Пугачев

Опис:

Сергей Есенин (1895—1925) — великий поэт земли русской, тонкий лирик, певец родной природы. В издание включены стихи и поэмы, в которых автор, не поняв революции, продолжал чувствовать себя поэтом «Руси уходящей».

Аннотация

Сергей Есенин (1895—1925) — великий поэт земли русской, тонкий лирик, певец родной природы.

В издание включены стихи и поэмы, в которых автор, не поняв революции, продолжал чувствовать себя поэтом «Руси уходящей».


Сергей Есенин

Пугачев

Марфа посадница

1

Не сестра месяца из темного болота

В жемчуге кокошник в небо

запрокинула, —

Ой, как выходила Марфа за ворота,

Письменище черное из дулейки вынула.

Раскололся зыками колокол на вече,

Замахали кружевом полотнища зорние;

Услыхали ангелы голос человечий,

отворили наскоро окна-ставни горние.

Возговорит Марфа голосом серебряно:

«ой ли, внуки Васькины,

правнуки Микулы!

Грамотой московскою извольно

повелено Выгомонить вольницы бражные

загулы!»

Заходила буйница выхвали старинной,

Бороды, как молнии, выпячили грозно:

«Что нам Московия —

как поставник блинный!

Там бояр-те жены хлыстают загозно!»

Марфа на крылечко праву ножку

кинула,

Левой помахала каблучком сафьяновым.

«Быть так, — кротко молвила,

черны брови сдвинула, —

не ручьи — брызгатели выцветням

росяновым...»

 

2

не чернец беседует с Господом

в затворе —

царь московский антихриста вызывает:

«ой, Виельзевуле, горе мое, горе,

Новгород мне вольный ног не лобызает!»

Вылез из запечья сатана гадюкой,

В пучеглазых бельмах исчаведье ада.

«Побожися душу выдать мне порукой,

Иначе не будет с Новгородом слада!»

Вынул он бумаги — облака клок,

Дал ему перо — от молнии стрелу.

Чиркнул царь кинжалищем локоток,

Расчеркнулся и зажал руку в полу.

Зарычит антихрист зёмным гудом:

«А и сроку тебе, царь, даю четыреста лет!

Как пойдет на Москву заморский Иуда,

Тут тебе с Новгородом и сладу нет!»

«А откуль гроза, когда ветер шумит?» —

Задает ему царь хитрой спрос.

Говорит сатана зыком черных згит:

«Этот ответ с собой ветер унес...»

 

3

На соборах Кремля колокола заплакали,

Собирались стрельцы из дальных слобод;

Кони ржали, сабли звякали,

Глас приказный чинно слухал народ.

Закраснели хоругви, образа засверкали,

Царь пожаловал бочку с вином.

Бабы подолами слезы утирали, —

Кто-то воротится невредим в дом?

Читати далі
Додати відгук