Игра. Коготь дракона

Опис:

На что способен человек ради исполнения своего заветного желания? На предательство, убийство или на то и другое? Украинке Соне и пятнадцати подросткам из разных стран предстоит ответить на эти вопросы. Они — участники Игры, которую начали их предки тысячу лет назад. Очередным местом юбилейной Игры выбран Киев. Именно здесь произойдут те фантастические события, которые изменят до неузнаваемости и город, и самих ребят. Итак, Игра начинается...

Аннотация

На что способен человек ради исполнения своего заветного желания? На предательство, убийство или на то и другое? Украинке Соне и пятнадцати подросткам из разных стран предстоит ответить на эти вопросы. Они — участники Игры, которую начали их предки тысячу лет назад. Очередным местом юбилейной Игры выбран Киев. Именно здесь произойдут те фантастические события, которые изменят до неузнаваемости и город, и самих ребят. Итак, Игра начинается...

Анна Гончаренко

ИГРА. КОГОТЬ ДРАКОНА

Часть первая

Глава первая. Странный гость

Соня прокручивала у себя в голове все возможные варианты побега, но вариантов решительно не было. В миллиметре от ее носа находилась ненавистная белая дверь с бронзовой табличкой «15», а позади — суровый усатый сержант Петрович.

Похожий на сосиску палец cержанта вдавил кнопку звонка, и через секунду на пороге показалась неимоверно полная женщина с тонкими ярко-красными губами.

— Детка моя, где ты была? Я чуть с ума не сошла от волнения!

— Мы нашли ее на Андреевском спуске. Шлялась по улицам, слов­но какая-то бродяжка. Если она еще раз убежит из дому, ею займется инспектор по трудным подросткам, и тогда вас точно лишат опеки.

Услышав это, женщина тут же сгребла Соню в охапку и прижала к себе. Девушка попыталась освободиться, но куда там! Руки тетки держали ее покрепче оков.

— Это последний раз, обещаю. Девочка все еще не отошла от того страшного случая. Ну, кто может ее обвинить?

Сержант побледнел. Он принялся переминаться с ноги на ногу, как огромный старый слон.

— Да уж, после такого любой свихнулся бы. А девчонка вроде ничего, держится. Да только это не повод гулять ночью без присмотра. Случится чего ненароком.

Сержант вздохнул тяжело и попрощался. Тетка тем временем затащила Соню за порог, но как только дверь захлопнулась, с силой оттолк­нула от себя девушку:

— Да как ты смеешь, мерзавка! Сбегать из дому на два дня! Где тебя носило?

— Я ночевала на крыше заброшенного дома. И могу вас заверить, что там гораздо приятнее, чем здесь! — крикнула Соня.

От злости Карина Ивановна начала раздуваться, словно воздушный шар. Казалось, еще немного, и ее розовый шелковый халатик разлетится на мелкие кусочки.

— Я приютила тебя после смерти твоих родителей, хотя могла отправить в детский дом!

— А школа для трудных подростков — это вам не детский дом? Я не буду там учиться, вы меня не заставите!

— Расскажи это кому-нибудь другому. Ты пойдешь в эту школу, потому что я так сказала, — прошипела Карина Ивановна.

На этот раз Соня вынуждена была сделать шаг назад, так как не­имоверный бюст тетушки грозил придавить ее своей тяжестью.

— И не подумаю, — проговорила сквозь зубы девушка.

— Это мы еще посмотрим. А сейчас — марш в свою комнату! Никакого обеда и ужина! — рявкнула тетка и толкнула Соню к длинной винтовой лестнице.

Девушка бросилась вверх и остановилась, только захлопнув за собой дверь. Тяжело дыша, она опустилась на корточки и обхватила голову руками. Этот кошмар никогда не закончится...

* * *

Оставшись без ужина, Соня проворочалась у себя в кровати, пытаясь не слушать урчания желудка и не думать о своей новой школе. Два дня назад она побывала там вместе с теткой, и впечатления от этого места остались у нее самые ужасные. Стерильные коридоры без вазонов, кресел и плакатов. Окна намертво приклеены к раме — нипочем не откроешь. Натуральная тюрьма.

Директриса школы была похожа на засушенную гусеницу. Она долго измеряла Соню своими бесцветными глазами, а затем произнесла:

— Ваша девочка требует особого психологического подхода. Уверяю вас, наши специалисты вернут ее к активной жизни.

— Честно говоря, активности в ней и так хватает, — хохотнула Карина Ивановна и похлопала пухлой ладонью по руке Сони.

Девушка закатила глаза и поставила ступни на край стула.

— Сядьте нормально, леди! — процедила директриса ледяным тоном.

Соня не сдвинулась с места. Интересно, что здесь делают с подростками, когда те отказываются повиноваться?

— Я запомню это, леди, — проговорила директриса все тем же холодным тоном. — Обещаю, через год вы не узнаете свою девочку.

Вдруг в кабинет вломился мальчик. На вид ему было столько же, сколько и Соне, — лет 16. У него были гладкие темные волосы, зализанные на один бок, и совершенно круглое, как будто очерченное циркулем, лицо. Белоснежная кожа и розовые щечки делали его похожим на младенца-переростка. Одной пухлой ладошкой парень прикрывал здоровенный фингал под левым глазом, а второй — придерживал подтяжки. Очевидно, их кто-то недавно порвал, и поэтому клетчатые штаны грозили в любой момент свалиться.

— Ой, простите, — промямлил парень и вмиг стал белее двери, через которую он только что ворвался. — Я не знал, что у вас посетители.

— Очень мило, Петр. Вы так и не научились хорошим манерам. Как считаете, ночь в комнате раздумий научит вас стучать в дверь?

Читати далі
Додати відгук