Сад божественных песней

Опис:

Гениальный философ Григорий Савич Сковорода (1722— 1794) был признан отцом украинской философской мысли, наи более значительной фигурой восточноевропейской культуры после эпохи Средневековья. Его творческое наследие представлено оригинальными философскими произведениями, стихами, переводами и баснями. Эта книга — наиболее полное издание произведений великого мыслителя и поэта.

Аннотация

Гениальный философ Григорий Савич Сковорода (1722— 1794) был признан отцом украинской философской мысли, наи более значительной фигурой восточноевропейской культуры после эпохи Средневековья. Его творческое наследие представлено оригинальными философскими произведениями, стихами, переводами и баснями. Эта книга — наиболее полное издание произведений великого мыслителя и поэта.

Григорий Сковорода

САД БОЖЕСТВЕННЫХ ПЕСНЕЙ

Жизнь Григория Сковороды

Писано 1794 года в древнем вкусе

Non omnis moriar.

Horat.

Во всем существующем есть нечто главное и всеобщее; в нечле-новных ископаемых земля, в растительных вода; в животных огонь; в человеке разум и так далее.

Каждое бытие составляет особый круг или мир свой, с различиями, делимостями, раздроблениями до непостижимости.

Каждая главность, или всеобщность сих кругов имеет над собою и в себе главнейшее, всемирное, верховное, единое начало: вся тем быша.

Сие распространяясь, разделяясь в способности, силы, свойства, постепенности, осуществляет невидимые бытия разнообразно и в снисхождении своем сгущаясь составляет в человеке мыслен-ность, в животных чувство, в растительных движение, в нечленов-ных ископаемых существование.

Человек, т. е. воплощенная способность мыслящая, в сем начале живет, движется, и есть.

Сия всеглавнейшая, всемирная, невидимая Сила, едина — ум, жизнь, движение, существование, — изливаясь из непостижимости в явление, из вечности во все-обширность времени, из единства исключительного до безпредельной множественности, образуя круг человечества, уделяет оному от главности своей благороднейшее преимущество, свободную волю.

На сей главизне, корени, начале основывается власть правительств, держава владык, сила царей, любовь родителей, честь мудрых, слава добродетельных, память праведных.

Множественность вносит различие, а сие предполагает неравенство и несовершенство; свободная воля предполагает выбор; сей же нравственную способность, могущую познать добро, истин-ну, совершенство, любить оное и искать предпочтительно. Отсюда происходит подвиг искания, и подвижник истины называется Мудрый, а дело его добродетель.

Парфянин и Мидянин, Иудей и Еллин, раб и свобод равно учав-ствуют в сем преимуществе всемирнаго, верховнаго, единаго Начала.

Подвиг, то есть правильное употребление свободной воли, делает разделения; и сей подвиг в выборе истиннаго, добраго, совер-шеннаго, есть правда воздающая всякому свое: полная полным, и тщетная тщетным. Почему мудрый, и праведный есть тоже.

Поставленный между вечностию, и временем, светом и тьмою, истинною и лжею, добром и злом, имеющий преимущественное право избирать истинное, доброе, совершенное, и приводящий то в исполнение на самом деле, во всяком месте, бытии, состоянии, звании, степени, есть мудрый, есть праведный.

Таков есть муж, о котором здесь предлежит слово.

Григорий сын Савы Сковорода родился в малой России, Ки-евскаго наместничества, Лубенской округи, в селе Чернухах, в 1722 году. Родители его были из простолюдства: отец козак, мать такого же рода. Они имели состояние мещанское посредственно достаточное, но честностию, правдивостию, странноприим-ством, набожеством, миролюбивым соседством отличались в своем круге.

Сей сын их Григорий, по седьмому году от рождения, приметен был склонностью к Бого-чтению, дарованием к музыке, охотою к наукам, и твердостию духа. В церькве ходил он самоохотно на крилос, и певал отменно приятно. Любимое же, и всегда почти твердимое им пение его было сей Иоанна Дамаскина стих: Образу златому на поле Деире служиму трие твои отроцы небрегоша без-божнаго веления, и проч.

По охоте его отец отдал его в Киевское училище, славившееся тогда науками. Григорий скоро превозшел сверстников своих успехами и похвалами. Митрополит Киевский Самуил Миславский, человек отличной остроты разума, и редких способностей к наукам, будучи тогда соучеником его, оставался во всем ниже его, при величайшем соревновании своем.

Тогда царствовала Императрица Елисавет, любительница музыки и Малороссии. Дарования Сковороды к музыке, и отменно приятный голос его, подали случай быть ему выбрану ко двору в певческую музыку, куда и отправлен был он при вступлении на престол Государыни.

Он не долго находился там. Императрица скоро предприяла путешествие в Киев, и с нею весь круг двора. Сковорода прибыл туда при возвратном отбытии двора в С. Петербург, получа увольнение с чином придворнаго уставщика, остался в Киеве и паки начал учиться.

Круг наук, преподаваемых в Киеве, показался ему недостаточным. Он возжелал видеть чужие краи. Скоро представился повод к нему, и он воспользовался им всеохотно.

От двора отправлен был в Венгрию к Токайским садам генерал-майор Вишневский, который, для находившейся там греко-российской церкви, хотел иметь церковников, способных к службе и пению. Сковорода известен знанием музыки, голосом, желанием быть в чужих краях, разумением некоторых языков, представлен был Вишневскому одобрительно и взят им в покровительство.

Путешествуя с генералом сим, имел он случай, с позволения его и с помощию его, поехать из Венгрии в Вену, Офен, Презбург и прочия окольныя места, где, любопытствуя по охоте своей, старался знакомиться наипаче с людьми ученостию и знаниями отлично славимыми тогда. Он говорил весьма исправно и с особливою чистотою латинским и немецким языком, довольно разумел еллин-ский, почему и способствовался сими доставить себе знакомство и приязнь ученых, а с ними новыя познания, каковых не имел и не мог иметь в своем отечестве.

Возвратясь из чужих краев, наполнен ученостию, сведениями, знаниями, но с пустым карманом, в крайнем недостатке всего нуж-нейшаго, проживал он у своих прежних приятелей и знакомых. Как и сих состояние не весьма зажиточно было, то искали они случая, как бы употребиться ему с пользою его и общественною. Скоро открылось место учителя поезии в Переяславле, куда он и отправился по приглашению тамошняго епископа.

Сковорода, имея основательнее и обширнее знания в науках, нежели каковыя тогда были в училищах провинциальных, написал разсуждение о поезии и руководство к искуству оной так новым образом, что епископу показалось странным и несообразным прежнему старинному обычаю. Епископ приказал переменить и преподавать по тогдашнему обыкновенному образу учения. Сковорода, уверен будучи в знании своем и точности дела сего, не согласился переменить и оставить написанныя им правила для по-езии, которыя были простее и вразумительнее для учащихся, да и совсем новое и точное понятие давала об оной. Епископ требовал от него письменнаго ответа образом судебным через консисторию, для чего он не выполнил повеления. Сковорода ответствовал, что он полагается на суд всех знатоков в том, что разсуждение его о поезии и руководство, написанное им, есть правильное и основанное на природе сего искуства. При том в объяснении прибавил латинскую пословицу: Alia res sceptrum, alia plectrum, то есть иное дело пастырьский жезл, а иное пастушья свирель.

Епископ преобратя незнание свое в непослушание его, и самомнение о учености своей в гордость и высокоумие его, дал своеручное повеление на докладе консистории следующее: «Не живя-ше посреди дому моего творяй гордыню». По сему Сковорода выгнан был из училища переяславского не с честию. Сей был первый опыт твердости духа его.

Недостатки стесняли его крайне, но нелюбостяжательный нрав его поддерживал в нем веселость его.

Он перешол из училища жить к приятелю своему, который знал цену достоинств его, но не знал стеснения нужд его. Сковорода не смел просить помощи, а приятель не вздумал спросить его о надобности. И так переносил он нужды скромно, молчаливо, терпеливо, безропотно, не имея тогда, как только две худыя рубашки, один камлотной кафтан, одни башмаки, одни черные гарусные чулки. Нужда обработывала в нем сердце полезнейше и насеяла в нем семена терпения такия, которых плодами угобзясь жизнь его, соделала его мудрым и щастливым.

Не в далеком расстоянии имел жительство малороссийский знаменитый дворянин С. Т., которому потребен был учитель для сына его. Сковорода одобрен был ему от знакомых и приглашен им в деревню Каврай, где и поручен был ему сын в смотрение и науку.

Старик Т. от природы имел великий разум, и по службе обращаясь с иноземцами, приобрел нарочитые знания; однако придерживался много застарелых предубеждений, свойственных груба-го воспитания людям, которые смотрят с презрением на все то, что не одето гербами и не расписано родословиями.

Сковорода начал больше возделывать сердце молодого воспитанника своего и, разсматривая природныя склонности его, помогать только природе в ращении направлением легким, нежным, нечувствительным, а не безвременно обременять разум его науками, и воспитанник привязался к нему внутреннею любовию.

Читати далі

Відгуки читачів про книгу:

Додати відгук
  • 08.04.2016

    Корисність відгуку 1

    Отличная