Луковичные растения

Жанр: Энциклопедии, Садоводство, Хобби, искусства и ремесла, Семья

Правообладатель: Фоліо

Дата первой публикации: 2010

Описание:

Напряженный ритм современной жизни вызывает у человека обостренное желание общаться с природой. Такую возможность и дает нам цветоводство. В последнее время европейские веяния наконец достигли и нашей страны и очень модным стало разведение таких редких для нас растений, как комнатные гиацинты, крокусы, нарциссы и другие луковичные. Наша книга раскроет все тонкости выращивания и ухода за этими прекрасными цветами и поможет создать настоящий сад в вашем доме.

Аннотация

Напряженный ритм современной жизни вызывает у человека обостренное желание общаться с природой. Такую возможность и дает нам цветоводство. В последнее время европейские веяния наконец достигли и нашей страны и очень модным стало разведение таких редких для нас растений, как комнатные гиацинты, крокусы, нарциссы и другие луковичные.

Наша книга раскроет все тонкости выращивания и ухода за этими прекрасными цветами и поможет создать настоящий сад в вашем доме.

Татьяна Николаевна Дорошенко

ЛУКОВИЧНЫЕ РАСТЕНИЯ

Немного истории и географии

Современного человека декоративные растения сопровождают повсюду — на работе и в магазинах, в школах и больницах, в кафе и в театрах. Как только начинает обживаться новое помещение — тут же появляются и растения. Без них неуютно даже в самой роскошной квартире. Величественные пальмы и нежные фиалки, цветущие азалии и скромные суккуленты — все они наши комнатные растения, которые мы любим и о которых не устаем заботиться.

Но мало кто из нас задумывается о том, какой путь преодолели эти простые, по меркам сегодняшнего дня, растения, прежде чем из природной среды — влажных экваториальных лесов Южной Америки, саванн и пустынь Африки — попали в наши квартиры, о том, как трудно было их перевозить и «приручать». То, что сегодня так роскошно цветет на подоконнике, в прошлом могло быть неприметным растением у себя на родине. И только упорный труд многих поколений цветоводов-селекционеров превратил незаметных «дикарей» в достойных представителей комнатного цветоводства.


Агавы в природе довольно большие растения

Кстати. В старинных русских книгах для цветоводов герань называли «журавлиным носом». И латинское название «пеларгония» происходит от слова «пеларгос» — журавль. Столбик цветка герани после опыления разрастается в длинный «клювик», напоминающий клюв журавля.

В подавляющем большинстве растения, которые мы выращиваем в наших квартирах, — это потомки флоры далеких стран, которые получили свои имена от нас.


Алоэ похоже на небольшое дерево

Хорошо известные алоэ и агавы — на родине (Южная, Центральная и Северная Америка, острова Карибского бассейна) довольно крупные растения. Так, длина листьев у отдельных видов агав достигает 2,7 метра. «Вифлеемская звезда» — пуансеттия — неотъемлемое украшение праздника Рождества в Мексике. Эта родственница обычного молочая произрастает у себя на родине в виде многолетнего кустарника до 3 метров в высоту. К роду фикус (Ficus) относится ряд известнейших в комнатных условиях растений. Происходит род из тропической Азии. Это многолетние древесные, кустарниковые растения, реже лианы. На родине некоторые из них достигают огромных размеров. И только вмешательство садоводов позволило уменьшить эти растения-гиганты до приемлемых для наших квартир размеров.


Такой фикус вряд ли поместится на подоконнике

Растения, пришедшие к нам из дальних стран, где у них были совершенно иные условия роста, ко всему прочему должны приспособиться еще и к тесным горшкам. Поэтому, несмотря на то, что садоводы прилагают все усилия, чтобы адаптировать «чужеземцев» к умеренному климату и даже к душным помещениям, основная тяжесть забот ложится на наши собственные плечи. При помощи всевозможных доступных средств мы должны не только помочь выжить своим экзотическим гостям, но и сделать такое существование приятным для них.

Но как же эти гости вообще могли появиться у нас на подоконниках?

Исследователи, авантюристы и любители, которые в прошлые века, зачастую рискуя жизнью, пробирались в тропические джунгли и саванны, влажные леса Южной Америки и Океании, в горные районы Гималаев и Анд в поисках представителей экзотической флоры, знали очень мало и о самих этих землях, и об их жителях, а о собранных растениях и того меньше.

К тяжелым, часто продолжавшимся долгие годы путешествиям пароходом, на лодке, на муле и пешком добавлялась еще одна, в то время почти непреодолимая трудность — сохранить собранные растения. Капитаны торговых судов вовсе не имели к такому грузу интереса. Растения требовали постоянного ухода, защиты от корабельных крыс, на них расходовалась ценная пресная вода. Поэтому деревянные ящики с нежными растениями считали балластом и во время шторма первыми выбрасывали за борт.


Возможно, такие каравеллы привозили новые растения

Сегодня вызывает удивление и восхищение то, что некоторые из этих растений все-таки попадали в порты назначения в Англии, Франции или Голландии. Ботаник и коллекционер Джон Ливингстон, работавший врачом в Ост-Индской компании (крупнейшем Обществе голландских купцов), писал в 1819 году из китайского города Кантон в Английское садоводческое общество: «Из моих наблюдений вытекает, что на одно растение, которое перенесло путь в Англию, приходится тысяча погубленных и потерянных».

Кажется невероятным, но самым простым, дешевым и надежным способом доставки экзотических растений — семенами — «охотники за растениями» XIX века еще не владели. Получение растений из неизвестных семян было в те времена таким же трудным делом, как и их транспортировка, так как большую роль в деятельности собирателей играл случай, нежели кропотливое наблюдение за растениями.

А как определить нужные семена, если не застать цветения? И даже когда собиратели и находили семенные коробочки,

откуда им было знать, от каких они растений, если именно они сначала их открывали, а классифицировали значительно позже? К тому же, разные семена имеют разную всхожесть и их жизнеспособность ограниченна. Так, семена юкки — декоративно-лиственного растения,распространенного от Северной до Центральной Америки, необходимо высаживать сразу же после их созревания, а всхожесть семян циртантуса (луковичное растение из Южной Африки) сохраняется 1 — 1,5 года.

Это интересно! Известны случаи, когда растения даже воровали. Французский капитан де Клие привез похищенный у голландцев черенок кофе на остров Мартинику. Это растение положило основу всем (!) французским плантациям кофе. Благодарные соотечественники поставили капитану памятник.

Однако попытки сохранить семена на время длительных путешествий все-таки предпринимались. Их пытались перевозить в пчелином воске и в залитых сургучом бутылках, в свиной печени и консервировать с помощью соли и сахара, а также в смеси нашатырного спирта и селитры. Чем закончились эти попытки — истории не известно.

В 30-е годы XVIII века лондонский врач и естествоиспытатель Натаниэл Уорд сделал эпохальное изобретение, в истории ботаники получившее название «ящик Уорда» — переносная, герметично закрывающаяся стеклянная емкость для цветов. Это значительно расширило возможности транспортировки растений из дальних стран. «Ящик Уорда», возможно, не уберег последующих «охотников за растениями» от опасностей в дерзких экспедициях, но можно с уверенностью сказать, что спас большинство из их ботанических открытий и находок.


Тюльпаны Голландии

Луковичные и клубнелуковичные растения были в числе первых растений, благополучно добравшихся в ботанические сады Англии, Франции и Голландии. Это объясняется в основном особенностями их строения. Луковица — средоточие запаса питательных веществ, необходимых для развития растения. Она подобна спящей красавице, разбудить ее может лишь стечение благоприятных обстоятельств. Но если она проснулась — целые страны падали к ее ногам.

Интересна история тюльпанов в Голландии. Любовь к этим растениям в свое время превратилась в настоящую «тюльпаноманию». Стоимость луковиц редких сортов доходила до баснословных размеров: например, за одну луковицу сорта «Вицекороль» покупатель уплатил два воза пшеницы, четыре воза ржи, четыре вола, восемь свиней, двенадцать овец, пятьсот литров вина, четыре бочки пива, два бочонка масла, тысячу фунтов сыра, кровать с балдахином и набором белья, штуку ткани и серебряный кубок — всего добра на 2500 флоринов!


Так выращивают нарциссы

А луковица сорта «Semper augustus» весом неполных 20 граммов была продана за 4600 флоринов, пару лошадей и карету.

Кстати. Считается, что слово «биржа» (от немецкого Borse) произошло от жившего в городе Брюгге знатного семейства с фламандской фамилией Ван-дер-Берзе, уступившей свои роскошные помещения для торговли луковицами.

Спекулянты скупали участки тюльпанов, даже не зная, что на них вырастет. Разбогатеть было можно, только имея необыкновенные экземпляры растений, а это нередко оказывалось делом случая. Луковицы выращивали дворяне и ткачи, торговцы и плотники, трубочисты и слуги. Люди быстро обогащались и разорялись, совершали самоубийства, попадали в тюрьмы. Тюльпаны цвели в садах по всей Голландии, обладатели редких сортов сторожили их ночи напролет. Лихорадка продолжалась 3 года, с 1634 по 1637 год. Но сколь стремительно «тюльпаномания» началась, столь же быстро она пошла на убыль. Голландские генеральные штаты, собравшись 27 апреля 1637 года в Гаарлеме, издали закон, которым все сделки по луковицам тюльпанов были признаны безусловно вредными, и всякая отныне по ним спекуляция каралась законом. Многие семьи разорились — их деньги были вложены в луковицы, которые нельзя было продать и за одну двадцатую вчерашней стоимости. Тюльпановое безумие ушло, и люди стали возвращаться к своим повседневным делам — нередко они оставались без мастерских и инструментов, обменянных на такие ценные еще недавно маленькие луковицы.


Выращивание гиацинтов

Однако любовь к разведению луковичных цветов у голландцев осталась. Тысячи гектаров земли осушенного Харлемского озера отданы луковицам тюльпанов, нарциссов, крокусов и гиацинтов.

Читать далее
Добавить отзыв