — авеню, Остановившись в западной части на Мелроуз — Хайтс, Джейми с ещё большим азартом начал скупать всё, что ему нравилось. Я уже не сопротивлялась, а просто мечтала вернуться домой и просто надеть трусы. Мы накупили столько, что даже пришлось заказывать отдельную доставку. Да! Этот шопинг я запомню надолго! Теперь дом завален пакетами и я, долго, ищу в них трусики.

— Джейми, нам ведь пора возвращаться, мне завтра на работу! — вдруг вспоминаю я, начиная волноваться.

— Давай, ты позвонишь и предупредишь, что день пропустишь? Мне так не хочется уезжать. Ну, пожалуйста! — такой умоляющий взгляд, как тут устоять.

— Ладно, уговорил, — я, подхожу и целую его. Звоню Эйприл и говорю ей, что задержусь по делам на один день, прошу взять моих учеников себе. Поболтав с ней ещё о том, о, сём, мы прощаемся.

Переодевшись в купальник, купленный мне в одном из бутиков, мы выходим к бассейну и проводим у него весь оставшийся день, уплетая разные деликатесы, пьём шампанское и занимаемся любовью!

— Хелен, ты до сих пор не сказала, ты выйдешь за меня или….? Но учти, что других ответов я не приму! — Джейми улыбается, но при этом говорит совершенно серьёзно.

— Джейми, конечно я согласна. Но ты пойми, надо немного подождать, не нужно торопиться, — мне, если честно страшно, не знаю почему, но это такой ответственный шаг.

— Хелен я готов, конечно, ждать сколько угодно, но не понимаю, чего ты боишься? Всё просто, я люблю тебя, ты любишь меня! — он разводит руками.

Я прыгаю в бассейн, чтобы больше не говорить на эту тему. Вся проблема в том, что он не хочет детей. Я тоже умею упрямиться. Джейми больше не вспоминает наш разговор, остаток дня мы проводим очень весело, а ночь ещё веселее, так, что на следующий утро я еле проснулась. Глория, накормив нас завтраком, прощается с нами и мы, едем в аэропорт. Часть покупок нам доставят отдельным самолётом, часть, мы оставили дома. Наш с Джейми дом! Поверить невозможно, это, наверное, сон! Ну и пусть сон, и пусть он никогда не кончается.

Мы летим снова в Нью-Йорк. Прилетаем с Джеймсом в Нью-Йорк поздно вечером, уставшие и одновременно счастливые. В аэропорту нас встречает Боб, как всегда подтянутый и бодрый, просто удивительно!

— Добрый вечер сэр, мисс Рид, — улыбаясь, приветствует он, укладывая кучу пакетов с покупками.

— Добрый вечер, — говорим мы одновременно с Джейми, улыбаясь ему в ответ. Сидя в машине, мы крепко держим, друг друга за руки и обсуждаем планы на завтра. Припарковав машину, Боб открывает дверь Джеймсу, помогает мне выйти из машины и поднимает наши вещи, оставляя их в холле. Выслушав, дальнейшие указания от босса и пожелав приятного вечера, он удаляется. Я иду в спальную, развешиваю и раскладываю вещи, пока Джейми работает в кабинете. Уставшая, я решаю подождать его в постели и не замечаю, как засыпаю.

На следующий день, проснувшись довольно рано утром, я чувствую себя вполне бодрой и отдохнувшей. Джейми спит рядом, навалившись, он крепко обнимает меня ногой и сжимает ладонью мою грудь. Улыбнувшись, я нежно его целую, отчего он, просыпается. Немного поласкавшись, мы принимаем душ и занимаемся любовью, забывая, что впереди рабочий день. Опомнившись, мы быстро вылезаем и, накинув халаты, наперегонки бежим в столовую, где миссис Браун уже приготовила нам завтрак. Улыбаясь, она выходит, чтобы не мешать. Позавтракав, мы идём одеваться. По привычке, я одеваю, свои любимые джинсы, кеды и майку с логотипом «Kings of Leon», но Джейми уговаривает меня одеть, короткое облегающее желтое платье, с низким вырезом. Это совсем не привычно для меня, но чтобы доставить удовольствие любимому мужчине, я соглашаюсь. На ноги одеваю, голубые шпильки. Он одет в деловой серый костюм, белую рубашку, галстук в тон и чёрные ботинки. Вдруг Джейми, подходит ко мне и, встав на одно колено, вынимает из кармана пиджака, маленькую коробочку и протягивает мне. Открыв её, я вижу удивительной красоты кольцо с голубым и белым бриллиантами, в виде переплетённых сердец.

— Хелен! Я официально делаю тебе предложение и прошу стать моей женой! Я понимаю, что тороплю события, но если ты не согласишься, я просто сойду с ума. Умоляю, выходи за меня! — он смотрит в мои глаза, едва сдерживая эмоции. Плача от любви и счастья, я тоже встаю на колени. Мы заключаем друг друга в страстные объятия и обуреваемые любовью, ненасытным желанием и страстью, жадно целуемся. Джейми залезает под подол платья и, страстно сжимая ладонями мой зад, заставляет меня вибрировать в его руках, всем телом.

— Джейми, конечно я согласна, по-другому и быть не может. Но со свадьбой давай не будем спешить? — оторвавшись от поцелуя, я умоляю его взглядом, надеясь, что он не откажет мне, в таком пустяке.

— Хорошо детка, уговорила, — нехотя соглашается он, спустя какое-то время и, не сводя влюблённого взгляда, одевает кольцо на мой палец. — Я люблю, тебя малышка, — он снова впивается в мои губы, жадно посасывая и покусывая их.

— Я тоже люблю тебя! Джейми, нам пора на работу и у меня есть небольшая проблема. Как я буду выглядеть в таком наряде и со спортивной сумкой на плече, когда приду на работу, ты не подумал? — смеюсь я, стараясь отвлечь его и себя от возбуждения, нахлынувшего на нас.

— Малышка, для этого есть я. Не переживай, — он берёт мою сумку и мы весёлые, спускаемся вниз. Навстречу нам поднимается миссис Браун, мы благодарим её за завтрак и она, улыбаясь, желает нам удачного дня.

Боб отвозит нас на работу. Остановившись около студии, он открывает мне дверь, помогая выйти из машины:

— Прошу Вас, мисс Рид.

— Спасибо, — благодарю его.

— Боб, я сам провожу мисс Рид, — вылезая из машины, говорит Джеймс.

— Да, сэр, — вежливо отвечает Боб, отдает ему сумку и снова садится в машину, ожидая дальнейших распоряжений.

Обнявшись, мы направляемся в студию, где я под восхищенный возгласы ребят, вижу вышедших, впервые после аварии Эйприл и Генри.

— Эйприл! Генри! Ну, наконец-то! Как я рада вас видеть! — кричу я и мы радостные, обнимаемся.

— Привет Хелен, дорогая моя подружка! Я тоже, так по тебе соскучилась! Ты потрясающе выглядишь! А это твой загадочный мистер Эдвардс? Она с восхищением смотрит на моего Джеймса, отчего у меня внутри начинают щёлкать ревностные искорки. Но с другой стороны, не восхищаться Джейми, невозможно. Он потрясающе красивый, с этим придётся смириться и с тем, что все женщины реагируют и будут, реагировать, примерно так же, как Эйприл. И я сразу вспоминаю продавщиц из бутиков в Лос-Анджелесе, в Беверли-Хиллс и в театре, когда на него пялились, разные красотки и оценивающе, с завистью и лёгким презрением смотрели на меня.

— Да, познакомьтесь друзья, это Джеймс Эдвардс, мой жених, — знакомлю ребят и Джейми. Я одновременно смущённа и горда моим любимым мужчиной.

— Джеймс это Эйприл, Генри, Томас и Зои, — я замечаю, что Джейми не сводит влюблённого взгляда с меня, практически не обращая внимания на них.

— Приятно познакомиться, — вежливо отвечает он, поочерёдно здороваясь со всеми за руку. Хелен, мне уже пора, не могла бы ты на минутку выйти со мной, — он берёт меня за руку и выводит из класса. — Помни, что я говорил про мужчин. Не подпускай никого к себе, иначе…

— Эй, эй, ковбой! Видишь, что у меня на пальце?! Я уже практически замужняя женщина и принадлежу только одному мужчине, которого безумно люблю и не надо мне тут говорить разные непристойности, — я смеюсь и целую его, стараясь утихомирить его ревность.

— Извини, я борюсь с ревностью, но, не всегда, получается, сдерживаться, — извиняется он. Обнявшись, мы прощаемся до вечера и я, возвращаюсь в класс. До занятий остаётся минут двадцать, поэтому можно немного поболтать с Эйприл.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашиваю я у неё, участливо заглядывая в глаза.

— Немного плечо побаливает, а так в целом неплохо! Хелен, спасибо тебе ещё раз за то, что ты выручила меня! — благодарит она и целует меня в щёчку.

— Не за что. Тем более это я должна тебя благодарить, я тебе уже говорила, об этом. Ведь, если бы не твой контракт и уж извини меня, не ДТП, то я бы не познакомилась с Джейми! — я прижимаю руки к груди и, закрыв глаза, представляю его образ перед собой.

— Надо сегодня отметить, наше возвращение! — сверкая глазами, восклицает Эйприл.

— Отличная идея! — соглашаюсь я, но тут же осекаюсь, — Ой! А я не смогу пойти с вами! Сегодня мы с Джейми отправляемся на футбол в Лондон. Представляешь?! В Лондон и на футбол?! Я ни разу не была на футболе. Но Джейми нравится и я должна быть рядом.

— Ничего, себе! Я хоть и не завистливая, а тебе, если честно немного завидую. Такого красавца отхватила. Вот это мужик! Хелен! Ты такая счастливая! — она снова обнимает меня и целует. — Тогда давай завтра посидим где-нибудь?

— Эйприл, завтра я тоже не смогу, завтра мы идем на концерт «Kings of Leon»! Ты же знаешь, как я давно хотела сходить на их концерт. Слушай, не обижайся, но у нас, если честно, всё расписано чуть ни на полгода вперёд, — извиняясь, я смотрю на неё и улыбаюсь не в силах оставаться серьёзной.

— Ладно! Тогда закажем колу и пиццу! Отметим в перерыве на обед! — она звонит и делает заказ.

— Эйприл! Я хотела тебя ещё попросить кое о чем? — мне неловко, но Джейми очень меня просил. — Ты, не будешь возражать, если я, сокращу свой рабочий день на три часа, чтобы мы с ним везде успевали? Сама понимаешь! Как я могу ему отказать? — я смотрю на неё вопросительно.

Хелен! Конечно! Без вопросов! Тем более, когда он просит! — она, подмигивает, щекоча мне живот.

Через два часа нам приносят пиццу, колу и мы всей нашей дружной командой, празднуем возвращение Эйприл и Генри. День пролетает незаметно. От вибрирующего весь день телефона, я к вечеру чувствую себя уже такой возбужденной, что не знаю, как дождаться вечера, когда закончатся последние занятия и я, встречусь с Джейми. И вот он, долгожданный момент. Проводив последнюю пару, я прощаюсь с ребятами и, выбежав на улицу, не сразу замечаю машину. Обернувшись на сигналящие фары, я наконец-то вижу своё божество, выходящее из машины. Он идёт и улыбается мне улыбкой, великого соблазнителя. Он уже успел переодеться. На нём черные обтягивающие джинсы и белоснежная рубашка.

— Привет, сладенькая моя, — он нежно целует меня, заключая в страстные объятия.

— Привет, я не знала, как дождаться вечера и, я уже возбуждена до предела от вибрирующего целый день телефона, — хихикаю я, сжимая его «друга». Я чувствую наше нарастающее возбуждение.

— Хелен, детка, если ты не остановишься, то придётся заняться любовью прямо здесь у всех на глазах. Ты хочешь этого? — коварно улыбаясь, спрашивает он.

— О Боже! Нет, конечно, только не здесь, — снова хихикаю я.

— Хелен, как ты смотришь на то, если мы в честь нашей помолвки посидим где-нибудь?

— С удовольствием! Только мне бы хотелось принять душ и переодеться.

— Окей детка! Тогда вперёд, не будем терять время, — и мы счастливые садимся в машину, Заехав домой, я быстро, принимаю душ. Джейми терпеливо ждет меня в гостиной. Когда я выхожу из ванной, то вижу на кровати черное платье, в котором я была в театре и блестящие босоножки на шпильке. Рядом с платьем замечаю, потрясающей красоты платиновую подвеску с кулоном в виде сердечка из белых бриллиантов и в центре тоже маленькое сердечко с красными бриллиантами. Боже, какая красота! Но зачем мне всё это? Надев наряд на себя, я решаю отказаться от дорогого украшения. Подкрашиваю глазки, щиплю щёки, губы крашу ярко красной помадой и немного любимого парфюма. Я готова.

Глава 21

— Милый извини, но это слишком дорогое украшение, я не могу его принять. Вдруг я его потеряю? — я отдаю подвеску Джейми и он, молча, забирает её у меня и пару секунд, сдвинув брови, что-то обдумывает.

— Вот теперь она на месте, — говорит он, одевая, на меня подвеску. — Хелен, это фамильное украшение и оно теперь твоё. И, пожалуйста, больше никаких возражений, — я принимаю украшение и улыбаюсь, не в силах сопротивляться, любимому человеку. — Поехали, я хочу показать тебе одно местечко. Тебе понравится, — обнявшись, мы спускаемся на парковку, Боб помогает нам сесть в машину, запрыгивает сам и мы, едем снова неизвестно куда.

— Куда мы направляемся? — спрашиваю я.

— Малышка, пусть это тоже будет сюрпризом, о, кей? — Джейми нежно целует меня, отчего я расслабляюсь и, доверившись ему, как всегда, замолкаю, в предвкушении чего-то необычного.

— Джейми, мы что, в «Copacabana» заглянем? — я удивлённо и с восхищением смотрю на него.

— Да Хелен, мне захотелось провести этот вечер именно здесь. Только, есть один нюанс. С нами будут ещё несколько друзей с подружками. Надеюсь, ты не возражаешь? — серьёзно взглянув в мои глаза, Джейми ждал положительного ответа.

— Не знаю Джейми. Я думала, что мы будем только вдвоём. Зачем ты позвал друзей, да ещё с подружками? — недоумеваю я и, плюс у меня закрадывается какое-то беспокойство по этому поводу.

— Помнишь, я говорил тебе о Гарри, который устроил для меня мальчишник? Ну вот, должен же я был, как-то отблагодарить его. Он с удовольствием согласился, потом, к нам решили присоединиться ещё пара приятелей. Хелен, если эта идея тебе не по душе, я, немедленно всё отменю и мы, насладимся этим вечером вдвоём? Решать тебе, — он говорит весело, но в глазах я вижу небольшое разочарование.

— Нет Джейми, не надо ничего отменять, пусть будут твои друзья с подружками и пусть они разделят нашу радость с нами, — я тоже стараюсь говорить весело, но нарастающее волнение дрожью в голосе, выдает меня. Мы выходим из машины и направляемся в клуб. Внутри потрясающая обстановка, играет латиноамериканская музыка, очень много посетителей, то тут, то там снуют официантки, некоторые из людей танцуют. К нам подходит красивая официантка, похожая на Сальму Хаек и приглашает уже за заказанный Джейми, столик. Здесь уже собрались все его друзья с подружками. Увидев нас, они встают и радостно нас приветствуют. Мельком бросив по очереди на всех взгляд, замечаю, что мужчины смотрят на меня с интересом, оценивающе. Девушки смотрят с завистью и лёгким пренебрежением, не смотря на их приторные улыбки. Я чувствую себя не в своей тарелке. Джеймс знакомит меня с первой парой.

— Хелен познакомься это тот самый Гарри, благодаря которому мы с тобой встретились, — я узнаю толстяка, с которым Джеймс, сидел, развалившись на диване в клубе и, киваю ему в знак приветствия. Он тоже слегка кивает мне, одаривая меня дружелюбной улыбкой, но от этого мне не легче. — А это его жена Мелани, — она тоже улыбается мне. Но скрыть своего пренебрежения ко мне, типа «ты совсем не подходишь для нашего общества. Ты всего лишь заурядная танцовщица. Помни об этом детка!» у неё не получается. Ну и плевать, мне всё равно, я стараюсь не обращать внимания. Знакомлюсь со следующей парой. — Это Алекс и Бренда, — они, тоже улыбаясь, кивают и ведут уже себя не с такой напыщенностью, как первая парочка. — Ларри и Брук, представляет Джеймс, последнюю пару и я отвечаю им взаимной доброжелательной улыбкой, потому что именно они мне кажутся искренними, не смотря на их положение. Мы садимся и немного, поговорив, на общие темы, начинаем выслушивать тосты в честь нашей помолвки. После каждого тоста, чокаясь, мы вкушаем прекрасное шампанское, целуемся и я, немного расслабившись, уже чувствую себя более уверенной, но ещё больше захмелевшей. Я ловко поддерживаю разговор с его друзьями, стараюсь быть очень весёлой и остроумной.

После того как все произнесли тосты, мы разговариваем кто о чём. Рядом со мной сидит Брук, мы мило беседуем с ней. Вдруг она спрашивает:

— Извини за нескромный вопрос, а ты действительно инструктор по танцам и умеешь танцевать стрип-данс? Когда мне Ларри рассказал, я поняла, что это шанс для меня. Дело в том, что я очень давно хочу научиться танцевать, хоть как-нибудь, но стесняюсь признаться в этом даже ему, боюсь, что он не правильно поймёт. А тут такая удача. Извини ещё раз, но не могла бы ты в свободное время научить меня хот немного танцу? — она с таким пылом прошептала мне это на ухо, что я с радостью сразу ответила согласием.

— Конечно Брук, без проблем, я посмотрю, когда буду свободна и мы с тобой, договоримся через Ларри и Джеймса, — я улыбаюсь и она благодарно, сжимает мою руку.

— О чём шепчитесь девочки? — спрашивает меня Джеймс.

— Да так, о своём о, девичьем, — кокетливо отвечаю я, загадочно улыбаясь.

— А, тогда понятно, — он тоже улыбается. Нежно поцеловав меня, Джейми отворачивается и продолжает разговор с Гарри, Мелани, Алексом, Брендой и Ларри, о взаимосвязи бизнеса и политики. Вечер продолжается и мы, решив немного расслабиться, идём на танцпол. Обнявшись, мы крепко прижимаемся друг к другу и медленно ведём в танце, не обращая внимания на то, что звучит зажигательная мелодия. Я чувствую его возбуждение и то, как его горячая плоть рвётся наружу. Его желание передается мне, я ещё теснее прижимаюсь к нему, запустив руки в его шелковистые и такие непослушные волосы.

— Джейми, музыка быстрая, мы не совсем правильно танцуем, — хихикаю я.

— Хелен, я люблю тебя и так сильно хочу, что еле сдерживаюсь. Пойдём, со мной, — он берёт меня за руку и ведёт в женский туалет.

— Ты что, сбрендил? А если сюда зайдут? — я, густо краснею, зажимая рот от смеха.

— Плевать, — с этими словами он затаскивает меня в кабинку, прижимает к стене и, не сводя с меня глаз, облизывает языком пересохший рот, впивается в мои губы жадным поцелуем, отчего я взвизгиваю, стаскивает с меня трусики, расстегивает ширинку и, подхватив меня на руки, врывается, двигаясь быстро, мощно, не давая мне вздохнуть. Мы стонем, не замечая ничего вокруг. Достигнув сладостного оргазма, мы делаем ещё один мощный толчок навстречу друг другу и растворяемся, получив наивысшее блаженство. Отдышавшись, поправляем одежду и, выйдя из кабинки, удивляемся тому, что до сих пор никто не зашёл. Выйдя из «кабинета», мы видим как Гарри, сдерживает несколько девушек, вежливо объясняя, что он на некоторое время занят. Улыбнувшись друг другу, мы подходим и благодарим его за поддержку. Он смотрит на нас осуждающе и в тоже время смеётся вместе с нами. Возвратившись к нашему столику Джейми, начинает что-то обсуждать с Гарри, я отворачиваюсь и слушаю музыку, но через какое-то время, не знаю почему, прислушиваюсь к их разговору и понимаю, что они говорят обо мне.

— Джеймс, ты уверен, что правильно поступаешь? Подумай ещё раз и не торопи события. Зачем тебе она? С ней, у тебя нет никаких перспектив. Толи дело Эмма! Какая женщина, какое тело! Её красота, манера одеваться, то, как она умеет подать себя в обществе! Она просто восхитительна! Да и состояние её папаши тоже не маленькое! А Хелен, да, миловидная девушка, но не более. Я если честно удивился, узнав, что ты разорвал помолвку из-за неё. Подумай ещё раз, очень прошу. Я уже не рад, что заставил тебя тогда идти на эту дурацкую вечеринку, плюс у меня на следующий день был скандал с Мелани, — он качает головой косо, поглядывая на меня.

— Гарри, я счастлив как никогда и менять ничего не хочу! А ты давай не упускай свой шанс, бросай Аманду и переключайся на Эмму. Я думаю Мелани против Эммы, возражать не станет, тем более они подружки. А Эмме, все равно с кем перепихиваться, — по-дружески отвечает Джеймс, но в его голосе я слышу стальные нотки. Он взбешён, это очевидно.

Я тоже зла на Гарри. Какое ему нахрен дело до нас? Не придумав, ничего более оригинального, я встаю и, не говоря ни слова, иду к ди-джею. Танцующие парочки, удивлённо, оглядываются на меня, когда Марко, так зовут ди-джея, объявляет, что я хочу исполнить танец в честь своего жениха. Вокруг меня образовывается круг из зрителей. Я стою в центре и вижу, как ко мне из толпы выходит Джеймс, лукаво и в тоже время с восхищением, глядя на меня. Он подходит очень близко, нежно обнимает меня за талию, я кладу голову на его грудь и, щёлкнув пальцем, даю команду включать музыку. Звучит AC/DC «Hard As A Rock». Оттолкнувшись от Джейми, я отбегаю на несколько шагов и, широко расставив ноги, яростно виляю бёдрами, не отводя от него взгляда, руки запускаю в волосы и двигаю всем телом в такт музыке. Затем медленно опускаю руки на груди, не забывая, вилять бедрами и медленно веду ими вниз, облизываю губы и неторопливо приседая, развожу колени, слегка их поглаживая. Я вижу жаркий и такой желанный взгляд Джейми, а большего, мне и не надо. Резко выпрямившись, я отворачиваюсь от него и, повернувшись к толпе, чеканя каждым шагом и эротично виляя бёдрами, иду по кругу, слегка задевая впереди стоящих людей. Я посылаю всем воздушные поцелуи и замечаю восхищённые взгляды, бросаемые на меня, не зависимо от пола. Они хлопают мне и я благодарная им всем, воодушевившись поддержкой, снова поворачиваюсь и иду к своему любимому, виляя бедрами, снова чеканю шаг, положив руки на бёдра. Подойдя очень близко к Джейми, я встаю спиной к нему и, уткнувшись попкой в его «друга» эротично ею верчу, слегка толкаясь в него. Я не верю своей смелости, может я лишнего выпила и оттого стала такой смелой или я решила доказать его другу, что я нисколько не хуже Эммы, а может даже лучше. И Джейми я люблю не из-за денег и его положения в обществе, а просто потому, что люблю. У нас с ним взаимное притяжение! Приведя его «друга» в боевую готовность, я снова поворачиваюсь к нему, страстно целую, он тоже в порыве страсти, наклоняет меня и жадно, посасывая, мои губы, сильно сжимает согнутую в колене ногу. Мы возвращаемся в начальное положение, я вырываюсь из его объятий, отталкиваюсь, руки кладу на бёдра и снова иду к зрителям, чеканя шаг, совершая второй круг почёта. От восторга нам свистит весь зал, музыка звучит громче и под общие аплодисменты, подпрыгивая, я снова кружусь и кружусь по кругу. Подойдя снова, к Джейми я кладу голову ему на грудь и, музыка заканчивается.

— Хелен, детка сегодня ты превзошла саму себя. Я люблю тебя, — Джейми взяв моё лицо в свои ладони, нежно целует меня у всех на глазах и мы, счастливые, под общие аплодисменты, возвращаемся к нашему столику. Наши друзья тоже стоя аплодируют нам. Теперь у Гарри, уж точно не будет повода отговаривать Джейми.

— Джеймс, Хелена, мы ещё раз, поднимаем эти бокалы за вас и за то удовольствие, которое вы нам доставили! — произносит Гарри и залпом выпивает шампанское. Все поддерживают его тост и Джейми, победно поглядывает на него, как бы намекая, «разве можно сравнивать Эмму и мою Хелену?» Мне конечно приятно, что я смогла утереть нос этому снобу. Вечер подходит к концу, мы решаем с Джейми, что пора ехать домой. Ещё раз, договорившись с Брук созвониться, мы попрощаемся с друзьями Джейми и уезжаем, оставляя друзей, веселиться дальше. Вот уж, наверное, они вдоволь посплетничают теперь о моей вульгарной выходке. Но мне, если честно всё равно!

— Малышка, а ты смогла утереть нос Гарри! Думаю, впредь у него не возникнет желания, отговаривать меня и давать ненужные советы, — он смеётся, крепко сжимая меня в объятиях.

— Да, я хотела, охладить пыл этого сноба и у меня это получилось. Но не слишком ли я была вульгарна? — мне уже стыдно, за такую откровенную манеру танца.

— Нет, Хелен, ты была восхитительна! Пусть все завидуют нам! Кстати, сегодня я звонил материи и сообщил, что мы с тобой помолвлены. Она очень обрадовалась, даже заплакала. Передавала тебе привет. Хотела пригласить нас, чтобы отметить это событие, но я сказал, что ты со свадьбой не хочешь торопиться и отпраздновать мы, всегда успеем.

— Спасибо! — я действительно не готова пока ко всяким отмечаниям. Я ведь даже маме ещё ничего не сказала. Мне хватило и сегодняшнего вечера. Мы снова целуемся и, добравшись до дома, с удовольствием принимаем ванную. Уже лёжа в постели, я рассказываю о том, что Брук хочет научиться танцевать и я, с радостью согласилась ей помочь.

— Джейми ты не против, дать её номер телефона? — спрашиваю я, лёжа на нём и поглаживая волоски на груди.

— Конечно, любимая, нет проблем, — с удовольствием соглашается Джейми и с нежностью прижимает меня к себе.

Мы забываемся в объятиях друг друга, восхитительно занимаемся любовью и счастливые погружаемся в сладостный сон. На следующее утро, рано проснувшись и приведя себя в порядок, мы завтракаем. Поблагодарив миссис Браун, желаем друг другу удачного дня и спешим каждый на свою работу. В свободное время между занятиями мы встречаемся с Брук, я учу её танцевать, у неё неплохо, получается, смею заметить. Она очень способная, схватывает, как говорится всё на лету.

Глава 22

Дни пролетают незаметно. Я часто звоню Маргарет, мы подолгу болтаем и я каждый раз обещаю, что скоро мы с Джейми, заедем к ней в гости. Не удержавшись однажды, я всё-таки рассказываю ей, о том, что мы с Джеймсом помолвлены. Она сначала охала, не веря в такое счастье. Потом долго плакала, радуясь за нас, даже упрекала меня, почему я сразу ей не сообщила, а я только отшучивалась, сама до конца не веря, что всё произошедшее со мной за последнее время, случилось именно со мной, что я каждый день купаюсь в счастье, ничего особенного для этого не делая.

Однажды мы с Джеймсом отправились на футбол. Когда в первый раз я оказалась на стадионе «Etihad Stadium», я настолько сильно была удивлена грандиозностью сооружения, его красотой и вместимостью, что словами не передать. Стадион быстро заполнился болельщиками Манчестера и Ливерпуля. Игра началась. Я поначалу скучала, но постепенно азарт игры и болельщиков передался и мне и мы вместе с Джейми очень переживали за ходом игры. После первого забитого гола, мы радовались как дети и целовались так страстно, что на нас даже стали заглядываться. После второго гола, болельщики начали петь гимн Манчестера «Blue Moon» и мы с Джейми, счастливые подхватив его, пели вместе с болельщиками. А когда Ливерпуль забил гол, то противоположная сторона болельщиков стала петь гимн Ливерпуля «You,ll never walk alone». В той игре, победила наша команда и мы, очень весело это отметили. Я стала, настоящей фанаткой футбола. Джейми очень любит футбол, теперь его люблю и я. Мы такие страстные болельщики, что после каждого проигрыша нашей любимой команды, Манчестер — Сити, мы устраиваем офигительный траха после победы, супер — офигительный трах! Очень часто мы летаем в Лас — Вегас, на боксёрские бои. Мне сначала было не по себе, смотреть как взрослые сильные мужики, молотят друг друга по физиономиям. Но благодаря Джейми, я быстро приобщилась к боксу и теперь очень переживаю за того или иного боксера. Перед каждой встречей, мы спорим с ним, кто победит. Конечно, я всегда проигрываю и… ну вы сами понимаете, на что мы спорим…., аж, искры из глаз летят. Также мы находим время и выбираемся на концерты наших любимых исполнителей. Мы были на концертах-Pink, U2, King of Leon, Guns N, Roses, AC/DC, Mulene Farmer и т. д., всех не перечислишь. Это просто фантастика!!! Представляете! Я даже на джазовые и свинговые концерты стала ходить. Мне нравится. Какой мы ловим драйв, во время всех концертов. Конечно, можно подумать, откуда взять столько сил, на всё это? Но поверьте, когда вы влюблены и счастливы, то не замечаешь ни времени, ни усталости.

В один прекрасный день мы с Джейми отправились на приём, организованный им и Митчеллом в честь их сотрудничества, и в честь пятилетнего юбилея компании Джейми. Я очень волнуюсь, ведь я первый раз попаду на такое мероприятие. Долго выбираю, что одеть и, не придумав, ничего оригинального, одеваю длинное черное ажурное платье, с низким вырезом спереди и сзади. И дополнение к платью, восхитительное платиновое ожерелье с алмазами желтого, голубого, красного цветов, подаренное мне Джейми. Высокие открытые блестящие шпильки, прекрасно гармонируют со всем нарядом. Подкрашиваю губы и глазки, прыскаю любимым Диором — удивительный аромат! Щиплю щёки и спускаюсь вниз, где меня ждёт мой любимый.

— Хелен….! — только смог сказать Джейми. — Ты такая,… такая, восхитительная! Распусти, пожалуйста, волосы. Такую красоту нельзя прятать, — просит он. Я до сих пор краснею от его комплиментов.

— Джейми, я обычная. Не смущай меня, пойдем. А то вместо приёма, нам придётся отправиться в спальную, — кокетливо отвечаю я.

— Я не против! — восклицает Джейми, подхватывает меня на руки и несёт в спальную. Я визжу и смеюсь. Всё происходит очень быстро и нежно.

Удовлетворённые, мы отправляемся на приём. Я с обожанием смотрю на Джейми. Он в чёрном смокинге, белоснежной рубашке, черная бабочка, черные ботинки. Волосы аккуратно причесаны и уложены мягкой волной, его манящий аромат, перемешанный с ароматом парфюма от Пако Рабана «1 млн», меня сводит с ума, мягкая щетина и усы, вновь пробуждают самые смелые желания.

Машина плавно, выруливает на центральную улицу, мы отправляемся в «Waldorf Astoria». Пока мы едем, я ни с того, ни с сего, вдруг подумала, что со дня нашего знакомства, ни разу не получила от него, даже самого простенького цветочка. Я надула губы. Ни разу не подарил мне цветов. Ни разу!

— Почему моя малышка надула губки? — он нежно целует меня.

— Ты ни разу не подарил мне ни одного цветочка, даже самого простого! — я, как капризный ребёнок.

— Хелен, тебе это так важно? — он удивлённо смотрит на меня.

— Да важно! Представь себе! Как любой женщине, мне приятно получать цветы! — я хмурю брови.

— Не вопрос детка! Мы исправим эту ситуацию, доверься мне! — он многозначительно смотрит на меня и загадочно улыбается.

— Жду с нетерпением! — я сменяю обиду, на милость.

— Хелен! Сейчас мы выйдем, не пугайся фотографов, ладно? Они конечно надоедливые, иногда бесцеремонно ведут себя, но это их хлеб, поэтому приходится быть терпеливым, — заглядывая в мои глаза, он нежно поглаживает мою ладонь.

— Хорошо Джейми, я постараюсь, — «надо низко опустить голову и не смотреть на фотографов», — убеждаю я себя.

Выходим и нас, облепляют десятки вспышек фотоаппаратов. Наклонив немного головы, мы идем внутрь огромного отеля. Вдруг один из фотографов, громко окликает Джейми и мы оба одновременно, повернув головы в его сторону, попадаем под сотню щелкающих кадров фотоаппарата. Всё-таки я засветилась! Теперь появлюсь в какой-нибудь газете или журнале. Этого мне ещё не хватало! Вот к чему приводит, общение с богатыми и знаменитыми.

Мы входим в огромный заполненный светом, шикарный зал. Я так волнуюсь, что у меня, потеют ладони и появляется лёгкая дрожь в коленях:

— Джейми, я очень волнуюсь, может, я лучше в машине тебя подожду? — спрашиваю я.

Он берёт меня за руку и ведёт к окну. Мы встаём так, что из-за его широкой спины, гостям не видно, чем мы занимаемся. Прижав меня к стене, он нежно сжимает мой зад и шепчет на ушко:

— Расслабься малышка! Здесь собрались обычные люди, только более напыщенные. Теперь мы будем часто ходить на подобные вечеринки, тебе придётся привыкнуть к этому. Я с тобой, милая, — и он, нежно ласкает ладонью мою щеку, затем указательным пальцем щекочет мне шею, опускается всё ниже, ещё ниже, пока не засовывает палец мне под платье, нежно теребя мой сосок. Хелен! Я так хочу тебя, ты такая сладкая, так пахнешь, твоя грудь такая упругая и желанная. Твоя попка, манит меня, я бы с удовольствием сейчас её покусал, — и он нежно целует меня в губы.

Я краснею и одновременно возбуждаюсь от его слов, от таких чувственных прикосновений, от его запаха.

— Джейми! Прекрати меня соблазнять, я уже вся мокрая и тоже безумно хочу тебя, — и я хватаю его член, сжимаю так сильно, что он тихо стонет. Да я тоже могу довести до исступления. Вдруг краем глаза вижу, что к нам идёт какой-то мужчина.

— Джейми, к нам идут, — я мгновенно отпускаю руку и отворачиваюсь к стене, чтобы мужчина, идущий к нам, не видел моих возбужденных глаз и раскрасневшихся щёк.

— Добрый вечер Джеймс! — он подходит к нам и Джейми вынужден отстраниться от меня. — Представь меня своей прекрасной даме! — просит он. Мне приходится повернуться к нему и вежливо улыбнуться.

Это мужчина лет шестидесяти, седые волосы гладко зачёсаны назад, у него правильные черты лица, В молодости немало девушек, наверное, покорил? Он подтянут, и выглядит безупречно в черном смокинге.

— Добрый вечер Ричард! — обнимает его в ответ Джейми. — Разреши представить тебе Хелен Эдвардс, мою жену! — представляет меня Джейми, и я удивлённо смотрю на него. — Хелен, разреши тебя познакомить с Ричардом Митчеллом, моим партнёром по бизнесу и моим лучшим другом.

— Добрый вечер миссис Эдвардс! — целуя руку, он очень внимательно, смотрит на меня и загадочно улыбается.

— Добрый вечер мистер Митчелл, очень приятно! — вежливо лепечу я, мне неловко.

— А старика Митчелла не пригласили на свадьбу? Ну да ладно, я всё понимаю, — обращается он к Джейми. — Да Джеймс ты был прав, ты сделал правильный выбор, впрочем, как и всегда, — шепчет он ему на ухо, но я всё-таки это услышала. — Нам скоро выступать, пойдём кое-что надо обсудить, — уже громко обращается он к Джейми.

Джеймс отводит меня за наш стол, где сидят незнакомые мне люди, в том числе и Эмма Митчелл. Боже! Только этого мне ни хватало. Я густо краснею и отворачиваюсь, чтобы не встретиться с ней взглядом. Он знакомит меня по очереди со всеми, сидящими за столом, кроме неё и, поцеловав в щёчку, уходит.

Пока Джейми отсутствует, я наблюдаю за пришедшими сюда людьми. Некоторые оживленно беседуют, обсуждая разные мировые проблемы, другие перешёптываются, косо поглядывая на меня, некоторые нежно воркуют, так же как и мы, остальные просто сидят и как я наблюдают за другими. Вдруг, ко мне подсаживается Эмма и приторно сладким голосом говорит:

— Добрый вечер! — она элегантно закидывает ногу на ногу. — Вас ведь Хелен зовут, так? Я Эмма Митчелл, приятно познакомиться, — и она подает мне холёную руку, на которой до сих пор одето помолвочное кольцо. Вот стерва! Она специально подала мне эту руку, мол, вот видишь, ничего ещё не закончено, он всё равно мой!

— Да, меня зовут Хелена. Мне тоже, очень приятно, — вру я и подаю туже руку, на котором тоже одето кольцо, подаренное Джеймсом.

— Послушайте Хелен. Давайте не будем враждовать и всё забудем?! — она манерно подпирает ладонью подбородок, хлопая сильно накрашенными ресницами. — Что было, то было. Наши с Джейми отношения, никогда не были стабильными и ровными. Я поняла, что бессмысленно его удерживать. Давайте будем друзьями? Тем более мой отец и Джейми друзья и партнёры, — она смотрит на меня таким дружелюбным взглядом, что я на какое-то мгновение, начинаю ей верить, но всё-таки ощущение её вранья и коварности, остаётся. Такие как она, так просто не сдаются, они очень злопамятные и мстительные. Ладно, думаю, Эмма, поиграем, в твою дружбу. Но я буду держать ушки на макушке.

— Да, давайте не будем враждовать! Тем более ваш отец и мой Джейми партнёры и друзья, — я делаю акцент на слове «мой» и в упор смотрю на неё, не отводя взгляда, пока она ни встаёт. Желая мне, приятного вечера, она снова садится на своё место. «Так, тебе! Знай, что у нас с ним полная гармония и взаимопонимание, и я его люблю искренне и бескорыстно, в отличие от тебя». Я снова отворачиваюсь и больше не обращаю на неё никакого внимания. Тем более, Джейми выходит первым толкать речь. Я как заворожённая, смотрю на своего «мужа» и размышляю, зачем он всё-таки представил меня, своей женой? Дал понять Митчеллу, что дело сделано, и он теперь точно занят? Но ведь они друзья, нет смысла… А! — вдруг доходит до меня, он это сказал для того, чтобы информация дошла до Эммы и чтобы она даже близко, не смела к нему подойти. Ловкий ход ничего не скажешь.

Джейми произносит прекрасную речь, о том, как они многого добились, как выросла его и их с Митчеллом компании, благодаря отличным специалистам и дружной команде. Высказывает мысль о будущих планах компании и говорит, что половина успеха принадлежит этим людям, которые с ним работают. Все встают и искренне ему аплодируют, я тоже с удовольствием это делаю и с восхищением наблюдаю, как Джейми, спустившись со сцены, элегантно движется прямо ко мне. Подойдя очень близко, он заключает меня в объятия и страстно целует у всех на глазах. Я чуть шпильку не сломала, подвернув слегка ногу от его поцелуя, но он, вовремя меня удерживает, спасая, от конфуза. Присутствующие ещё сильнее хлопают нам и мы счастливые и благодарные за внимание, снова занимаем свои места, а я ещё сильнее краснею. Гости тоже садятся на свои места и на сцену выходит Митчелл, начиная своё выступление. Но я уже его не слушаю, всё моё внимание направлено на Джейми. Эмму он не замечает, даже не поздоровался с ней. Придвинув ко мне стул, он садится очень близко, закидывает ногу на ногу, рука кладёт на спинку моего стула. Мы смотрим в зал, но при этом Джейми нашептывает мне, всякие непристойности и щекочет ухо, отчего я тихо хихикаю.

— Рядом Эмма сидит, ты не поздороваешься с ней? — игриво спрашиваю я.

— Нет, не хочу! Тем более тебе, будет неприятно, — шепчет он.

— Джейми, всё равно надо быть вежливым, пожалуйста, — прошу я его. Конечно, мне неприятно, такое соседство, но надо сохранять политес.

— Добрый вечер Эмма! — повернувшись, Джеймс холодно приветствует её и тут же отворачивается, снова шепча мне, — Я надеюсь, она тебя не доставала своим вниманием?

— Она предложила всё забыть и быть друзьями, а я сделала вид, что согласна, но мне кажется, она злопамятна, — предполагаю я.

— Хелен, а ты очень проницательна! Да, она очень злопамятная, поэтому будь осторожна! Хотя, я больше не допущу, чтобы она когда-нибудь смогла приблизиться к тебе.

— Ну, я в этом не сомневаюсь, особенно, после того, как ты назвал меня своей женой, перед её отцом, — снова шепчу я.

— Я не только перед её отцом назвал тебя женой, но и поцеловал перед всеми! Так что, теперь у меня есть свидетели и тебе от меня так просто не отделаться, — он кусает мочку уха, и я извиваюсь от его ласки.

Митчелл заканчивает речь, мы все встаем и снова аплодируем! Он подходит к нашему столу, поднимает за всех тост и все присутствующие в зале, в том числе и мы, приступаем к праздничному ужину.

Вечер продолжается. Джейми обсуждает со всеми сидящими за столом, разные темы, о бизнесе, о политике, об искусстве и т. д. Я молча слушаю, внимая каждому его слову и снова поражаюсь, насколько он, убедителен, и как легко у него, получается, доказывать, свою правоту. Также замечаю, как Эмма поглядывает на него, не скрывая своих чувств. Вот зараза! Джейми замечает это и чтобы как-то сгладить ситуацию, ведёт меня в зал, где звучит музыка. Я иду с удовольствием и одновременно смущаюсь от того, что на нас будут смотреть. Но когда он, как профессионал во всём, очень красиво повел меня в танце, то я, отбросив все страхи и смущения, вижу теперь только его.

Когда первый танец заканчивается, к нам подходит Митчелл.

— Джейми, разреши пригласить миссис Эдвардс на танец? — улыбаясь, спрашивает он.

— Да! Конечно Ричард, прошу, — нехотя отвечает Джейми, но руку не отпускает. Ричард буквально выдирает мою руку, из его руки. Моему ревнивцу ничего не остаётся, как отойти в сторону. Я спиной чувствую его сверлящий взгляд, устремлённый на меня. Что же, можно немного и подразнить его. Я мило улыбаюсь Ричарду.

Звучит следующая мелодия. Ричард обнимает меня одной рукой за талию, другой рукой, берёт мою руку. Он тоже неплохо ведёт, — думаю про себя.

— Хелена! Вы прекрасно танцуете! Где вы так научились? — спрашивает меня, Ричард, ослепительно улыбаясь.

— Я преподаю танцы в одной из Нью-Йоркских студий, — смело, отвечаю я и тоже, ослепительно улыбаюсь. Вам не смутить меня, Ричард, — думаю про себя.

— Вы знаете? Я был очень зол на Джеймса, когда он мне рассказал о вас. Я долго не мог поверить в то, что он серьёзен в своих намерениях. Но он так горячо доказывал мне, что не может быть с моей дочерью, что мне ничего не оставалось, только как, довериться ему. Ну, а когда я увидел вас, — он очень внимательно смотрит на меня, отчего мне становится немного не по себе, я даже опускаю глаза, — то, понял, что Джейми был прав и теперь полностью его поддерживаю. Вы на самом деле необыкновенная женщина! И я вам искренне желаю счастья! — он говорит очень убедительно.

— Спасибо мистер Митчелл за добрые слова. Честно говоря, я не ожидала от вас такой откровенности. Я искренне рада, что у моего Джейми, есть такой друг. Для него, да и для меня, это очень важно! Я тоже хочу пожелать вам, успехов в вашем бизнесе! И…, не судите строго меня, — я снова опускаю глаза, мне стыдно от моих признаний, но я искренне, говорю это.

— Хелен! Вам не стоит извиняться. Любой мужчина, я думаю, был бы счастлив, оказаться на месте Джейми. Я точно был бы счастлив, будь я моложе. Но счастливчиком оказался Джеймс. Долгой и счастливой любви вам. И, детишек побольше! — он на самом деле рад за нас.

— Спасибо ещё раз! — я искренне улыбаюсь, радуясь и одновременно удивляясь, тому, что Ричард действительно понял нас и не держит обиды на Джеймса.

Танец закончился и Джейми, тут как тут оказывается около нас.

— Извини Ричард, но я очень соскучился по своей жене. Хватит с тебя и одного танца, — он натянуто улыбается и, вырвав меня из рук, смеющегося Ричарда, уводит наверх.

— Джейми куда мы идём? — удивлённо, спрашиваю я.

— Хелен, извини! Но я еле-еле сдерживался, чтобы не подойти раньше и не разорвать танец.

И не говоря больше ни слова, он заводит меня в один из номеров отеля. Повернув задом к себе, и уже не сдерживаясь, он врывается в меня со всей страстью, на какую только способен. Я не сопротивляюсь, потому что знаю, что ему это необходимо, так же сильно, как и мне. Стоны разносятся по всему номеру. Слышит нас кто-нибудь или нет, я не знаю, да и честно говоря, мне плевать.

— Хелен, прости детка, что я так резко взял тебя! Но когда Ричард обнимал и мило беседовал с тобой…, это так взбесило меня, что…., — и он замолкает, стыдясь своей несдержанности.

— Джейми, я понимаю тебя, не извиняйся. И потом, жена всегда должна подчиняться мужу и любить его, когда он пожелает, — я ласково трусь своим задом об него. Он сильно сжимает меня, зарывается лицом в мои волосы и, целуя в затылок, облегчённо вздыхает и благодарит за понимание.

Глава 23

Вечер продолжается и мы, удовлетворённые спустившись к гостям, решаем, что пора смываться. Распрощавшись, со всеми, садимся в машину и Боб, везёт нас домой.

— Хелен, детка! Закрой, пожалуйста, глазки и сосчитай до тридцати, — просит меня Джейми, когда мы выходим из лифта и стоим в холле.

— О, кей детка! Что ты задумал? — я улыбаюсь в предвкушении чего-то необычного, нетерпеливо, постукивая носком и потирая ладонями.

— Ещё немного терпения, — говорит он и замолкает. Я быстро начинаю считать, сгорая от любопытства.

Сосчитав, открываю глаза и вижу дорожку из лепестков роз. Дохожу по ней, до спальни, открываю двери, и что же я вижу? Вся комната уставлена цветами и свободного места совсем нет! Джейми стоит около кровати и смотрит влюблённым и страстным взглядом на меня. От удивления и восхищения я не могу вымолвить ни слова, и только слёзы счастья и благодарности, текут по моим щекам. Кое-как, пробравшись через поле цветов, я бросаюсь, в объятия моего любимого и мы, не сдерживая себя, с новой страстью, на какую только способны, отдаёмся друг другу, ещё и ещё раз благодаря за любовь.

— Джейми, ты всё-таки сумасшедший, но я наверно тебя за это и люблю. И, всё — же, зачем столько цветов? Можно было обойтись одним букетиком, — кокетливо спрашиваю я, проснувшись утром, после бурной ночи.

— Малышка, во-первых я не знаю, какие цветы тебе нравятся, поэтому решил, пусть будут разные, во вторых мне захотелось подарить столько цветов, сколько бы я смог подарить за всё то время, что тебя не знал.

— Джейми, я сейчас снова заплачу, это так трогательно, — я целую его очень нежно и взвизгиваю от того, что он переворачивает меня на спину, вдавив, всем телом в кровать и мы снова, и снова занимаемся нежно любовью, пока нас не прерывает телефонный звонок.

— Эдвардс! — раздражённо отвечает Джейми из-за того, что ему помешали. — Что?! Когда?! Чёрт! Как это случилось?! — он, взбешён. Бледнея от ужаса, он сдвигает брови, так, что я вжимаюсь в спинку кровати, не смея задать вопрос.

— Боб, готовь машину, — он говорит, быстро и четко. Мне страшно. Что же случилось?

— Брюс, готовь самолёт, через полчаса, буду на месте, — он выключает свой «Мобиадо-105», опускает ноги на пол и, опираясь локтями о колени, сжимает голову и сидит так, несколько секунд. — Так! — снова говорит он, оборачиваясь и притягивая меня к себе. — Хелен! Извини детка, но мне срочно надо вылететь в Техас. На одной из моих буровых, произошёл взрыв. Видимо есть пострадавшие, я должен срочно быть там! Я постараюсь быстро вернуться, но не обещаю. Не скучай, ладно? — и он сильно впивается в меня, губами.

— Джейми, я могу чем — то помочь тебе? — спрашиваю я и ещё сильнее вжимаюсь в него.

— Конечно, можешь! Жди меня дома и готовься, потому, что когда я приеду, я буду страшно голоден. Поняла? — он смотрит в моё лицо и нежно улыбается.

— Я буду тебя ждать и я, всегда готова для тебя! Только разреши, мне сегодня съездить к Маргарет. Давно у неё не была? — может, отпустит, думаю я.

— Конечно любимая! Съезди навести её, возьмёшь «Мак Ларен». Созвонимся, когда всё закончится, о, кей?

— Окей! Джейми я приготовлю завтрак?! — я, одеваю халат, собираясь идти на кухню.

— С удовольствием, малышка, — отвечает Джеймс и идёт в гардеробную, надевает черные джинсы, белую рубашку и черный пиджак, черные ботинки. Боже! Даже в простой одежде он выглядит, как Бог!

Спустившись на кухню, я встречаю миссис Браун.

— Миссис Браун, я бы хотела сегодня сама накормить мистера Эдвардса. Ему срочно нужно вылететь в Техас, там случилась авария, — думаю, она меня понимает.

— Да, конечно, конечно мисс Рид. Если я понадоблюсь, то буду в кабинете, — она уходит и в дверях сталкивается с Джейми.

— Мистер Эдвардс, удачи вам. Чтобы быстрее, разрешилась проблема, и всё прошло, благополучно! — она тоже переживает.

— Спасибо Эмили, за добрые слова! — благодарит Джеймс. Он садится за стол, и я подаю завтрак.

— Хелен! Извини, но у меня кусок в горло не лезет. Мне достаточно будет кофе, — он такой задумчивый. Что же предпринять? Я наливаю кофе, подаю ему, сажусь рядом и внимательно смотрю на него, подперев руку под подбородок.

— Джейми! Всё будет хорошо! Не переживай ты так, пожалуйста! С пострадавшими всё будет в порядке. Вы всё восстановите! — я пробую дотронуться до его колена. Не знаю, что ещё сказать? Как поддержать его?

— Иди ко мне! — он резко хватает меня и, посадив к себе на колени, зарывшись в мои волосы, тяжело вздыхает. — Я просто ненавижу, когда ситуация выходит, из-под контроля.

— Невозможно всё и всегда контролировать, Джейми! Иногда случаются ситуации, которые мы не в состоянии предугадать и предотвратить.

— Может быть, — он ещё раз тяжело вздыхает. — Ладно, малышка! Мне пора. Вечером созвонимся, — он крепко обнимает меня и целует так сильно, как — будто этот поцелуй последний и мы больше, никогда не увидимся.

— Пока! Я буду с нетерпением ждать вечера! — я тоже, крепко целую его и он, уезжает.

Поднимаюсь в спальную, беру телефон, набираю номер Маргарет.

— Мам, привет! Я сейчас приеду! — у меня грустный голос. Я уже скучаю по нему.

— Привет солнышко! Приезжай, конечно, я очень соскучилась! — она, по-моему, удивлена. — Ты одна приедешь? А как же Джеймс? — спрашивает она настороженно.

— Джеймс срочно вылетел в Техас. Там случилась авария, — я уже чуть не плачу, но сдерживаю себя.

— Всё понятно! Тогда обязательно приезжай! Я могу тебя встретить?

— Не надо! Я, на машине Джейми приеду. До встречи! — отключаюсь и иду в гардеробную. Бросаю в сумку кое-какие вещи, прихватив его любимые, майку и штаны. Прощаясь с миссис Браун, прошу расставить все цветы по квартире.

Сажусь в машину и включаю музыку. Поёт Элла Фицджеральд «Человек, которого я люблю». Вот! — думаю, это песня для меня. Слушаю с удовольствием, даже немного подпеваю. Очень быстро добираюсь до дома.

— Здравствуй дорогая! Как я по тебе соскучилась, — Маргарет крепко целует и обнимает меня.

— Здравствуй мамочка! Я тоже, очень сильно, по тебе соскучилась! — тоже крепко её обнимаю и целую, в щёчку. Бросаю сумку в гостиной и мы, обнявшись, проходим в столовую.

Мы долго сидим, уплетаем разные вкусности и долго болтаем, никак не можем наговориться. Я снова рассказываю ей о помолвке и показываю кольцо. Она снова удивляется и укоризненно, качая головой, спрашивает:

— Почему ты решила отложить свадьбу?

— Мам, я не хочу спешить. Наши отношения и так развиваются слишком быстро, — чтобы отвлечь её от этого разговора, я переключаюсь на другую тему и рассказываю ей о том, как мы часто ездим на футбол в Англию, не пропуская ни одной игры нашей любимой команды Манчестер — Сити и какой я стала, заядлой футбольной фанаткой. Как мы ходим на различные концерты и, что я стала любительницей джаза. Как я заинтересовалась боксом и мы каждую субботу, ездим на боксёрские бои. Рассказывая всё это, я, конечно, опускаю пикантные подробности.

— Ох, Хелен! Я так за вас рада! — Она охает от удивления, и прижимает руки к груди. Вытирая слезы у глаз, она с материнской любовью искренне радуется за нас.

— Я, пожалуй, соберусь сейчас на пробежку, — решаю я, чтобы отогнать от себя тоску по Джейми.

— Хорошо, Хелен! Тогда я съезжу к миссис Уилсон. Мы договорились вчера о встрече.

— Передавай ей привет, — отвечаю я. Мне, конечно, нравится миссис Уилсон, но она такая сплетница! Это нечто! — Мама, только очень прошу, пожалуйста, не рассказывай ничего о нас с Джейми! Я очень тебя прошу, — я, в упор смотрю на Маргарет.

— Хорошо, Хелен! Не буду ничего пока говорить ей. Но если честно, это будет очень трудно сделать. Ты ведь знаешь, до чего она дотошная, сразу видит, если есть какие-то интересные новости. Но я постараюсь, не выдать своей радости и гордости за тебя.

Маргарет уезжает, я переодеваюсь в одежду Джейми, штаны правда немного длинноваты, но закрутив их, я натягиваю любимые кеды, ветровку и, выбежав на улицу, решаю пробежаться, вокруг нашего квартала. По дороге встречаю пару друзей. Немного поболтав с ними, узнаю, что Дэвид расстался со своей рыжей девицей, и сейчас живёт затворником, страдая видимо от того, что мы расстались. Но мне всё равно. До Дэвида мне давно нет дела и его личная жизнь мне совсем не интересна. Удивительно, как я вообще с ним могла иметь отношения? Пробежав ещё несколько кругов, я уставшая возвращаюсь домой. Приняв душ, я снова одеваю одежду Джейми, плюхаюсь на кровать, втыкаю наушники в телефон и врубаю на всю мощь музыку, чтобы заглушить, вновь, навалившуюся на меня тоску.

Боже! Даже пробежка не помогла. Это больнее, чем я думала, остаться без него. Это просто невыносимо! И я тихо реву, не в силах остановить слёзы. Вдоволь наревевшись, я засыпаю. Меня будит, вибрирующий телефон на мне. Спросонья я не сразу понимаю, где нахожусь и от неожиданности падаю с кровати. Это Джейми! Я кое-как нажимаю на кнопку вызова.

— Хелена! Привет, котёнок! Я так по тебе соскучился! Как у тебя дела? Как добралась? Как Маргарет поживает? — Его голос, такой уставший и в тоже время такой чувственный и нежный, он как бальзам на моё израненное сердце. Я не могу наслушаться его, глубоко дышу, пытаясь через телефон, вдохнуть его в себя.

— Привет! Джейми, я тоже очень сильно по тебе соскучилась! Добралась хорошо, у меня всё в порядке. У Маргарет тоже всё хорошо, спасибо! Как у тебя дела? — я сдерживаю себя, чтобы не расплакаться.

— Дела не так плохи, как я думал. Пострадали три человека, но с ними сейчас всё в порядке. Они госпитализированы, несколько дней проведут в больнице.

— Предавай пострадавшим ребятам привет! Пусть быстрее поправляются! Я так волновалась за них. Боже! Хорошо, что с ними всё в порядке, — я действительно переживаю, даже не зная, этих людей.

— Спасибо, малышка! Обязательно передам, — он улыбается, я чувствую это, даже через телефон. — Буровую начнём восстанавливать с завтрашнего дня. Одним днём, сама понимаешь, не обойдётся. Я должен задержаться, пока не буду уверен, что с парнями всё хорошо и пока, всё не наладится. Не знаю, сколько потребуется дней на это, но как только смогу, я сразу прилечу, — я чувствую, как он рвётся ко мне. Но долг перед людьми и стремление проконтролировать всё самому вынуждают его остаться там, до разрешения всей проблемы. — Хелена, почему ты плачешь? У тебя всё в порядке? Ты где? — спрашивает он, испуганным голосом.

— Со мной всё в порядке, я у Маргарет. Я просто безумно по тебе соскучилась, это просто невыносимо, — я реву навзрыд.

— Малышка, я тоже безумно соскучился по тебе, мне больно без тебя! Ради Бога не плачь, а то мне придётся всё бросить и прямо сейчас мчаться к тебе! Но я должен помочь им, это мой долг, перед людьми. Понимаешь?! — стонет он с мольбой в голосе.

— Джейми, нет, нет, я не буду больше плакать, клянусь! Не оставляй их. Им сейчас очень важно твоё присутствие. За меня не беспокойся, — с силой вытираю глаза и приказываю себе не реветь.

— Окей детка. Тогда я расскажу тебе сказку и ты, как хорошая девочка, закроешь глазки, будешь спать и ждать меня, — говорит он таким тихим и страстным голосом, что мурашки вмиг рассыпаются по всему телу. Сначала он шепчет мне всякие непристойности, а после поёт песенку Маргарет и я, засыпаю в таком блаженстве, что просто не могу передать словами.

На следующий день я просыпаюсь, в паршивом настроении, спускаюсь в столовую, аппетита нет, есть только тоска и лёгкая тошнота.

— Мамочка, спасибо, за завтрак, — я чмокаю и иду собираться на работу.

— Хелен! Ты даже не притронулась к еде? С тобой всё в порядке? — спрашивает, обеспокоено Маргарет.

— Да, всё в порядке. Просто аппетита нет и немного, подташнивает, — но я не обращаю на себя внимания.

— Подташнивает? Боже! Ты случайно не беременна? — она удивленно смотрит на меня.

— Да нет! У меня же случаются иногда приступы тошноты, когда я волнуюсь или мне плохо, ты же знаешь, — говорю я, а у самой тоже вдруг закрадываются сомнения. И я вспоминаю, что несколько недель уже не принимала таблетки. Боже! А вдруг я и в самом деле залетела? Да нет, я не беременна, нет. У меня действительно иногда случаются такие приступы. Выкинув из головы проблему с тошнотой, еду на работу и слушаю любимую музыку Джейми.

Прихожу как всегда первая, проветриваю классы, готовлю музыку, переодеваюсь, делаю растяжку перед занятиями. Днём, в обеденный перерыв приходит Эйприл и зовет меня в кафе, которое открылось недавно, напротив нас. Я, одеваю, штаны Джейми, закручиваю до колена, накидываю ветровку и плетусь за Эйприл. К нам присоединяются Генри, Томас и Зои. Они, очень весело, обсуждают, прошедший уик-энд. Я не слушаю их, погружённая полностью в мысли о Джейми.

— Эй, Хелен! Ты чего? Поругались с Джеймсом? — Эйприл встревожено смотрит на меня.

— Нет! Просто ему срочно нужно было вылететь в Техас, решить кое-какие проблемы. Эйприл, мне так плохо без него! Я с ума схожу, и меня постоянно тошнит, — я опираюсь о стену и прижимаю руку ко лбу. Я отстаю от ребят, не хочу, чтобы меня видели в таком состоянии. Эйприл, сочувственно обнимает меня.

— Хелен! Ты что залетела? — ну вот и она туда же.

— Нет, конечно. У меня случаются приступы тошноты, ты же знаешь? — они, что сговорились с Маргарет?

— Ну да, знаю. Только раньше у тебя не было Джеймса, — она подмигивает мне, заглядывая в глаза.

— Эйприл у меня был Дэвид, и что? — я пытаюсь отогнать вновь проснувшиеся сомнения.

— Дэвид, не в счёт. От него толку, как от козла молока! Ты и через сто лет не залетала бы от него! Другое дело Джеймс! Такой мужик! Боже! Хелен, ты такая счастливая! — она ещё раз обнимает меня и целует в щёчку. — Ладно, пойдём, просто с нами посидишь, может, чего-нибудь и перекусишь, — она берёт меня под локоть и мы не спеша, выходим на улицу.

— Идём, — нехотя соглашаюсь я.

— Ваууу! Вот это тачка! Джеймс подарил? — спрашивает меня, Эйприл, кивая, на припаркованный около студии «МакЛарен». — Я, ещё утром обратила внимание на неё.

— Это машина Джеймса. Говорит, любит удобные тачки. Но она действительно классная, — я тоже любуюсь на неё.

— Ладно, идём, а то ребята уже заждались, нас, — и мы заходим в кафе.

Обеденный перерыв закончен. Мы возвращаемся в студию. Доработав кое-как до вечера, провожаю последнюю пару учеников, прощаюсь со всеми и еду домой. Тошнота к вечеру, совсем, прошла и я, забыла все разговоры про беременность.

— Привет мамочка! — целую Марго и спешу уединиться в комнате, ожидая звонка от Джейми.

— Привет, Хелен! Ужинать будешь? Как твоё самочувствие? — моя тошнота не даёт ей покоя.

— Нет мам, сейчас не хочу. Позднее. Сейчас Джейми будет звонить. Тошнота прошла, со мной всё в порядке, — я быстро бегу в комнату, чтобы она не задавала больше вопросов. Не успела я войти в комнату, как в кармане звонит телефон. Смотрю, это Джейми! Боже! Наконец-то услышу его!

— Алло? — шепчу я, ложусь на кровать и закрываю глаза. Мурашки разбегаются по всему телу в предвкушении услышать, любимый голос.

— Привет, Хелен! Как дела, моя сладкая? — он такой чувственный.

— Всё хорошо, — вру я, а у самой, так сильно пульсирует между ног, что я вытягиваюсь в струну и зажимаю рукой, свою «красотку» — А ты как?

— Я? Мне плохо без тебя! Я пришлю за тобой самолёт. Приезжай ко мне?! Работы по восстановлению проходят медленно, боюсь раньше чем через неделю, не закончатся. Я умру без тебя, за это время, — его голос такой мрачный и одновременно страстный, что меня бросает в дрожь.

— Джейми, мне тоже плохо без тебя. Я бы немедленно приехала. Но я не могу бросить своих учеников. Понимаешь? Я и так работаю меньше положенного. У меня тоже есть обязательства перед людьми, — я говорю правильные слова, а сама тут же бросилась бы к нему, если бы действительно меня не держали обязательства перед людьми.

— Я понимаю малышка, понимаю! Тогда давай созваниваться при первой возможности. Я надеюсь, ты уже дома?

— Нет Джейми, я пока у Маргарет. Без тебя мне нечего там делать и это будет ещё больнее, чем здесь. Расскажи мне лучше вчерашнюю сказку, только, пожалуйста, со всеми подробностями, — ерзая на кровати, шепчу я, вспоминая вчерашние его нашёптывания. Он смеётся и начинает рассказывать мне, чтобы он сделал со мной, если бы был рядом. Я начинаю стонать от нахлынувшего желания и любви. Он не унимается, пока я не выкрикиваю, его имя. Он смеётся, довольный тем, что смог доставить мне удовольствие, даже по телефону. Затем я начинаю нашёптывать ему всякие непристойности, призывая всю свою фантазию. И о Боже!!! У меня получилось! Немного отдышавшись, мы поём друг другу песенку Марго, пока я не засыпаю с телефоном под ухом и в его одежде.

Глава 24

Так проходит день за днём. Утром я принимаю душ, влезаю в одежду Джейми, я её не стираю, боюсь, что смоется его запах с одежды. Завтракаю, практически не притрагиваясь к еде. Меня регулярно тошнит утром и в обед и это меня, с каждым днём всё больше напрягает. Я очень много стала пить апельсинового сока и по пути на работу покупаю штук шесть мороженого. Это меня спасает от тошноты. В перерывах между занятиями с удовольствием поглощаю мороженое и пью сок. Приезжаю вечером домой, ужинаю, чтобы совсем уж не обижать Маргарет и отправляюсь к себе, ожидая, когда позвонит Джейми. Сама не звоню, не хочу ему мешать.

В воскресенье рано утром, звонит телефон. Я моментально вскакиваю.

— Алло? — я сильно нервничаю.

— Хелен, детка! Я вылетаю через час, немедленно домой! Готовься, я очень, очень голоден! — смеётся Джеймс и, в его голосе я чувствую, такое сильное желание, что меня снова бросает в жар от мысли, о нашей встрече.

— Джейми, любимый! Я уже еду! И я всегда готова для тебя! — я плачу от радости, от любви, от желания.

Побросав все шмотки в сумку, быстро, одеваю, майку, штаны, кеды. Волосы собираю в хвост. Выбегаю из комнаты.

— Хелен! Что случилось? — Маргарет ещё в ночной сорочке, не понимая, что происходит, удивлённо хлопает глазами, стоя на пороге своей комнаты.

— Мамочка! Мне надо домой! Джейми возвращается! — я, быстро её целую и выбегаю из дома. Бросив сумку в машину, я запрыгиваю, завожу мотор и, срываясь с места, спешу к моему любимому.

Я мчусь домой, чтобы во всей красе встретить Джейми. Но как назло, на мосту случилась авария и движение остановлено. Я нервничаю, боясь опоздать. Звоню Джейми, но телефон не отвечает. Я снова звоню и уже начинаю переживать, всё ли в порядке с ним. Звоню ещё раз и ещё, но телефон предательски молчит. Я простояла на мосту пять часов, так и не дозвонившись до Джейми.

Меня потряхивает и тошнит от переживания, я сильно нервничаю. Наконец-то, движение, восстанавливается и я, снова срываясь с места, спешу домой. Паркую машину на стоянке. Боб выскакивает из машины и взволнованный, открывает рот, не зная, что сказать.

— Привет Боб! Всё в порядке? Что случилось? Я не могла дозвониться до Джеймса, — меня, бьёт нервная дрожь, в предчувствии чего-то нехорошего.

— Мисс Рид! Может вам не стоит ходить туда? — спрашивает он, краснея, указывая наверх.

— Почему? Что вообще происходит? — и я, не дожидаясь ответа бегу домой. Моё волнение усиливается, ноги дрожат, руки вспотели, меня тошнит. Забежав в квартиру, я влетаю по лестнице, мельком, замечая на ступеньках красное платье, белый бюстгальтер, трусики, черные джинсы и белую рубашку.

Это что, для меня приготовлено? — думаю я, пробегая ступеньки. Открываю дверь и у меня, темнеет в глазах. Земля, уходит, из-под ног. На нашей кровати, абсолютно голые нежно переплетясь, в нежных объятиях, спят Джейми и Эмма.

Схватившись за ручку двери, я оседаю на пол. Мир перевернулся для меня. Дикий стон вырывается из моей груди. Я зажимаю рот рукой и кричу, что есть силы. Моё тело ломает от боли. Услышав дикий стон, ко мне подбегает миссис Браун и пытается привести меня в чувства, за ней следом появляется Боб. Он берёт меня на руки и уносит прочь из квартиры. Схватив ртом воздух, мое сознание возвращается, и я прихожу в себя.

— Боб, пожалуйста, домой, — я шепчу одними губами, не в силах издать звук.

Одно мгновение и жизнь оборвана! Навсегда! Лучше сразу умереть, чем пытаться осознать и понять, почему? За что? — Значит, всё это время они были вместе? И сколько дней они вместе? — бешено, крутится в моём мозгу. «Боже! Боже! Боже! Я не выдержу этого, я умру от этой боли, это невыносимо!!!!» — и дикий крик снова вырывается из моей груди.

Мы быстро доезжаем до дома. Боб помогает мне выйти из машины, не спрашивая разрешения, снова берёт меня на руки и несет домой.

— Что случилось? — побледневшая от страха, спрашивает Маргарет, открывая нам дверь, прижимаясь к стене.

— Миссис Маргарет, я потом всё объясню. Где её комната? — Марго показывает мою комнату. — И дайте ей снотворного, если есть, — четко говорит Боб.

Мне силком засовывают снотворное и я, проваливаюсь в страшный сон, где наблюдаю, как Джейми и Эмма, занимаются любовью, получая высшее наслаждение. Я просыпаюсь от громкого стона, вскакиваю с кровати, начинаю судорожно соображать, где я и что со мной произошло? Мне, так больно! У меня нет живого места внутри! Моя душа разорвана в клочья!

— Хелена! Хелена! Доченька, ну что ты? Что случилось? — кричит, вбегая в комнату Маргарет, вглядываясь в меня, вытаращенными от ужаса глазами и плачет. Я снова кричу от боли, выгибая все телом. Маргарет опять засовывает мне снотворное и я, вновь, проваливаюсь в страшный сон… Я иду во мраке, ничего не вижу, вытягиваю руки вперед и падаю, падаю, падаю….

Я лежу на кровати, в полной прострации. В комнате темно, на мне лежит телефон, подаренный Джейми, в ушах торчат наушники, из которых доносится, включенная на всю мощность песня Kings of Leon «Closer». -Это случилось! То чего я боялась, больше всего, что Джейми окажется похожим на своего отца, случилось. Он тоже не может пропустить ни одной юбки! И это факт! Как говорится из первых рук. Что же мне теперь делать? Как жить, без него? Как мне дышать без него? Я не хочу больше жить! Я не хочу…. Я просто не смогу,… Боже! За что? Может, я заслуживаю быть наказанной, за то, что отбила его? Да! Наверное, это мне наказание! Значит, я его заслуживаю, я должна почувствовать на себе, всю боль измены! Боже! Я не вынесу этого наказания…! Не вынесу!..

Немного успокоившись, я думаю, что же делать дальше…? Я не прощаю предателей, не прощаю предателей, не прощаю…, -гудит у меня в голове. Слёзы, снова текут из глаз, я хочу умереть! И вдруг у меня возникает такой приступ тошноты, что я вскакиваю и бегу в ванную, сталкиваясь в дверях, с Джейми. Падаю, ему в объятия и меня вырывает прямо на него. Он несёт меня в ванную и умывает моё лицо. Сопротивляться нет сил. Прижав меня к стене, Джеймс стаскивает с себя джемпер, бросает его на пол и, подхватив меня на руки, несет обратно в комнату, осторожно опуская на кровать. Снимает рубашку и просто ложится рядом, втыкая себе один наушник. Прижавшись крепко ко мне, мы слушаем вместе «Closer». Лежим так, по-моему, вечность, не в силах произнести ни слова. Вдруг он нарушает молчание и спрашивает:

— Воды хочешь? — он такой нежный, что я наверно просто рассыплюсь на мелкие кусочки, если он ещё слово произнесёт.

— Да, — только могу произнести я.

Он тут же встаёт и быстро выходит из комнаты. Я вскакиваю с кровати, снимаю кольцо с пальца, вынимаю карточку из сумки, бросаю всё на тумбочку, хватаю сумку, куртку и почему-то его рубашку. Открыв окно, я вылезаю и прыгаю вниз. Как я ноги не переломала, не знаю. Но, удачно приземлившись на траву, я вскакиваю и несусь, куда глаза глядят, плачу, разрываясь на части от боли. Непонятно, как, но я оказываюсь на остановке. На удачу, сразу подходит автобус, я прыгаю в него и стоя у заднего окна, гляжу на удаляющуюся остановку, прощаясь навсегда, со своей любовью, а в ушах снова звучит «Closer». Прощай моя жизнь! Прощай, мой Джейми! Навсегда!!!!!!!!!!!!!! Стою реву и вдруг вижу, как из-за поворота, выбегает, полуголый Джейми и бежит, что есть силы за автобусом. Надо признать бегает он отлично, я даже подумала, что он догонит меня. Он долго так бежит, но видимо всё-таки, выбившись из сил, падает на колени и, сотрясая всем телом, плачет, запрокинув голову назад. Даже через наушники и стекло автобуса, я слышу его душераздирающий крик.

«Всё! Он исчез из поля моего зрения. Что теперь? Назад домой нельзя, он будет там ждать. Куда мне бежать…? А! Была, не была, выхожу недалеко от автовокзала, беру билет и уезжаю в неизвестном направлении, никому не сообщая, куда я еду. Не обижайтесь на меня Эйприл и Маргарет, когда-нибудь, я может и, позвоню вам.

Глава 25

Джейми.

Моя душа мертва. Я умер. Она ушла! Она ушла! Она ушла! Она не прощает предателей. Но, я не виноват… не виноват…. не виноват!.. Мне, не зачем больше жить! Её нет. Она ушла. Я потерял её! Потерял,… потерял,…. навсегда…. Боже! За что ты наказываешь меня? За что?…. Как я буду без неё жить? Как?….

— Джейми, вот вы где! — подбегая, окликает его Маргарет, пытаясь отдышаться. — Вставайте! Она вернётся! Вот, успокоится и вернётся. Ну, вставайте же…, -трясёт она его за плечи, но он её не слышит. — Джейми, что случилось? Объясните же, наконец! — чтобы привести его в чувства, Маргарет отвешивает ему сильную пощёчину. Он на секунду приходит в себя. Посмотрев мертвым взглядом на Маргарет, Джеймс снова издаёт душераздирающий крик, от которого она, падает на колени и, обхватив его за плечи, тянет к себе, прижимая его голову на плечо. Они плачут, сотрясая телами, не в силах остановится.

Подъезжает Боб, он ловко выскакивает из машины и, обхватив Джейми, помогает дойти до машины. Они едут домой к Маргарет. Боб помогает дойти ему до дома, ведёт в комнату Хелены. Осторожно помогает лечь на кровать. Джейми лежит, абсолютно, отстранённо от всего происходящего. Его широко открытые глаза смотрят мертвым взглядом в потолок.

— Боб, может, вы скажете, что между ними произошло? Вы так быстро уехали, что мы даже не успели поговорить. Я ничего не понимаю. Я схожу с ума, — произносит Маргарет дрожащим голосом.

— Мистер Эдвардс, звонил. Я должен был немедленно выехать за ним. Если честно, я пока тоже, не понимаю до конца. Я вам расскажу, что знаю я. Он прилетел из Техаса вместе с мисс Митчелл, бывшей своей девушкой. Но он был, какой-то не такой. Она вела его, поддерживая под руку, сказала, что мистер Эдвардс очень устал, и она его хочет проводить до дома. Моя работа, не обсуждать, а выполнять. Я привез их и всё. Стал ждать дальнейших указаний. Единственное, что меня насторожило, это то, что мистер Эдвардс был сонный, что ли? Не знаю. Но, взгляд у него был очень мутный… — он обеспокоено смотрит на Маргарет.

— Давайте выпьем? — вдруг предлагает она. — Джеймсу надо немного отдохнуть и прийти в себя.

— С удовольствием, — отвечает Боб.

Они спускаются в небольшую столовую. Маргарет ставит на стол бутылку красного вина, бокалы, достает из холодильника сыр. Боб разливает вино.

— Ничего! Всё прояснится! Хелен успокоится и вернётся, и они разберутся, во всём, сами, — говорит Маргарет, уставшим, подавленным голосом.

— Будем надеяться, — задумчиво отвечает Боб.

— Боб, если хотите, я постелю вам в гостиной? — спрашивает участливо Марго.

— О! Я буду вам очень признателен, — с благодарностью отвечает он.

— Хорошо, я принесу бельё, а затем поднимусь и попытаюсь всё-таки поговорить с Джейми. Располагайтесь, — с этими словами, она выходит из столовой. Застелив Бобу постель в гостиной, она поднимается в комнату. Маргарет осторожно подходит к кровати, наклоняется, пытаясь заглянуть Джеймсу в глаза. Он лежит неподвижно и смотрит в потолок.

— Джеймс, сынок, — она осторожно дотрагивается до него, присев на краешке кровати, — Давай поговорим? Расскажи, что случилось? Не держи в себе, не надо, — она боится, что у неё не получится растормошить его.

Спустя несколько минут, Джеймс говорит отстранённым голосом:

— Эмма подсыпала мне снотворное, я был полностью в отключке. Когда проснулся, то увидел себя голым с ней в постели. Потом миссис Браун, сказала, что Хелена нас видела. Маргарет! Я не спал с ней, я был без сознания! — с горечью отвечает Джеймс и из него снова вырывается дикий стон, он кричит куда-то в пустоту: — Хелен! Я не спал с ней! Хелен! Вернись….! Хелен….! — он закрывает лицо руками и снова плачет, раздираемый болью, желанием, любовью.

Маргарет, обнимает его голову и они, снова плачут, не стыдясь своих эмоций. Немного успокоившись, она говорит, как будто сама себе:

— Она не вернётся! Тебе придётся самому её найти! Ты будешь её искать, пока не найдёшь и это, тот путь по которому ты, должен пройти! И ты его пройдешь! А теперь, возьми себя в руки! Она жива и это главное! И, по-моему, беременна, судя по тому, как её последнюю неделю тошнило, — она говорит это, для того, чтобы вернуть ему, способность к дальнейшей жизни и чтобы он знал, ради чего ему следует жить. — Как ты узнал, что это Эмма подсыпала тебе снотворное? — Маргарет намерена добиться всей правды.

— Когда я очнулся, она спала рядом. Я вскочил, как ошпаренный. Быстро оделся, разбудил её. Приказал всё рассказать. Маргарет! Как мне теперь жить без неё? Как…? — он снова обхватывает голову руками и стонет, сильно сдавив глаза.

— Как? Только надеждой найти её и твоего будущего ребёнка! И ты найдёшь их! Слышишь? — она встряхивает его за плечи и в упор смотрит в глаза. — Ничего! Она всё равно объявится! Если она позвонит мне, то даю слово, что скажу тебе! Не знаю, получится у вас что-нибудь или нет, но ты должен найти её и всё объяснить. А ещё лучше, если это сделает Эмма!

— Нет! Эмму, я теперь и близко не подпущу ни к Хелен, ни к себе! — его потемневший взгляд говорит о многом.

Джейми смотрит на Марго и начинает постепенно приходить в себя. Теперь он понимает, что просто, покончив с собой, обречёт Хелен и их будущего ребёнка на гибель. Нет! Теперь уж точно нельзя поддаваться безумию.

— А как Эмма оказалась с тобой? — снова спрашивает Маргарет.

— У меня на буровой произошла авария. Я немедленно вылетел в Техас. Эмма появилась неожиданно. Я был взбешён её появлением. Но она сказала, что приехала по поручению отца. Мы с её отцом партнёры. Ну и пришла посочувствовать мне, помочь. Вертелась около меня всё время. Я не хотел расстраивать Хелену, поэтому не говорил ей, что Эмма там тоже была. Не понимаю, когда она мне,…. Чёрт! Всё теперь встало на места! Она подсыпала мне часть снотворного в самолёте, а остальное видимо, уже дома. Я был ещё в себе когда выходил из самолёта, помню, как нас встретил Боб, помню, как она вела меня под руку, как мы вместе ехали в машине, но всё было как в тумане, я вроде всё понимал, но тело меня не слушалось, я не мог сказать ни слова. Помню, как мы поднимались в лифте, как меня укладывали в кровать и…. всё… темнота.

— Ох! Джеймс! Джеймс! Ладно, давай приходи в себя. Будем надеяться, что она вернётся сама и нам не придётся её искать. Но она не прощает предательства. Она бывает иногда такая упрямая!

— Да, упрямая и я люблю её за это. Маргарет, я люблю её такой, какая она есть!

— Знаю, Джеймс, знаю. У неё был, парень, Дэвид, — Джеймс мотает головой, понимая о ком, она говорит, — Он её предал. Когда они расстались, я даже рада была, что так произошло. Они совсем не подходили друг другу. Но когда она привела тебя….! Вы были такие влюблённые, такие счастливые. Я поняла, что вы не играете чувствами и просто созданы друг для друга. Хочешь выпить? — вдруг спрашивает Маргарет, зная, что в данный момент это будет очень даже кстати.

— Да, Маргарет! Если можно! Сейчас мне это необходимо!

Она приносит бутылку виски, стакан со льдом и уходит, оставляя его одного. Но потом возвращается, вынимает из комода её фотоальбом и молча, отдаёт Джеймсу.

— Маргарет, спасибо вам за всё! — только может сказать Джеймс.

— Не за что! — она грустно улыбается ему и выходит, закрывая дверь. — Боже помоги им снова быть вместе! Вразуми Хелену вернуться и выслушать Джеймса. А ему быстрее найти её, — она тихо плачет, уходя в свою комнату.

Джеймс начинает жадно изучать фотографии Хелены, делая глоток за глотком. «Вот она, маленькая девочка, с распущенными, волнистыми, красивыми волосами, а вот ещё несколько фотографий, где она маленькая. Она такая смешная на них. А на этой фотографии она уже школьница. Стоит, выпятив бедро, упираясь рукой в колено. А вот ещё, с другом видимо, стоит, обняв какого-то мальчишку, они смотрят и смеются, высунув языки. Наверное, это Дэвид. Засранец долбанный! Хорошо, что она от него ушла. Но я бы всё равно увёл её. В любом случае она была бы моей! Вот она уже взрослая, стоит в красивом красном платье после выступления. Язычок свёрнут в трубочку и такая красавица, с ума сойти! Хелен! Как я тебя хочу! Боже! Как я люблю тебя, малышка! Почему ты сбежала? Почему не захотела выслушать меня? Не дала мне, ни единого шанса объясниться», — Джеймс делает ещё глоток из бутылки, тяжело вздыхает и продолжает, рассматривать фотографии.

«Вот, она выпускница института, стоит и показывает средний палец, улыбаясь своей фантастической улыбкой и манящими губами! Черт! Хелен, я тебя найду, клянусь! Найду тебя и нашего ребёнка! — он делает ещё глоток. Вот она стоит в обтягивающих джинсах и руками прикрывает обнажённую грудь! О Боже! Твоя божественная грудь, твои, изгибы, попка в виде перевёрнутого сердечка. Твоё умопомрачительное тело! С ума сойти! Как мне теперь жить? Я не могу даже до тебя дотронуться?!» — он зажимает свой член и, свернувшись громко стонет, испытывая чудовищную боль от желания, от того, что рядом нет Хелены, которая смогла бы укротить его дикую природную мужскую силу.

— Хелен! Хелен! Ты мне нужна! Нужна…! Хелен…! Я люблю тебя, люблю, люблю! Клянусь, я найду тебя! Найду! — выкрикивает он, выгибая всем телом. Когда боль отступает, он вынимает из джинсов телефон и набирает её номер. — Ну, ответь мне, малышка! Ответь! Пожалуйста! Ответь мне! — орёт Джейми в трубку, немного захмелев от виски. — Эмма, сука! Я тебя заставлю признаться отцу и всё рассказать! Ребёнок! Боже! У меня будет ребёнок! Точно будет. Хелена, ведь хочет детей! Я помню, как она расстроилась, когда я спросил её, про контрацепцию и страстно доказывала мне, что я смогу стать хорошим отцом. Я буду отцом! Как странно это звучит? Я отец!.. Но я обязательно постараюсь, я очень постараюсь, стать лучшим в мире отцом нашему ребёнку. Я клянусь тебе Хелен! Она взяла мою рубашку? Значит я всё ещё дорог ей?!

— Клянусь своей никчёмной жизнью, я найду вас! — говорит Джейми вслух, отпивая ещё виски. Он снова и снова звонит Хелен. Но ему отвечают только одинокие гудки, такие тягостные, унылые, гулко отдающие, своим противным, тоскливым писком. Он звонит ей и посылает несколько сообщений, пока не засыпает, на кровати в обнимку с фотоальбомом.

Проснувшись рано утром, Джеймс вновь набирает номер Хелены. Но абонент теперь просто недоступен, бесстрастный голос, просит позвонить позже.

— Чёрт! Она сим-карту выкинула. Значит, Хелена серьёзно разозлилась на меня, совсем разговаривать не хочет. Где она сейчас? Одна или…? Чёрт! Вдруг она решит отомстить и изменит мне? Хелен! Лучше не делай этого…, - его глаза гневно смотрят на фотографию Хелены, где она показывает средний палец. — Да нет, если она беременна, она не позволит, дотронуться никому, до себя. И вообще она сама мне говорила, что если мы когда-нибудь расстанемся, то всё равно будет принадлежать только мне. Хелен не мстительная. Нет! — Детка, если бы ты дала мне шанс всё объяснить, если бы дала хотя бы один шанс!..

Он прижимает её фотографию к лицу, целует и тяжело вздыхает. Снова берёт в руки телефон.

— Доброе утро мистер Эдвардс! — радостно приветствует женский голос на конце провода.

— Аманда, позвони Бруксу. Скажи, что я жду его в офисе в 10.00, - сухо говорит Джейми, своему секретарю и отключается. Набирает номер Митчелла.

— Ричард, доброе утро! — Джеймс, сдвигает брови от нарастающего гнева на Эмму. — Хотя для меня оно не доброе, — бубнит он про себя.

— Доброе утро Джеймс! Что случилось? Почему в такую рань звонишь? Что-то серьёзное, стряслось? — настороженно спрашивает Ричард.

— Да Рич, случилось. От меня ушла Хелена и виновата в этом, твоя дочь.

— Чёрт! Джеймс! Как это произошло? — он ошеломлён.

— Пусть Эмма сама всё расскажет. Давай, до встречи. — Джеймс отключается и снова набирает номер Хелены, но абонент недоступен. Он нехотя встает и спускается вниз, чтобы взять из машины пакет с одеждой.

— Доброе утро Джеймс, — говорит Маргарет, выглядывая из кухни.

— Доброе утро сэр, — говорит Боб, вскакивая из-за стола, с чашкой кофе.

— Доброе утро Маргарет, Боб, — кивает им и мрачный выходит на улицу, не замечая соседку Глэдис. Берёт пакет с одеждой, новые ботинки и возвращается в дом.

— Боб, заводи машину. Через пятнадцать минут я буду готов, — сухо отвечает он.

— Да, сэр, — учтиво говорит Боб, ставя чашку на стол и поправив галстук, выходит на улицу.

Джеймс принимает душ, приводит себя в порядок, одевает темно-серый костюм, белую рубашку в полоску, галстук в тон, черные ботинки. Спускается, чтобы попрощаться с Маргарет.

— Джеймс, вы куда? Я вас не отпущу, пока не позавтракаете, — она точно это сделает.

— Маргарет, спасибо огромное за всё! Но у меня аппетита совсем нет. Честно! Хотя от кофе, пожалуй, не откажусь, — он садится, чтобы совсем не обижать Маргарет и с благодарностью берёт чашку из её рук. — Спасибо ещё раз.

Выпив кофе, он встает и идёт к двери. Маргарет семенит за ним.

— Маргарет, можно я сегодня приеду к вам? — грустно спрашивает он, когда они прощаются.

— Конечно Джеймс! Обязательно приезжайте! — она очень рада, что не останется сегодня одна.

— Спасибо! — он крепко обнимает её, благодарит за понимание.

— Не за что! До вечера, — она, машет ему и слёзы, снова выступают у неё на глазах.

— До вечера! — Джеймс садится в машину и Боб, везёт его в Нью-Йорк, на работу, в его корпорацию «Emerge», где Джеймс назначил на утро встречу, с известным в узких кругах детективом.

Маргарет, вернувшись в дом, тоже собирается на работу и пытается в который раз предположить, куда бы могла отправиться Хелена. — Может она у Эйприл? — Да, надо позвонить ей. Но это я сделаю вечером, а то опоздаю на работу.

Глава 26

— Боб, мисс Рид говорила, что-нибудь, когда ты её отвозил к Маргарет? — Джеймс решил всё-таки спросить его, когда они отъехали от дома. Он никогда и ни с кем, не обсуждал свои отношения с другими женщинами. Но всё что касалось Хелены, его интересовало, поэтому вынужден был задать этот вопрос.

— Нет, сэр. Она всю дорогу только плакала, — Бобу было несколько неловко. — Сэр, если от меня нужна какая-то дополнительная помощь, вы можете всегда на меня рассчитывать. — Боб действительно был готов помочь. Он хоть и был старше Джеймса на десять лет, но уважал его и был с первого дня ему предан.

— Спасибо Боб. Я очень признателен тебе, — Джеймс всегда ценил преданность Боба. «Плакала! Хелен, малышка, если бы ты дала мне шанс всё объяснить? Отчаянная моя девочка, зачем ты прыгнула со второго этажа? Как только ноги не переломала, чертовка. Я люблю тебя! Люблю! Где ты сейчас? С кем ты сейчас? Может, ты сейчас прячешься в студии? Нет, это навряд ли. Зная, что первым делом я буду искать тебя там, ты туда не пойдёшь. Но выспросить твою подружку нужно обязательно. Где же ты сейчас? Где?», — размышляет он по дороге на работу. Остановившись на парковке, Боб открывает Джеймсу дверь и тот спешит в свой кабинет.

— Аманда, сделай мне кофе и принеси все отчеты за неделю, — не глядя на секретаршу, командным голосом говорит Джеймс, проходя в свой кабинет. Лощёная брюнетка, покраснев от появления красавца — начальника, вскакивает и быстро варит для него кофе.

Джеймс, проходит в кабинет и первым делом включает компьютер, принтер и достает телефон.

— Сэр, пришёл мистер Брукс, — нежным голоском проворковала Аманда, заглядывая в кабинет.

— Пусть проходит, — сухо отвечает Джеймс.

— Прошу сэр, — вежливо приглашает Аманда, мужчину лет сорока, высокого роста с коротко стриженными темными волосами. Его худощавая фигура, смешно смотрится, в бесформенном, черном пальто. Черты лица напоминают Эдварда Нортона. Он проходит в просторный светлый кабинет. По привычке оглядывая его, вновь удивляется стеклянной стене во всю дину, разделённой большими круглыми колоннами. Пол из светло — коричневого лакированного паркета выглядит как новенький. Вдоль окна, теперь стоит длинный черный массивный стол, белые кожаные стулья, человек на тридцать. «Скромно, но со вкусом», — отмечает про себя мистер Брукс.

Джеймс сидит за черным массивным столом, в большом тёмно-вишнёвом, кожаном кресле и что-то печатает на принтере. Справа находится небольшая зона для отдыха, посреди зала стоит большой серебристый кожаный диван в виде буквы «П», низкий черный журнальный столик и четыре серебристых кресла вокруг. На стене плазменная панель. Под нею небольшой бар. Справа от двери входная дверь, ведущая в ванную и небольшую гардеробную. На светлых стенах висят большие рекламные посты. Кабинеты и прочие рабочие места в его корпорации выполнены в том же стиле.

— Доброе утро, мистер Эдвардс! — весело приветствует его Брукс, крепко, пожимая руку.

— Доброе! Проходи Брукс, — деловым голосом отвечает Джеймс и приглашает его присесть на диван. Секретарша вносит поднос с двумя чашками кофе, сливками, тостами и джемом в креманке, два стакана апельсинового сока. — Спасибо Аманда. Меня ни для кого нет, — строго говорит он. Аманда смущаясь, кивает головой и выходит. — Кофе? — Джеймс указывает на поднос.

— Нет, сэр, спасибо, — вежливо отвечает Брукс. — Что-то серьёзное случилось?

— Почему ты так решил? — удивлённо спрашивает Джеймс.

— Вы вызываете меня только по очень важным делам. Извините, это профессиональное. Я же должен замечать всё и не упускать ни одной детали, — он в упор смотрит на Джеймса.

— Да верно. Поэтому, только тебе я могу, доверить дело, по которому вызвал, — он тоже в упор смотрит на Брукса.

— В последний раз вы обращались ко мне год назад. Надеюсь, добытая информация помогла вам?

— Да конечно! Я тогда не стал подписывать невыгодный для меня контракт. Брукс я всегда ценю твою работу и причем, достаточно высоко, — убедительно отвечает он.

— О да, сэр! Несомненно. Поэтому я всегда готов помочь вам, чем могу, — он уже сосредоточенно смотрит, чтобы перейти к делу.

— Вот и отлично. Мне нужно найти вот эту девушку, — он подаёт ему распечатанную фотографию Хелены. Она, сидит на белом диване, на фоне их дома в Калифорнии, в одной белой рубашке, застегнутой на пару пуговиц, смотрит куда-то вдаль, смеётся и показывает в камеру средний палец. Это единственная фотография, которую смог сделать Джеймс со своего телефона. Хелена всегда отказывалась фотографироваться, отворачивалась от объектива фотоаппарата, считая себя не фотогеничной.

— О! Боже! Какая красотка! — он переводит на секунду взгляд на Джеймса и жалеет, что так смело, высказался вслух, на счёт этой девушки. — Извините сэр, не сдержался.

— Да Брукс, следи за словами. Это моя жена. Её зовут Хелен. Чем быстрее ты её найдёшь, тем быстрее получишь своё вознаграждение. Сумма в этот раз будет удвоена. Я жду от тебя хорошей работы и быстрых результатов, — его сдвинутые брови немного расправляются. Он взбешён словами Брукса о красоте его Хелены. «Но, в тоже время, ведь это, правда, что она красотка», — думает Джеймс. Просто Брукс уже не первый, кто об этом говорит.

— Мистер Эдвардс, прежде чем начать поиски вашей жены, вы должны рассказать мне, как и где с ней познакомились, откуда она, кто её родители, друзья. Чем она занимается. Когда вы последний раз её видели и, при каких обстоятельствах расстались. В общем, всю информацию о ней. Я должен знать это, для того, чтобы решить, откуда начинать поиски, поймите меня правильно, — он уставился на Джеймса.

Джеймс несколько минут обдумывает, соглашаться на это или нет.

— Да! Наверное, без этого действительно не обойдёшься. Хорошо! Тогда давай сначала подпишем договор о неразглашении полученной информации, — он тоже не сводит с него глаз.

— Конечно, мистер Эдвардс! — сразу соглашается Брукс. С Эдвардсом лучше не спорить. Джеймс подходит к столу нажимает на кнопку вызова секретаря.

— Аманда, распечатай договор о неразглашении и принеси на подпись, — вновь, сухо приказывает Джеймс и, отключившись, снова идет к дивану, садится напротив Брукса. Спустя несколько минут, она приносит два экземпляра, подает Джеймсу и уходит, робко бросив восхищённый взгляд на босса.

Джеймс подает договор Бруксу, тот читает и подписывает. Один оставляет себе, другой отдаёт Джеймсу. И Джеймс рассказывает всё, что считает нужным.

— Понятно! Мистер Эдвардс, мне необходимо будет взять в помощь пару человек, надеюсь, вы не возражаете? — он озадачен, ему действительно нужны помощники.

— Конечно, нет, Брукс! Сколько надо столько и бери, — он удивлённо смотрит на Брукса. Только, найди её быстрее! — просит его Джеймс.

— Мистер Эдвардс. Я буду сутками её искать. Приложу максимум усилий, чтобы найти быстрее вашу жену, — после рассказа Эдвардса, ему действительно захотелось, как можно быстрее помочь ему.

— Отлично! Звони мне в любое время. Отчёты, как всегда присылай на электронную почту, — Джеймс встает и подаёт Бруксу руку, прощаясь с ним.

— До свидания мистер Эдвардс, — Брукс быстро выходит, уже обдумывая, откуда начать поиски, сбежавшей Хелены.

Джеймс возвращается за рабочий стол и начинает просматривать отчёты, подписывать документы, которые положила утром Аманда. Проходит несколько часов. Накопившиеся дела не позволяют Джеймсу, оторваться от работы и съездить в студию, поговорить с Эйприл.

— Мистер Эдвардс, пришёл мистер Митчелл. Я сказала, что вас нет, но он не уходит, — ласково сообщает Аманда, заглядывая в кабинет.

— Пригласи его, — говорит Джейми, не обращая на неё внимания. Она распахивает дверь, приглашая Митчелла в кабинет.

— Здравствуй Джеймс, — сдержанно приветствует его Ричард.

— Здравствуй Ричард, — отвечает Джеймс, не отрывая взгляда от компьютера.

Ричард проходит, садится на диван и, глядя на Джеймса, не знает с чего начать разговор.

— Рич, хочешь выпить? — вдруг спрашивает Джеймс и в упор смотрит на Митчелла.

— О! Да! Это сейчас было бы очень кстати.

Встав из-за стола, Джеймс идёт неспешно к бару, тоже обдумывая с чего начать разговор. Берёт бутылку «Noah Mill», пару стаканов, из холодильника в баре достает кусочки льда, кидает их в стаканы и идёт к Митчеллу. Сев напротив, наливает полные стаканы виски и молча, двигает к нему.

— Джеймс, мне первый раз в жизни по-настоящему стыдно за свою дочь, — с горечью в голосе говорит Митчелл и залпом выпивает полный стакан с виски.

— Ричард, я первый раз в жизни, испытываю боль от расставания с женщиной, — Джеймс тоже залпом выпивает виски и в упор смотрит на Митчелла. В его взгляде столько боли, что Ричарду становится не по себе от этого взгляда.

— Джеймс, сынок! Прости меня, за то, что Эмма такое натворила. Я так был зол на неё, когда она всё рассказала, пытался объяснить ей, что так не поступают. Она меня вывела и я, залепил ей пощёчину. Но она только рассмеялась мне в лицо и сказала, что вернула лишь долг, вам обоим. Чёрт! Это я виноват, что воспитал такую дочь. Но я всегда старался быть ей хорошим отцом, пытался, как мог заменить ей мать. Видимо я недостаточно хорошо воспитывал её. Я плохой отец и где-то допустил ошибку. Надеюсь, ты сможешь понять меня? Мне так стыдно! — он закрывает глаза и рукой трёт лоб. — Джеймс, как я могу помочь тебе? Я сделаю всё, что в моих силах! — он снова смотрит на Джеймса извиняющимся взглядом.

— Ричард! Ты ни в чём не виноват. Ты хороший отец. Если бы я был твоим сыном, я бы гордился таким отцом. Эмма такая, какая есть и с этим ничего не поделаешь. Что случилось, то случилось. Как говорит Хелена «Невозможно всё предугадать и предотвратить». Я подключил Брукса к поиску. Поэтому помощь пока не требуется. Надеюсь, он быстро найдёт её. Он профессионал. Я верю, что скоро смогу снова увидеть Хелену, — он снова подает полный стакан Митчеллу и они, залпом выпивают.

— Да Брукс, профи в своём деле и Хелену он быстро найдёт. Джеймс, вы обязательно будете вместе! Когда ты привёз Эмму и объявил о разрыве помолвки, я был, очень зол на тебя, но ты смог убедить меня в правильности своего решения. А когда я увидел вас на приеме, то понял, что вы действительно созданы друг для друга. Слушай, всё-таки если потребуется моя помощь, то я всегда готов, только скажи. У тебя на сегодня нет никаких важных дел? Мы могли бы сходить куда-нибудь? — Митчелл не знает, как ещё загладить вину.

— Нет, Ричард. Извини, но мне надо работать. Завтра придётся снова лететь в Техас. Ещё раз проверить все объекты. Послезавтра очень важная встреча с Морганом.

— О! Дружище Морган! Моя помощь понадобится? — ухмыльнувшись, спрашивает Ричард, зная какой умелый переговорщик Морган, всегда добивается своего.

— Нет, Ричард, спасибо! Я справлюсь с ним сам. Договор будет подписан только на условиях, выгодных, прежде всего мне, — он ухмыляется в ответ Ричарду и вспоминает, как первый раз заключал договор с Морганом. Теперь он хорошо знал, как вести с ним дела.

— Да! С тобой Моргану не справиться. Ты всё сделаешь как надо, я не сомневаюсь. Ладно, Джеймс! Не буду мешать тебе. До встречи! — он встаёт, пожимает руку на прощание и, направляясь к двери, вдруг останавливается и, повернувшись к Джейми снова говорит, — Джеймс, прости меня ещё раз за всё! Я искренне верю, что Хелена скоро найдётся! И вы вновь обретёте счастье рядом друг с другом. Прощай, — с этими словами он быстро выходит.

— Спасибо Ричард. До встречи, — Он благодарен Ричарду, что тот нашёл в себе силы прийти и поговорить.

Поработав ещё немного, Джеймс отдаёт все необходимые распоряжения Аманде, захватив с собой ноутбук и необходимые документы для работы, он уходит. Садясь в машину, он велит Бобу ехать в студию, в надежде всё выяснить у Эйприл.

— Добрый день! — говорит Джеймс, увидев в коридоре высокую стройную блондинку. — Не подскажете, как мне найти Эйприл? Мне срочно надо с ней поговорить.

— Джеймс, это я! Вы совсем не помните меня? — мило улыбаясь, она подходит и пожимает ему руку, внимательно разглядывая его. А где же Хелена? — она удивлённо поднимает брови, не совсем понимая, что происходит.

— Дело в том, что Хелена ушла от меня, — слова и мрачный взгляд очень пугают Эйприл. Она приглашает его пройти к Хелене в класс.

— Как это случилось? Где она сейчас? — её голос дрожит от нарастающего волнения.

— Я думал, вы мне сможете сказать, где она? — он тяжело вздыхает, закрывает глаза на мгновение, трёт лоб, собираясь с мыслями и, рассказывает всю историю, начиная со звонка из Техаса.

— Боже, мой! — только может сказать Эйприл, выслушав, весь рассказ и плачет, тихо всхлипывая. — Почему она не выслушала вас?! Почему сбежала?! Ну, мало ли что она увидела? Мало ли какие ситуации бывают? Она обязана была, хотя бы поговорить с вами! — вдруг с горячностью выкрикивает Эйприл, вскакивает и начинает нервно ходить по классу, поглядывая на Джеймса. Он сидит очень мрачный, от того, что даже лучшая подруга не знает где она. Значит, она могла даже уехать из города, — предполагает он.

— Она всегда была упрямой и отчаянной девчонкой. Уж если чего она решит, то не отступиться, пока не достигнет цели. Отказаться может если только произойдёт какое-то серьёзно событие. Так было и в её отношениях с Дэвидом. Она, не разорвала с ним отношения, пока не он не изменил ей. — Эйприл смотрит на него и вдруг осекается, думая, что это не самое лучшее сравнение и тем более воспоминания о Дэвиде не к месту… — Извините, я не хотела обидеть вас, — она краснеет, ругая себя за несдержанность.

— Не извиняйтесь Эйприл. Всё хорошо. Я нанял уже детектива, надеюсь, что скоро смогу её увидеть, и мы разберёмся с нашей проблемой. Я хочу попросить вас вот о чём. Выясните у Джо, не появлялась ли она у него? — это последняя зацепка.

— Нет, Джеймс, её точно там нет. Я прямо оттуда. Сегодня ночью отработала там программу. Поэтому могу на сто процентов сказать, что там её нет, — сочувственно качает головой Эйприл.

— Понятно. Тогда всего доброго, — он встаёт и пожимает ей на прощание руку. — Если она позвонит вам, очень прошу, сообщите мне, — умоляюще просит Джейми, грустно глядя на неё.

— Да, конечно, обязательно сообщу! Даже не сомневайтесь, — тут же отвечает Эйприл. Они прощаются.

Эйприл идёт в свой класс, забирает сумку, закрывает студию и спешит домой рассказать всё Генри, лихорадочно переваривая всю историю и думая по дороге, куда бы могла отправиться Хелена. «Вот зараза! Даже мне не сообщила! Подруга называется. Видимо сильно обиделась на него, что даже со мной не поделилась своей бедой. Где ты сейчас, подружка?» — она снова плачет, потрясённая всем случившемся. Придя домой, она всё рассказывает Генри. Он обещает поискать её, через своих друзей, у которых есть похожие студии и клубы.

Джеймс заезжает домой. Стоящие повсюду цветы, напоминают о недавних незабываемых минутах. «Боже! Это было совсем недавно и так давно. Целая вечность прошла, с той последней ночи. А сейчас, я даже не могу дотронуться до неё»- он вытаращенными глазами смотрит в пространство, воспоминания болью отдаются где-то глубоко в его истерзанной душе. Он вздрагивает от голоса миссис Браун.

— Добрый вечер мистер Эдвардс! Ужин будет готов через десять минут, — грустно говорит она, стараясь не глядеть на него.

— Добрый вечер Эмили! Спасибо, но ужинать я не буду. Я, на несколько дней остановлюсь у мисс Рид. Так что, если у тебя есть какие-то дела или планы, то сейчас самое время для того, чтобы тебе взять отпуск на неделю. Думаю, несколько дней отдыха с семьёй тебе не повредят, — он всегда ценил её преданность и заботу и решил, что сейчас самое подходящее время для этого.

— Спасибо сэр, — она с благодарностью пожимает ему руку. — Извините мистер Эдвардс за вопрос, но, я надеюсь, вы помирились, с мисс Рид?

— Нет, Эмили, не помирились. Она сбежала, даже не захотела меня выслушать, — мрачно отвечает он.

— О! Боже! Сбежала? Как же так? — она сжимает руки на груди и, качая головой, не верит, что это правда. — Сэр, я могу чем-нибудь помочь вам?

— Нет, Эмили, спасибо! Я нанял отличного детектива! Надеюсь, он её быстро найдёт, — говорит он и поднимается в спальную, подбирает пару чистых рубах, пару маек, шорты, джинсы и на всякий случай костюм и пару ботинок. Просит Эмили упаковать всё в чемодан. Забирает свою любимую коллекцию трусиков, рассовывая их по карманам пиджака. В кабинете берёт необходимые документы для работы. Заходит снова в спальную и долго глядит на кровать, вспоминая, как в первый раз занимался, на ней любовью с Хеленой и потом ещё и ещё и ещё. Сколько прекрасных ночей они провели на этой кровати. С какой любовью, страстью и нежностью они отдавались друг другу. Не выдерживая нахлынувших воспоминаний, он выбегает из спальни не в силах больше в ней, находится. Схватив чемодан и, попрощавшись, с миссис Браун, он уезжает.

Глава 27

— Боб, тебе даю неделю отпуска. Отдохни, а то и так семью не часто видишь. Через неделю жду тебя, как обычно, — он пожимает руку, улыбающемуся Бобу и улыбается ему в ответ. «Хоть кому-то сейчас хорошо», — думает Джеймс, прощаясь с ним. Заводя мотор «McLaren», он уезжает к Маргарет. Это единственное место, где ему хочется быть в данный момент.

— Добрый вечер Джеймс! А, я уже было решила, что вы передумали и не приедете? — она радостно его встречает. Видя, что он с чемоданом, понимает, что он решил остановиться у неё не на один день. «Тем лучше. Ему, да и мне не так будет одиноко, пока Хелена в бегах», — думает она про себя.

— Добрый вечер Маргарет! Что вы? Разве я смог бы остаться где-то в другом месте? — он грустно улыбается ей и подаёт бутылку «Beringer sparkling Rose 2011 года», захваченную из дома. Он проходит и поднимается в комнату Хелены. Переодевается в черную майку, черные шорты, мягкие темно-синие макасины. На комод кладёт ноутбук, папку с документами, телефон, бумажник, часы. В шкаф вешает костюм, проводя рукой по одежде Хелены. Взяв в руки её красное платье, он прижимает его к себе и, закрыв глаза, медленно раскачивается, как будто танцует с ней. Немного помечтав, Джеймс вешает обратно платье, вынимает из комода увеличенную фотографию Хелены в белой рубашке и вешает её напротив кровати, нежно проводя пальцем по её лицу, фигуре, ногам. — Хелен, любимая! Позвони мне, позволь хотя бы услышать твой голос? — нежно шепчет он, печально смотря на неё. Его мысли прерывает Маргарет. Постучав в дверь, она заглядывает и приглашает его на ужин. Заметив на стене фотографию, она подходит и печально глядит на Хелену счастливо улыбающуюся со снимка.

— Джеймс, не грустите! Она обязательно вернётся. Пойдёмте, а то ужин остынет, — зовёт она и выходит, чтобы не расплакаться. Джеймс нехотя плетётся за ней, хотя с удовольствием остался бы сейчас в комнате. Но поговорить всё-таки необходимо, да и обижать Маргарет не хочется, всё-таки она приготовила ужин.

— Джеймс, пожалуйста, откройте вино, — она подает бутылку, на тарелки выкладывает по куску стейка, добавляя в качестве гарнира, салат «Уолдорф» с сельдереем.

— Спасибо Маргарет! За скорое возвращение Хелены! — он поднимает бокал, осушая его до дна.

— Да! Чтобы она образумилась и быстрее вернулась! — Маргарет тоже выпивает весь бокал, и они молча, ужинают.

— Хелена, меня всегда баловала салатами! — задумчиво произносит он, вспоминая танцующую Хелену на кухне. С каким удовольствием он принимал всё, чем она кормила его, когда выпадала возможность.

— Это её любимый салат. Она вообще у меня умница. Всегда любит добавлять в разные блюда, что-то своё. Она даже меня кое-чему научила, — говорит Маргарет, немного расслабляясь от вкусного вина. Джеймс наливает ещё по бокалу, они, молча, выпивают и продолжают ужинать. Вдруг Маргарет нарушив молчание, решает рассказать ему больше о Хелене. — Я взяла Хелену, когда ей было пять лет. В приюте сказали, что она была подброшена, без каких либо документов. Когда я первый раз увидела её, то твёрдо решила, что именно этот ребёнок нужен мне. Она стояла у окна и танцевала, такая маленькая, красивая. Повернувшись ко мне, она подошла и спросила, как я поживаю, — Маргарет вытирает выступившие слёзы. — Я не утомила вас своим воспоминаниями?

— Нет! Что вы? Всё, что связано с Хеленой, меня крайне интересует. Я очень внимательно слушаю. Продолжайте, пожалуйста, — просит он.

— Она всегда была, очень подвижным ребёнком. Очень любила танцевать и я, отдала её в студию танцев, к мисс Торрес, недалеко от нас. В школе она училась хорошо, даже домашние задания никогда не проверяла за ней. Я всегда полностью доверяла Хелен и доверяю, — с гордостью произносит она. — Я работаю учителем рисования в той же школе, где училась Хелена. Конечно, были проблемы с поведением. Меня иногда вызывал директор и отчитывал за неё. Проблема была в том, что Хелена, всегда влезала в истории, защищая и отстаивая права более слабых. Так она и познакомилась с Дэвидом, кстати. Однажды одноклассники решили зло подшутить над ним, она увидела это и вступилась за него, подравшись с одним из мальчишек. Но, не смотря ни на что, я всегда гордилась и горжусь своим ребёнком. Она очень отзывчивая и добрая. Всегда придёт на помощь. Даже помогла Эйприл, решить её проблему. Хотя честно надо признать, когда я узнала, что это за контракт, я была против того, чтобы она вмешивалась. Сначала заставила её дозвониться до этого странного Джо, а потом, испугавшись, начала отговаривать. Но она была непреклонна. Вот такая она у меня. Упрямая и добрая, смешная и красивая и очень, преданная!

— Маргарет, значит, я должен вас тоже поблагодарить, за то, что вы заставили её дозвониться до Джо. Если бы не вы и ни Эйприл, я бы не познакомился с ней! — Джеймс берёт её за руку и сильно сжимает в знак благодарности.

— Ох, Джейми! Не благодарите меня. Рано или поздно вы всё равно встретились бы. Ибо вы предназначены друг другу, судьбой. Хелена очень вас любит! Она у меня отходчивая. Немного подуется и вернётся.

— Будем надеяться, — грустно отвечает он. Я нанял очень хорошего детектива. Жду от него сегодня первый отчёт. Если что-то будет интересное, обязательно скажу вам. И ещё я сегодня разговаривал с её подругой. Она, к сожалению, тоже ничего не знает о Хелене. Пока это всё.

— Спасибо Джеймс, — она с благодарностью смотрит на него.

— Благодарю за ужин. С вашего позволения, я пойду в комнату. Мне надо немного поработать. Доброй ночи.

— Доброй ночи, — отвечает Маргарет.

Джеймс поднимается в комнату. Маргарет моет посуду и про себя ещё раз благодарит Джеймса, что он сразу же приступил к её поиску, а не стал ждать, пока она сама вернётся и поговорил с Эйприл. «Куда она могла убежать? Ума не приложу», — размышляет Маргарет, заходя к себе в комнату, но её отвлекает какой-то странный звук, исходящий из комнаты Хелены. Она подходит и слышит одну из любимых мелодий Хелены. Грустно улыбнувшись, она идет снова к себе.

Джеймс лежит с ноутбуком на кровати. Из наушников доносится любимая музыка Хелены. Под майкой любимая пижама Хелены. Он открывает ноутбук и быстро набирает код электронной почты. Читает отчёт Брукса. В отчёте сказано только то, что она добралась до вокзала и купила билет. Но куда пока не известно. — Так. Значит, она всё-таки уехала и в городе, её нет. Чёрт, Хелен! Зачем же так серьёзно? Я бы не стал насильно удерживать тебя, если бы ты не захотела больше меня знать. Хотя? Вряд ли, я от тебя отстал. Я бы просто не смог. Что же мне делать? Неужели у меня останутся только воспоминания о нас с тобой? Нет! Я никогда не отступаю и всегда добиваюсь того, чего хочу. Я тебя найду, чего бы мне это не стоило. В каждом штате, в каждом городе у меня будут люди, которые будут прочесывать каждый дюйм, пока тебя не найдут. А, может, ты отправилась в Калифорнию? Чёрт. Срочно надо туда звонить, — он выдергивает наушники, сбрасывает музыку и набирает номер поместья.

— Резиденция мистера Эдвардса, — важно отвечает Глория.

— Глория, привет, это я Джеймс. Мисс Рид случайно не в поместье? Мы немного повздорили с ней. Она ушла, — он сжимает глаза, ему больно от этих слов.

— Добрый вечер мистер Джеймс! Нет, к сожалению, мисс Рид здесь нет, — печальным голосом отвечает Глория.

— Ладно, если она вдруг объявится, сообщи мне, но только чтобы она не знала. Поняла? — он четко произносит каждое слово.

— Хорошо, хорошо мистер Джеймс! Я всё поняла. Сделаю, всё в точности, как вы сказали.

Джеймс отключается. Значит её там, тоже нет. Чёрт! У неё, может и, денег нет? Она и карточку оставила и кольцо тоже… Но она купила билет, значит, какие-то деньги у неё есть. Хелен, зачем же всё так усложнять? Почему ты сбежала? — Джеймс глядит на её фотографию и снова набирает её номер, но абонент недоступен. Вынув пижаму из-под майки и прижав к лицу, он жадно вдыхает запах Хелены, оставленный на ткани. Втыкает снова наушники, врубает на всю мощь музыку и засыпает тягостным сном.

Глава 28

Ночь! Хелен смотрит сверху на него и нежно улыбается. Её полуоткрытые губы призывают к любви, он тянется к ней, но она удаляется. Она танцует обнажённая, виляя бёдрами и, показывает средний палец, — Подойди ко мне малышка, давай поговорим!

— Да пошёл ты! — отвечает ему, Хелена. Взгляд дерзкий, она отворачивается и исчезает…

— Хелен! — Джейми вскакивает весь в поту. Боже! Это моё наказание, этот сон. Он снится мне уже третий месяц, — он вскакивает, и сидит какое-то время на кровати, обхватив руками голову. Чтобы немного прийти в себя, бредёт в ванную. Принимает душ, одевается, собираясь на работу. Но делает всё чисто механически.

«Настроение паршивое, хочется умереть. Надежды найти Хелен тают с каждым днём. Брукс пока ничего существенного не добыл. Даже дополнительные детективы, которых я нанял, всё равно не могут ничего мне сказать. Она, как сквозь землю провалилась. Может, её действительно уже нет в живых?» — Эта мысль стала всё чаще приходить ему в голову. «Если это так, то мне тоже незачем жить на этом свете. Я умираю без неё. Сколько ещё продлиться эта пытка?» — он спускается и идёт в столовую.

Маргарет хлопочет на кухне.

— Доброе утро Джеймс, — она старается говорить бодро, но её голос и красные глаза предательски выдают её.

— Доброе утро Маргарет, — отстранённо отвечает Джеймс.

Они молча завтракают, не глядя друг на друга.

— Маргарет, спасибо, что приютили меня и терпели мои выходки все эти три месяца, — нарушает он вдруг молчание. — Наверное, пора возвращаться домой. Отчёты по поиску пока никаких положительных результатов не дали. Вы не будете против, если я приеду к вам как-нибудь? — он смотрит на неё страдальческим взглядом.

— Джеймс, конечно! Приезжайте в любое время дня и ночи. Двери этого дома для вас всегда открыты! — она страстно говорит ему и снова начинает всхлипывать.

— Спасибо! — только может сказать Джейми. — Маргарет и ещё, разрешите мне забрать вещи и фотографии Хелены?

— Конечно Джеймс, забирайте. Я только возьму одну из фотографий и красный свитер, который ей связала, когда она училась в институте.

— Да, конечно! Я если честно думал, что вы не позволите, — он смущенно смотрит на неё.

— Что вы Джеймс? Как я могу запретить вам забрать её вещи? Я же всё понимаю! — в её глазах столько понимания и одновременно боли, что слёзы снова выступают на глазах.

— Спасибо вам за то, что понимаете как для меня это важно, — он вскакивает и обнимает её за плечи. — Мне пора! — он отпускает её, и идёт к выходу. Боб забирает его чемодан и несёт к машине. — Спасибо ещё раз за всё! До свидания, Маргарет! — грустно говорит Джеймс, стоя на пороге, прощаясь с ней. — Если вдруг какие-то новости будут, я позвоню вам, а вы, мне звоните, если что-то выясните. Договорились?

— Договорились! Я обязательно позвоню вам, если что — то узнаю, — она машет ему на прощание. — Удачи вам! До свидания!

— До свидания! — говорит Джеймс и уезжает, возвращаясь в Нью-Йорк.

По дороге на работу он открывает ноутбук и просматривает почту: «Новостей от Брукса нет. От Питерсона, Кларка и Льюиса тоже никаких новостей Боже! Что же делать? Что же ещё предпринять? Рекламу пускать нельзя, потому что желтая пресса задолбает своим вниманием и Хелен ещё сильнее, обидится на меня. Нет! Рекламный проект отпадает. Какой же способ ещё найти? — думает он, поднимаясь к себе в офис.

— Аманда кофе мне и отчеты, быстро, — сухо говорит Джеймс, проходя к себе в кабинет, не обращая никакого внимания на её новую причёску, слегка волнистые распущенные волосы и белую полупрозрачную блузку с откровенным вырезом, заправленную в короткую черную юбку. Аманда быстро приносит поднос с чашкой кофе, тосты, джем, апельсиновый сок.

— Мистер Эдвардс, что-то ещё? — ласково спрашивает она, растягиваясь в ослепительной улыбке.

— Документы на подпись, где? Ты обязанности свои забыла? — сердито спрашивает он, в гневе сдвигая брови.

— Извините мистер Эдвардс. Сейчас принесу, — она выскакивает, вся красная. Но выйдя за дверь, на секунду замирает, улыбаясь своей уловке. Вот он, её последний шанс и она должна проявить максимум сексуальности и привлечь его к себе. — Сейчас или никогда! — шепчет она, закрывая глазки в предвкушении удачи. — Какая я умная, что документы не положила утром. Удача на моей стороне. Я должна проявить всю свою фантазию. — Она ещё раз осматривает себя в зеркале и удовлетворённая собой, берёт папку с документами и входит в кабинет, виляя бёдрами. Губы немного полуоткрыты, томный взгляд, аромат духов, такой же, как у мисс Митчелл. Она подходит очень близко к Эдвардсу, немного наклоняется и поворачивается так, чтобы из-под низкого выреза блузки была видна грудь в обрамлении белого тонкого кружевного бюстгальтера. Открыв перед ним папку с документами, она слегка трётся бедром о подлокотник кресла, приманивая Джеймса к себе. Он не обращает на неё никакого внимания. Подписав последний документ, закрывает папку, отдаёт Аманде и смотрит на неё в упор.

— Аманда! Если вы ещё хоть раз позволите себе тереться около меня или того хуже будете и дальше пытаться соблазнять меня, то я вас уволю! Понятно! — он, чеканя каждое слово, старается быть очень убедительным, уже жалея, что когда-то согласился взять её к себе в секретари по совету Гарри.

— Да сэр! — может только ответить Аманда, опуская глаза, густо покраснев, она поправляет блузку, берёт папку и расстроенная, что её план, провалился, идёт к выходу.

— Аманда, — зовёт её Джеймс.

— Да сэр? — снова с надеждой в глазах смотрит на него.

— Поднос не забудьте. И, посмотрите, какие встречи запланированы на этой неделе? — распоряжается он, отвернувшись от неё, смотрит в окно.

Наступает вечер. Все сотрудники давно уже закончили рабочий день и разошлись по своим делам.

«Такая тишина?! Даже непривычно. Идти домой, совсем не хочется. Да и что там делать без Хелены?» — думает Джеймс, глядя в окно на ночной Нью-Йорк.

— Где же ты, моя упрямая девочка? Неужели, ты так быстро разлюбила меня? Даже поговорить не хочешь? Сколько ещё ты будешь мучить меня? Я умираю без тебя! Умираю! — говорит он тихим голосом.

Повернувшись, он смотрит на стену, на которой теперь вместо рекламных плакатов висят огромных размеров фотографии Хелены. Он попросил Артура сделать их. Пришлось рассказать брату о своей проблеме. Артур был потрясён. Предлагал помощь, запустить рекламный ролик, чтобы привлечь внимание Хелены, но Джеймс отказался, убедив Артура, не привлекать внимания к себе и не подставлять Хелену. Вдруг она ещё сильнее обидится? Артуру пришлось согласиться. Джеймс берёт слово с брата, что тот не будет посвящать родителей в его проблемы.

Так проходит день за днём. Джеймс поселяется в своём офисе. Он успешно ведёт бизнес, но делает это чисто механически. Часто заезжает к Эйприл, они подолгу говорят о Хелене. Брукс и другие детективы отчитываются перед ним ежедневно о проделанной работе, но никаких положительных результатов это не даёт.

Однажды в обеденный перерыв у него появляется Эмма.

— Мистер Эдвардс, я сказала, что вас нет, но мисс Митчелл,…- не успевает договорить Аманда, как в офис врывается Эмма. По-хозяйски пройдя в кабинет, Эмма бросает сумку на диван, садится, закинув ногу на ногу и вальяжно раскинув руки на спинке дивана, соблазнительно улыбается Джеймсу.

— Всё хорошо, Аманда! Иди! — сухо произносит Джеймс.

Аманда закрывает дверь. Джеймс тоже улыбается ей соблазнительной улыбкой, в ответ. Не спеша, грациозно встаёт, подходит очень близко, смотрит на неё сверху вниз, очень тёмным взглядом. От такой близости она начинает часто дышать, наполняемая желанием и страстью. Тянет руки к его «другу», но Джеймс хватает её за запястья и, притягивая к себе, шипит, сверкая на неё тёмными от гнева, отвращения и ярости глазами:

— Ты, дрянь такая! Ещё смеешь врываться в мой кабинет? Какого чёрта ты сюда припёрлась? Чего ты хочешь? Чтобы я опозорил тебя перед всеми? Убирайся отсюда и не смей больше ко мне приходить! Ты выглядишь как дешёвка! Твоя гнилая душонка, источает зловоние повсюду. Меня тошнит от тебя! Пошла вон отсюда! — он тащит её к выходу, прихватив, отдаёт её сумочку. Его взгляд не предвещает ничего хорошего.

— Джеймс отпусти меня! Мне больно! Я пришла мириться! Давай начнём всё сначала! Пожалуйста! Я люблю тебя! Умоляю, не прогоняй! — она начинает манерно хныкать, умоляюще смотрит на него, тянется губами, чтобы поцеловать.

Джеймс, ничего не говоря, вытаскивает её из кабинета, тащит мимо обалдевшей Аманды к лифту. Затащив её в кабину лифта, они спускаются вниз. Джеймс молчит, не обращая внимания на мольбы Эммы, всё забыть, простить её и начать всё сначала. Он непреклонен и сдерживается, чтобы не ударить её. Когда они приезжают на первый этаж он вытаскивает её и ведёт к охране.

— Эй, парни! Видите эту женщину? — обращает внимание на заплаканную, растрёпанную Эмму.

— Да! — удивлённо отвечают трое охранников.

— Если ещё раз вы позволите ей пройти и побеспокоить меня, то будете немедленно уволены! Всё понятно?

— Да сэр! — разом отвечают охранники, вытягиваясь по стойке смирно, не смея взглянуть ему в глаза.

— А теперь проводите эту мисс до машины и убедитесь, что она уехала, — говорит Джеймс, передавая Эмму из рук в руки, самого высокого охранника. Эмма как может, сопротивляется, но темнокожий мужчина крепко держа её за локоть, ведёт на выход. Джеймс уходит. В нём ещё кипит злость на Эмму, он отряхивает себя, как бы сбрасывая её неприятные прикосновения. Поднимается к себе, заходит в кабинет и слышит вибрирующий гудок телефона на столе. Он в миг, оказывается около стола, хватает телефон. Звонит Брукс.

— Слушаю, — с волнением отвечает Джеймс.

— Мистер Эдвардс, похоже, мы нашли её! — отвечает серьёзно детектив.

— Где? — взволнованно спрашивает Джеймс.

— В Лос — Анджелесе. Я жду вас в аэропорту.

— Я немедленно вылетаю, — коротко говорит он и, отключившись, набирает номер Боба.

— Боб, машину немедленно.

— Слушаюсь сэр! — живо отзывается Боб.

— Брюс, готовь самолёт, летим в Лос-Анджелес, — коротко отдаёт распоряжение Джеймс. Отключившись, он хватает ноутбук со стола, кладёт телефон в карман черных джинс. Забежав в гардеробную, он скидывает серую льняную рубашку, одевает белую, на ноги темно синие макасины и, прыснув парфюмом, который нравится Хелене, выбегает из своего кабинета.

— Аманда, отмени все встречи до понедельника, — говорит ей и быстро выходит.

Прилетев в Лос — Анджелес, его встречает Брукс.

— Добрый вечер мистер Эдвардс, — пожимает ему руку детектив. — Мы нашли её в одном из ночных клубов. Но хочу сразу предупредить, что это может быть и не она. По крайней мере, по фотографии очень похожа. Но знаете, всякое бывает. Я заказал столик на имя мистера Аллена.

— Поехали быстрее Брукс, иначе я с ума сойду, — взволнованно говорит Джеймс. «Значит, она работает в клубе? Какого хрена, она там делает? Деньги?! Ну, да, как-то надо жить! Зачем она это сделала? Я бы всё отдал ей! Хелен, малышка, зачем ты так? Зачем позволила, чтобы всякие пьяные засранцы любовались на тебя, пускали слюни от удовольствия! Ты принадлежишь только мне! И любоваться тобой, и владеть тобой имею право только я! Чёрт! Может у неё и друг уже есть? — Джеймс начинает злиться на Хелену. Он нетерпеливо постукивает носком ботинка, желая быстрее приехать в тот клуб и удостовериться самому, что это действительно Хелена.

— Мистер Эдвардс, если это ваша жена, то она выйдет третья. Вы должны сначала убедиться, что это действительно она. Тогда я покажу вам, где она живет. Ни в коем случае, не пытайтесь её сразу увести из клуба. Хозяин этого заведения очень серьёзный и опасный человек. Если привлечёте к себе внимание, это будет не выгодно ни вам, ни вашей жене. Очень вас прошу. Всё надо сделать тихо и незаметно.

— Посмотрим, — задумчиво говорит Джеймс. Мне, плевать, как отнесётся хозяин клуба на то, что я немедленно заберу Хелену, оттуда. Договориться с ним будет несложно. Не с такими приходилось иметь дело, — думает про себя Джеймс.

Джеймс идет в клуб один, оставляя Брукса ждать в машине. Клуб уже полон народа, громко играет музыка, очень шумно, в полумраке видно несколько танцующих пар. Его встречает охранник и спрашивает, заказан ли столик.

— Да заказан. На мистера Аллена, — громко говорит Джеймс охраннику.

— Проходите сэр, — приглашает молодой темнокожий парень, Джеймса в зал.

Он, проходит, оглядывая всё вокруг. Присматривается к официанткам, к посетителям. К нему подходит миловидная блондинка и спрашивает, на кого заказан столик. Проводит его на место. Джеймс заказывает свой любимый виски со льдом.

«Что же, позиция вполне удобная. Я могу наблюдать за всем залом, меня при этом совсем не видно, — его мысли прерывает улыбающаяся официантка, ставя стакан с виски.

— Что-нибудь, ещё желаете, мистер Ален? — она не сводит с него глаз.

— Нет! — он в упор смотрит на неё и даёт понять, чтобы уходила.

Официантка, смущаясь, уходит и Джеймс, делая небольшие глотки, продолжает наблюдать и ждать.

Клуб заполняется всё больше и больше народом. Джейми не может дождаться, когда Хелен выйдет на подиум. Заказывает ещё виски. И вот начинают выходить девушки. Он напрягается, в предвкушении наконец-то увидеть её. Он очень взволнован, не сводит взгляда с подиума. Наступает очередь выйти Хелене.

— Боже! Помоги мне…, - только может прошептать Джеймс.

Выходит девушка в полупрозрачном чёрном топике и чёрных стрингах, на высоких чёрных шпильках. Волосы забраны в тугой пучок. Джеймс жадно вглядывается в девушку. Не замечает, как встает и подходит близко к подиуму. Он пытается разглядеть её в полумраке….

Глава 29

Какое жестокое разочарование! Это не она!

«Чёрт! Это не она! Не она! Не она! Моя Хелен совсем другая. Моя Хелен божественно красива. У неё божественное тело! Она божественно танцует. А эта девушка, нет, это не моя Хелена!» — выбежав из клуба, он опирается руками о колени и издаёт дикий стон на всю улицу. Брукс подбегает к нему и тащит в машину, быстро закрывает дверь, садится сам, заводит мотор и быстро уезжает, везя Джеймса в гостиницу.

— Брукс отвези меня в поместье, — Джеймс называет адрес и они, едут к нему. На пороге их встречает Глория.

— Добрый вечер мистер Эдвардс! — испуганно говорит она, с опаской наблюдая за неизвестным мужчиной.

— Привет Глория! Это Брукс, детектив. Оставь нас, пожалуйста, мы сами разберёмся, — с мрачным видом отвечает Джеймс.

— Хорошо сэр, — говорит она и удаляется в домик для прислуги.

— Брукс там, в баре, наливай что захочешь, в холодильнике тоже… Я пойду приму душ.

Он долго стоит под душем и стонет, от горя и жестокого разочарования.

— Боже! За что ты так сильно наказываешь меня? За что? Боже! Помоги мне найти Хелену! Прошу! Я умираю без неё! Умираю! Я больше не выдержу этого испытания! — он садится и, закрыв руками лицо, плачет, сотрясая всем телом.

Приняв душ и немного успокоившись, Джеймс спускается вниз, лицо его очень задумчиво. Он садится на диван рядом с Бруксом, наливает виски и залпом выпивает.

— Мистер Эдвардс! Поскольку я допустил ошибку, а для меня, как профессионала это недопустимо, то я теперь работаю на вас бесплатно! И клянусь, что пока не найду вашу жену, не успокоюсь, — он поднимает бокал с виски и тоже залпом выпивает.

— Брукс! Спасибо дружище! Я сначала подумал, что ты уже хочешь отказаться от работы, — с облегчением отвечает Джеймс.

— Нет! Что вы? Это теперь дело чести, так сказать, — с горечью говорит Брукс.

— Брукс! Насчёт денег не парься. Договор в силе. Только найди мне Хелену! Очень тебя прошу! — он умоляюще смотрит на Брукса.

— Мистер Эдвардс, клянусь, что найду её! А сейчас мне пора, нужно ещё одну версию отработать, — он встает и они прощаются. Брукс уезжает в гостиницу.

Джеймс решает проверить почту и, открыв ноутбук, внимательно читает отчёты других детективов, которых он нанял дополнительно. «Снова ничего… Ни одной зацепки. Где же ты Хелен? Где же ты?» — слушая любимую музыку Хелены, глядя на её фотографию и допив всю бутылку виски, он засыпает на диване.

— Мистер Эдвардс, вставайте! — будит его Глория. — Завтракать будете? — ласково улыбается она.

— Не сейчас Глория! Сейчас пробегусь, приму душ, потом позавтракаю, — отвечает Джеймс, садясь на диване, удивлённо обнаруживает пустую бутылку на полу.

— Чёрт! Глория это ты допила всё? — ухмыляется он.

— Эй! Я не пью эту дрянь! Ох, мистер Эдвардс ну и шуточки у вас! — она возмущённо, выхватывает бутылку, из рук Джеймса и уходит на кухню.

Он плетётся в спальную. Переодеваясь в шорты и майку, он задерживает взгляд на кровати и воспоминания о проведённых здесь, ночах с Хеленой, вновь пробуждают в нем сильные чувства и болью отдаются в глубине души, он быстро одевает кроссовки и выбегает из дома, чтобы отогнать эту боль от воспоминаний.

Немного придя в себя, он через несколько дней возвращается в Нью-Йорк.

Дни тянутся за днями, месяцы за месяцами. Ему часто снится один и тот же сон, он мучает его и в тоже время Джеймс жаждет видеть его каждую ночь, потому что только во сне, он может видеть Хелену. Заглушая тоску по ней, Джеймс начал пить. Эмма не унималась и иногда доставала его телефонными звонками. С каждым днем, жизнь становилась, всё более невыносимей, похожей на бесконечную пытку.

Уже темно! Он сидит один в темном кабинете и смотрит в окно, держа стакан с виски. Пустая бутылка «Noah Mill», валяется на полу. Из наушников доносится Kings of Leon «Closer». В руках любимые трусики Хелены.

— Хелен! Где же ты? Почему ты не возвращаешься? Неужели ты разлюбила меня? Я умираю без тебя! Хелен! Где ты, детка? — шепчет он и тихо плачет. Шатаясь, он идёт за следующей бутылкой и, плюхнувшись в кресло, наливает снова целый бокал виски. Вдруг, заходит Ричард!

— Мне тоже, целый! — говорит он, очень строгим, серьёзным голосом. Подойдя к Джеймсу, Ричард выхватывает у него бокал и мгновенно выпивает его. — Джеймс, уже год ты ищешь Хелену и год ты не просыхаешь! Пора завязывать, мой мальчик. Вчера звонила твоя мать, интересовалась, как ты, потому, что ты не отвечаешь. Эй, приятель! — и он, наклонившись к нему, по-дружески взяв его за плечо, продолжает: — Мы найдём её! Клянусь! Я тоже своих людей подключил. Слушай, ну хватит пить, поехали…

— Рич! — говорит Джеймс пьяным голосом. Я умираю! Понимаешь? Полгода назад ещё были надежды, что, я её найду, я нанял лучших детективов. Даже Брукс не в силах её найти… Её нет! Я хочу умереть. Умереть! Я больше так не могу. Мой сон! Она… — и он, обхватывая голову руками, снова плачет.

— Джеймс, мы найдём её и скоро! Клянусь! А ну-ка! Давай, идем. Завтра очень важная встреча, не забыл? А сейчас надо привести себя в порядок. Не паниковать! Ты же настоящий мужик! Мы обязательно найдём её. Давай вставай, — и Ричард, подхватив его под руку, уводит, чтобы привести в чувства и подготовить для встречи с иностранными партнёрами.

Митчелл помогает Джеймсу вести бизнес, часто замещает его на деловых встречах и как может, поддерживает его, также помогая в поисках Хелены. Джеймс очень благодарен ему за это, но Ричард лишь говорит, что это просто его долг, не более того.

Уже довольно поздно. Джеймс снова сидит в темноте в кабинете, лишь над фотографиями Хелены висят маленькие лампы, освещая её портреты. Он отпивает глоток за глотком и смотрит на неё полу прикрытыми, пьяными и влюблёнными глазами.

— Хелен, детка! Где же ты сейчас? Я умираю без тебя! Умираю! Вернись ко мне, Хелен! Вернись, умоляю! — шепчет он пьяным голосом, не сразу замечая, как в кабинет заходит Эмма. Развязывая пояс и расстёгивая пуговицы на плаще, она идет к нему, виляя бедрами. Скинув с себя плащ, она подходит к Джеймсу абсолютно голая и, развернув кресло, садится к нему на колени.

— Привет Джейми! Я так соскучилась по тебе! Почему не отвечаешь на мои звонки? Пора уже забыть о той танцовщице. Она тебя забыла. А я здесь, рядом с тобой. И всегда буду рядом. Я тебя люблю! Поедем к тебе, и ты увидишь, какой я могу быть страстной, как я умею любить! — она целует его страстно в губы, ловко вытаскивает рубашку из брюк, разрывая пуговицы на ней и раздвинув его ноги, садится на колени и, расстегивая ширинку на брюках, тянет руку к его члену.

Джеймс резко вскакивает, и, схватив её за руки, грубо отталкивает от себя. Он взрывается от ярости и гнева и, указывая пальцем на дверь, с отвращением глядя на неё, кричит:

— Если ты немедленно не уберёшься отсюда, я клянусь, что убью тебя! Ты — гадина, испортила мне всю жизнь! Я умираю без Хелены! Слышишь ты? Я умираю без неё! А ты смеешь снова приходить сюда ко мне и пытаешься снова соблазнить меня! Уходи или я за себя не отвечаю! Ричард, простит меня… — он застёгивает ширинку, снова садиться в кресло и, отвернувшись от неё, впивается пьяными глазами на фотографию Хелены, где она показывает язык.

Глава 30

Прошло уже два года, как сбежала Хелена! Маргарет, плакала каждый день и молилась о том, чтобы с Хеленой ничего не случилось. Эйприл очень долго злилась на Хелену за такое безрассудство и долго пыталась звонить, но абонент был недоступен. Она скучала без неё, даже Генри не мог заглушить тоску по подруге. К ней часто в студию заходил Джеймс, мятый, небритый и от него всегда несло виски. Эйприл пускала его в класс и он, подолгу там сидел и вспоминал. Дома Джеймс не появлялся. Ему нечего было там делать без Хелены.

Однажды, сидя как обычно у себя в офисе и допивая очередную бутылку «Noah Mill» Джейми смотрит в ночное небо Нью-Йорка, держит в руке трусики Хелены, поглаживая ими о свою щеку, слушает любимую музыку Хелены и вспоминает, вспоминает.

— Бутылка снова пустая. Надо ещё добавить, — говорит сам себе Джеймс и, шатаясь, идет за следующей порцией спиртного. Его останавливает телефонный звонок. Очень странно, этот номер ему незнаком. «Кто это, черт возьми, может быть? Может Эмма сменила номер и снова решила меня доставать?».

— Эдвардс, — пьяным голосом, отвечает он.

— Добрый вечер, мистер Эдвардс! Меня зовут Бенджамин Дэвис! — говорит мужчина, на конце провода.

— Что вам нужно? — Джеймс, не очень то вежлив.

— Мне? Ничего? По-моему это вам чего-то или кого-то не хватает! Не правда ли? Вы никого не потеряли? — он очень вежливо отвечает.

— Кто вы? И, что, чёрт побери, вам надо? — Джейми раздражён, что какой-то неизвестный мужчина решил пошутить над ним. Он, шатаясь, подходит к креслу и садится в него.

— Мистер Эдвардс! Вам интересно, где сейчас Хелен Рид? Если интересно, тогда жду вас завтра ровно в 12.00, Чикаго, Линкольн — парк. XXXXХ. Всего доброго! — и мужчина отключился.

Джеймс остолбенел! Хмель как рукой сняло. Что? Он знает, где Хелена? Кто это? И что это за мужчина? Молодой, старый? Чикаго, Линкольн — парк. XXXXХ! Чёрт! Срочно принять душ, переодеться и лететь в Чикаго, немедленно. Он хватает со стола телефон.

— Боб, машину к офису! — командует он, по телефону.

— Есть сэр! — радостно отзывается Боб.

— Брюс! Готовь самолёт, летим в Чикаго! — отдает распоряжение он и, отключившись, шатаясь, идёт ванную, принять душ. В небольшой гардеробной, надевает белую рубашку, джинсы, пиджак, ботинки. Смотрит в зеркало и говорит: — Боже! Помоги мне! Только бы это была она! — и с этими словами, выбегает из кабинета навстречу своей потерянной судьбе…

Твой танец шимми — встряхнул мою лодку, Выбросив меня, одинокого и влюблённого, на берег Думаешь ли ты обо мне? Кингс оф Леон — «Ближе» Читати далі
Додати відгук